Олег Стриженов порвал телеграмму, в которой было написано: «Вы — Вронский»

Главный советский аристократ

08.08.2014 в 16:04, просмотров: 22317

10 августа народному артисту СССР Олегу Стриженову исполнится 85 лет. Его все время сравнивали с Жераром Филипом, причем не только на родине, но и в Париже, пытались ограничить образами романтических героев, заваливали сценариями про дворян и белых офицеров. А он мечтал сыграть настоящего русского человека.

Олег Стриженов порвал телеграмму, в которой было написано:  «Вы — Вронский»
фото: Лилия Шарловская
С женой и внучкой.

Все было вполне закономерно, ведь родился Стриженов в семье выпускницы Мариинской гимназии при институте императрицы Марии Федоровны и выпускника Николаевской кавалерийской школы, ставшего красным командиром. Семья жила в Персии и Туркестане, в Грузии и на Украине, прежде чем обосновалась в Москве. Там-то Олег Стриженов и закончил Театральное училище им. Б.Щукина. А потом поехал работать в Русский драматический театр Таллина, где его приметили и пригласили в кино. Красавец блондин с зелеными глазами сыграл главную роль в картине «Овод» Александра Файнциммера и стал знаменит так, как нынешним «звездам» и не снилось.

После фильма «Сорок первый» Григория Чухрая Стриженова стали называть «синеглазеньким», вслед за Марюткой — героиней Изольды Извицкой, полюбившей его поручика Говоруху-Отрока, и закрепил его на Олимпе советского кино. Фильм показали на Каннском кинофестивале, и в адрес Стриженова посыпались предложения сняться в западных картинах. Только он об этом ничего не знал. На все запросы советские чиновники отвечали: артист Стриженов очень занят, сниматься не может. Но в заграничных проектах он все же поучаствовал. Сыграл тверского купца-путешественника Афанасия Никитина в совместной советско-индийской картине «Хождение за три моря».

У него множество ролей классического репертуара — от Петра Гринева в «Капитанской дочке» до Мечтателя из «Белых ночей» по Достоевскому в постановке Ивана Пырьева. Он десять лет проработал во МХАТе, застав там знаменитых «стариков», после которых трудно было с кем-либо работать. Он познал лучшее, что могла подарить актерская судьба. И стал очень избирателен. В кино в последний раз Стриженова мы видели в 2000 году, в картине Ольги и Владимира Басовых «Вместо меня». А дальше — многолетняя тишина. Правда, сейчас он снимается в сериале «Пять звезд», что само по себе удивительно при его-то требовательности.

«Неподсуден».

Валерий Усков: «Олег был обижен на Бондарчука»

Разговариваем с Валерием Усковым, классиком телевизионного кино, снявшим в тандеме с Владимиром Краснопольским «Вечный зов» и «Тени исчезают в полдень». С Олегом Стриженовым он встретился на картине «Неподсуден».

— Вы знаете толк в актерах. В чем разница между Стриженовым и нынешними звездами кино?

— Олег Стриженов — особый актер, с огромным эмоциональным наполнением. У нас была кинопроба на фильме «Неподсуден». Мы просмотрели много уважаемых и известных актеров. Все они хорошо играли. Но вот пришел Олег, и мы ему предложили сесть на стул и просто подумать о своей жизни. Минут десять его снимали. Умение молчать на экране идет у Олега от огромного внутреннего напряжения и силы. Современные актеры больше двигаются, стреляют, убивают на экране, забавляются в постели. И Стриженов сумел бы это сделать. В «Мексиканце» он великолепно дрался. Но ценность Олега в том, что он — глубокий актер. У него проникающий взгляд. Смотришь на него — и глаз не можешь оторвать. На этом и построен фильм «Неподсуден», имевший огромный успех. Мы собрали миллионы зрителей. А Олег был признан лучшим актером года в 1970-м. В чем его прелесть? В том, что он умеет молчать. И говорить — тоже, а не просто произносить слова. У него каждое слово прожито. Он может разговаривать глазами. Порой ему даже не надо слов. Все и так понятно. Это дар. Я считаю, что Стриженов — большой, великий актер.

— Сейчас невозможно представить, чтобы актер отказался играть Гамлета, да еще у режиссера такого уровня, как Козинцев, или Андрея Болконского в «Войне и мире» у Сергея Бондарчука. Но Стриженов именно так поступил.

— Олег на моих глазах отказался от роли Болконского. Это было после фильма «Неподсуден». Бондарчук вызвал его на пробы, которые оказались великолепными. Но Олег был страшно обижен на Сергея Федоровича. Дело в том, что еще до того, как картина была запущена, зрители писали, что видят в роли Болконского именно Стриженова. А Бондарчук вызывал всех, кроме Олега. Отсюда и обида. Стриженов считал, что с него должны были начать пробы, а его вызвали последним. Еще характер у Олега своеобразный. Министр культуры Екатерина Фурцева чуть ли не на коленях перед ним стояла, умоляла сыграть князя Андрея. Но Стриженов ответил: «Не буду! Вы меня не заставите. Я даже не член профсоюза». Вячеслав Тихонов — хороший актер, но у Стриженова проба была лучше.

