Шекспира сыграли в старинном буфете

В театре «Тень» теперь можно заказывать спектакль

В Москве появился спектакль, который зритель заказывает сам. Причем не в Интернете, а прямо в зале, за столиками. Кук-театр «У Шекспира» открыл театр «Тень», известный как создатель знаменитого лиликанского театра. Их новое детище, судя по всему, обещает стать долгоиграющим проектом — ведь у Вильяма нашего Шекспира 37 пьес, а у Александра Николаевича нашего Островского — аж 57. На шекспировской кухне побывал обозреватель «МК».

В театре «Тень» теперь можно заказывать спектакль
Фото: пресс-служба театра

Осматриваюсь в небольшом зале: да, обстановочка на спектакле самая что ни на есть домашняя. Никаких рядов — пять столиков на троих каждый и барная стойка с венскими стульями — для приглашенных. На столах маленький печальный ослик с повозкой, груженной хлебной соломкой, как дровами (соломка улетает точно семечки). На полке вдоль окна — чай и сок для всех и бесплатно. Ну и, наконец, главный предмет — старинный буфет, огромный, резной — он-то и есть театр, внутри которого играют Шекспира на выбор и по желанию.

На столиках тяжелое меню, поскольку деревянное. Из блюд предлагаются: «Тит Андроник», «Два веронца», «Много шума из ничего», «Юлий Цезарь», «Отелло» с подробным описанием — герои, сюжет и пр.

— Вы можете выбрать любое произведение Шекспира, и мы вам его представим, — говорит Майя Краснопольская, автор проекта и режиссер вместе с Ильей Эппельбаумом. — Каждый спектакль длится от 5 до 15 минут. Итак, делайте ваш выбор!

— «Много шума из ничего», — заказывает столик из второго ряда.

— Замечательный выбор, поздравляю! Встречайте: «Много шума из ничего», пьеса об укрощении строптивой жены мужем. Но перед ним мы обязательно представим вам пролог.

В прологе три куколки — это Шекспир в трех ипостасях: комедиограф, трагик и классик. Поэтому последний крупнее и солиднее товарищей. А говорит Шекспир голосом Сергея Юрского. После дают «Укрощение строптивой».

Здесь открытый прием во всем, и, кажется, никаких секретов от публики — от рассказа, как «резали» Шекспира по живому (даже объявляли конкурс на сокращение), до рук актеров в кружевных манжетах, опускаемых сверху на столешницу буфета — расставляют в мизансценах куколок, меняют предметы. Строптивую Катарину (длинная, худющая, как макаронина) под «русскую народную» «Катюшу» Петруччо (маленький, пузатенький) перевоспитывает в шелковую супругу минут за семь, действуя методами армейского прапора. «Встала, отжалась, перевернулась, еще перевернулась, достала луну. Не солнце, луну» — бледная Катарина прыгает и скачет как заведенная. За всех персонажей говорит Валерий Гаркалин. Смешной текст, остроумный ход — и так в каждой части.

На смену «Укрощению» приходит «Юлий Цезарь», где всех заговорщиков вслед за Цезарем нанизывают, как шашлык, на шампур. Но такое неслыханное злодейство — ерунда в сравнении с тем, что произойдет в «Тите Андронике» — самой первой пьесе будущего английского классика и считающейся самой кровавой: трупов там не счесть. Но «Тита» Краснопольская просит отложить на театральный десерт, ибо после него ни одна пьеса адекватно восприниматься не будет.

Пауза между пьесами — тоже мини-спектакль: торжественно гостям артисты, которые только что были за буфетом и ширмой, выносят закуски и десерты, но... Это вам не какие-то там бутерброды с заветрившейся осетринкой или котлета по-киевски. Блюда так же изобретательны, как и сами спектаклики. Вот, скажем, на тарелке эскадра из кораблей (очевидно, венецианского флота) — пузатые паруса воткнуты в маленькие бананчики. Или группа благородных дам — юбка из пышного безе, лицо — виноградинка под шляпкой из спелой клубнички. И все это под пальмами, составленными из: мини-сосисок (ствол), болгарский перец (крона), круглая булочка (основание пальмы). Причем перемен блюд столько, сколько спектаклей — пять. И все это (хлеб и зрелище) за 6 тысяч на троих.

— Следующий заказ у нас, — объявляет Майя Краснопольская, — «Отелло». Эту пару мы решили озвучить семейной актерской парой, вы можете выбрать — Константин Райкин с Еленой Бутенко или Игорь Золотовицкий с Верой Харыбиной.

Народ выбирает Райкина, и тот голосом, сравнимым с органом, требует от Дездемоны в доказательство верности предъявить платок. Платок, как фантом, парит над влюбленными и саваном накрывает их в конце пятиминутного действия. «Два веронца» оказались премилой вещицей, после которой кровавый «Тит Андроник» (реж. Вячеслав Игнатов) с выколотыми глазами, отрезанными языками и убиенными детьми прошел как «криминальное чтиво» Тарантино.

Остается добавить, что куклы, занятые в пьесах Шекспира для взрослых, более чем оригинальные и весьма разнообразны.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Само название «кук-театр» происходит от имени основателя первого подобного заведения в Дании XVII века Олле Ноэля Кука (Olle Noel Koek). Позже подобные увеселительные места получили распространение не только на территории Дании, но и в Голландии, Зеландской Фландрии, Франции и частично Пруссии. При Петре I в России было представлено первое «варьете» из Голландии в виде передвижного шатра для «черни». Чтобы не платить за выступления артистам, их заменили маленькими деревянными куклами. Над шатром висела вывеска «Koek-Olle-Noel KAFE». 

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру