Быть Бэтменом и не умереть

Грузинский диктатор и кресло для украинского режиссера на Венецианском кинофестивале

29.08.2014 в 19:36, просмотров: 2422

71-й Венецианский кинофестиваль, проходящий в эти дни на острове Лидо, открыла конкурсная лента «Бёрдмен» («Человек-птица») мексиканского режиссера Алехандро Гонсалеса Иньярриту, давно освоившего Голливуд. Она напомнила о судьбе Робина Уильямса и Филипа Сеймура Хоффмана, хотя задумана была до их трагического ухода.

Быть Бэтменом и не умереть
фото: AP
Тим Рот оставлял автографы на своих фото.

Фильм рассказывает о переживаниях немолодого актера, теряющего былую славу. Главную роль исполнил Майкл Китон. Когда-то он, как и его герой, играл крылатого супермена в картинах «Бэтмен» (1989) и «Бэтмен возвращается» (1992). До сих пор он стоит за его плечами, а в фильме Иньярриту появляется на экране как альтер эго. Риск, безусловно, был: изначально Китон обрекал себя на сравнения с новым героем. Иньярриту предложил ему сценарий, после чего они отправились на ланч, как принято у бродвейских режиссеров (не зря стареющий актер в «Бёрдмене» работает на Бродвее). И Китон задал вопрос: «Ты хочешь сделать меня смешным?». Иньярриту пришлось объяснить, что все не так просто и фильм потребует от Китона преодоления целой кучи дерьма. После обеда Майкл сказал, что Иньярриту может рассчитывать на него.

Поначалу переживания бродвейских актеров, их глупое соперничество кажутся ничтожными и малоинтересными. Но потом происходит перелом, стоит только герою Китона в одних трусах оказаться в самой гуще Таймс-сквер. А его полеты во сне и наяву — это нечто, подвластное только мощным режиссерам, как Иньярриту, как и трагикомический финал, выдавать который нельзя, чтобы не лишить зрителей сюрпризов. На фестивале тут же вспомнили о меланхолии, как принято называть депрессивное состояние, охватившее Робина Уильямса и Филипа Сеймура Хоффмана. Жизнь и карьера складываются блестяще, но есть то, что остается за кадром и приводит к трагическому уходу.

Съемочная группа «Бёрдмена» украсила церемонию открытия. Безукоризненно элегантный Эдвард Нортон, блестяще сыгравший молодого соперника главного героя, с триумфом прошел по красной дорожке. Правда, по числу поклонников первенство держал британский актер и член жюри Тим Рот. Публика пришла подготовленная — с его фотографиями, на которых он и оставлял автографы. А возглавил жюри французский композитор Александр Депла, написавший музыку к «Гарри Поттеру» и «Отелю «Гранд Будапешт».

Два пустых кресла для жюри вынесли в знак солидарности с иранской документалисткой и актрисой Махнас Мохаммади, арестованной 7 июня в четвертый раз (в вину ей вменяется критика иранского правительства), и украинским режиссером и уроженцем Крыма Олегом Сенцовым. Он арестован 11 мая по обвинению в терроризме и находится в московском СИЗО.

Вторую конкурсную программу «Горизонты» открыла картина «Президент» иранского режиссера, живущего во Франции, Мохсена Махмальбафа. «Президент» снят в Грузии. Он одной группы крови с «Покаянием» Тенгиза Абуладзе. Более того, один из героев Махмальбафа — генерал в красной форме — удивительно похож на героя Автандила Махарадзе, Варлама. В картине снимались грузинские актеры, а главную роль — президента и диктатора некоего кавказского государства — исполнил Михаил Гомиашвили. На экране появляется полуразрушенное здание с надписью на русском языке «Школа №1», прозвучат и две песни на русском: «Была бы водочка, а остальное трын-трава» и «В моем сердце только ты», спетая на цыганский манер. Все реально и в то же время театрализованно, как в «Покаянии». Отвергнутый своим доведенным до ручки народом бывший президент подался в бега. Вместе с пятилетним внуком они скитаются по стране, знакомятся с простыми людьми, выступают как уличные музыканты, а потом будут едва не распяты своим народом. Махмальбаф давно уже освоил территорию бывшего СССР. Жил и работал в Таджикистане, Киргизии. Теперь в Грузии снял абсолютно универсальную историю о том, что власть не вечна и за все придется рано или поздно отвечать.

Сразу две сильные документальные картины показали на фестивале. В конкурсе — «Тихий взгляд» Джошуа Оппенхеймера о геноциде в Индонезии в 60-х годах прошлого столетия. Жертвы режима — кому-то из них по сто лет — каким-то образом уживаются с теми, кто мучил и уничтожал их семьи. Некоторые кадры подобны величественным живописным полотнам — хоть в раму обрамляй.

Неконкурсный документальный фильм «В подвале» австрийского режиссера Ульриха Зайдля производит шокирующее впечатление. Чем там только не занимаются его соотечественники. В лучшем случае поют и играют на музыкальных инструментах. А в основном стреляют по мишеням, предаются изощренным телесным удовольствиям. Одна из посетительниц подвала вынимает из коробки младенца, прижимает к себе маленького узника. Не сразу понимаешь, что это кукла. Здоровенный раб с ошейником вылизывает языком унитаз в доме своей госпожи, служит ей … туалетной бумагой. У его повелительницы, рассуждающей о своей доминирующей роли, размещен в подвале целый арсенал приспособлений для занятий сексом. Она навешивает на мужское достоинство раба гири, подвешивает его за причинное место к чудовищному агрегату. Кто-то добровольно сидит в клетке и подвергается ударам плетью. Добропорядочный мужчина создает в подвале музей с портретами Гитлера, манекенами в нацистскую форме. Вместе с друзьями он попивает вино и поет в интерьере, обставленном свастикой. Можно только удивляться, как все эти странные, мягко говоря, люди не скрываются от камеры, идут на контакт с режиссером, не боятся показывать лица и указывать свои имена в титрах.

Очередная картина южнокорейского режиссера Ким Ки-дука «Один на один» открыла программу «Дни Венеции». Такое ощущение, что он печет свои фильмы как пирожки. На экране бесконечное членовредительство и пытки, головы, которые разбивают молотком как орехи. Зараженные коммунистическим вирусом люди устраивают бессмысленный беспредел, и все ради того, чтобы мы поняли: наказание неизбежно. Чтобы не стать жертвой расправы, постарайтесь не посещать рестораны, не встречаться с официантами. На них многое завязано у Ким Ки Дука, который, сняв очередной страшный фильм, кротко улыбается и поет на фестивале свою любимую песню «Ариран».