При мне Олег отказался и от роли Вронского в «Анне Карениной» у Александра Зархи. Стриженов был в Ленинграде, когда пришла телеграмма: «Вы — Вронский. Зархи». Прочитал ее и порвал. Казалось бы, его утвердили без проб, сразу. Радуйся. Но и это было для него плохо. «Что же Зархи мне телеграммы шлет? Не вызвал, не поговорил. Может быть, мне его замысел с художественной точки зрения не подходит», — сказал он тогда. Такой характер у Олега непростой. Но я его любил. Мы подружились с ними, выпили немало. Здоровье позволяло. В театральном училище Стриженов лучше всех играл в волейбол. Некоторые даже специально приходили на него посмотреть: как он прыгает, гасит мяч. Это было красиво.

— Видимо, многие режиссеры его побаивались, оттого и не приглашали в свои картины.

— С ним непросто. Но он у меня снимался аккуратно, добросовестно. Всегда был в хорошей форме, не сорвал ни одной съемки. Человек он дисциплинированный, подтягивает своим присутствием всю группу.

От Стриженова было глаз не оторвать. Как никто другой он умел молчать. Посмотрит — и в его глазах можно прочесть внутренний монолог. Это редкое дарование. Олег имел дикий успех после того, как снялся в «Оводе», «Сорок первом», «Мексиканце». Ему трудно жилось. К нему лезли все подряд, предлагали выпить. Тяжело было со зрителями и поклонниками. Но он молодец! Выдержал и это испытание.

«Звезда пленительного счастья».

Наталья Бондарчук: «Ему не надо было играть князя. Аристократизм в нем и без того присутствовал»

Наталья Бондарчук снималась с Олегом Стриженовым дважды: в картине «Звезда пленительного счастья» Владимира Мотыля, где они сыграли чету Волконских, и у Сергея Герасимова в фильме «Юность Петра».

— Как складывался ваш дуэт в фильме Мотыля?

— Владимир Яковлевич Мотыль утвердил меня фактически без проб. После «Соляриса» Тарковского он пригласил меня поговорить и предложил роль моей любимой Марии Волконской, которую я знала с 11 лет, зачитывалась ее «Записками». Потом мы в Петербурге пробовались уже с Олегом, примеряли костюмы, грим, характеры. Я его полюбила после картины Григория Чухрая «Сорок первый». Это один из красивейших актеров советского кино. И я была очень рада, когда мы встретились на картине «Звезда пленительного счастья». Он сыграл декабриста Сергея Волконского блестяще. У нас с ним мало общих сцен. Самая важная — та, где я целую кандалы мужа, смотрю на него и вижу его страдальческие глаз. Олег потрясающе сыграл эту сцену. Но самая интересная, на мой взгляд, другая — без моего участия, где Раевский спрашивает Волконского о том, чего он и его сподвижники хотели от восстания, — власти? И Волконский-Стриженов отвечает, что если бы они победили, то тут же отказались бы от нее. Князь Волконский был богатейшим человеком. И тут очень помогла присущая Олегу породистость. У него такая изысканная, интеллигентная внешность, которая давала ему массу преимуществ. Ему не надо было играть князя. Дворянский дух, аристократизм в нем и без того присутствовали. А это было главным в этой роли, поскольку князь Волконский был человеком «голубых кровей», интеллигентным, красивым и мужественным. Все это в Олеге было. Есть сцена с генералом Николаем Раевским, когда Волконский оборачивается и говорит ему всего лишь одно слово: «Простите». И то, как Стриженов его произносит, для меня является верхом актерского мастерства. Буквально одно слово, но какая точнейшая интонация!

— Это ведь не единственная ваша встреча на площадке…

— В «Юности Петра» Сергея Герасимова мы тоже встретились. Олег сыграл князя Голицына. Сергей Аполлинариевич, у которого я училась во ВГИКе, репетировал со мной царевну Софью, когда я еще была второкурсницей. Мы снимались с Олегом в Москве, в кремлевских палатах, и в Германии. Опять же он сыграл великолепно надломленного человека, который по сути своей не был воеводой. Можно сказать, что Стриженов дважды сыграл декабриста: в «Звезде пленительного счастья» и в «Юности Петра», где его герой — декабрист эпохи Петра I и царевны Софьи. Как воин он проигрывал, а как талантливый человек увлек Софью своими идеями. Он хотел что-то доброе сделать для России. Не получилось. И все это сыграно очень тонко, достойно и красиво.

Олегу Стриженову дано многое: безумно красивая внешность, талант. Он интересно сыграл еще одну роль, вместе с Сережей Безруковым у Владимира Басова-младшего в картине «Вместо меня». Тут верх и низ есть, преисподняя и что-то от Бога — все в одном человеке. Эта роль достойна всяческих похвал.