NET фиксирует расцвет

Наконец-то наша Мельпомена заговорила с Европой на одном языке

...Не удивляйтесь, если увидите в как всегда классной программе фестиваля NET-2014 (который нынче открывается в Москве) помимо маститых европейцев (Тальхаймер, Доннеллан) такое количество лидеров «новой российской режиссуры» — Марфу Горовиц, Волкострелова, Серебренникова, Богомолова, Диденко. В этом «включении» свой особый смысл: NET тем самым словно подчеркивает, что наконец-то Россия оказалась вписана в мировой эстетический контекст, заговорила с окружающим миром на одном языке; для «МК» основные акценты расставляет арт-директор фестиваля Роман Должанский.

Наконец-то наша Мельпомена заговорила с Европой на одном языке
Фото: Stephen Cummiskey

— Роман, фестиваль, существующий с 1998 года, так и замышлялся изначально как прорубающий «окно в Европу»... Миссия выполнена?

— Себя хвалить нехорошо, но так получилось, что на этот форум мы собрали все первые имена — букет невообразимо интересный, здесь каждый найдет что-то по своему вкусу. Но главное, что за 15 лет у NETа сформировался свой зритель: люди ждут смотр с большим нетерпением и... доверяют нашему вкусу. Хотя, наверное, многие идут на уже известные имена, вроде Деклана Доннеллана...

— Доннеллан, чтоб читателю было понятно, покажет спектакль «Король Убю»...

— Причем режиссер предстанет с совершенно неожиданной стороны, может, даже кого-то из своих поклонников разочарует. Но нам, организаторам, интересно, как Деклан находит новые краски для него не характерные... Программа, впрочем, составлена так, что хорошо известные имена сочетаются с «открытиями»; на форуме-2014 их два — это спектакль «Деменция» венгерского театра «Протон» и режиссера Корнеля Мундруцо (им открывается NET) и «Зимний путь» (копродукция многих фестивалей в режиссуре Уильяма Кентриджа). Это синтетический, музыкально-анимационный спектакль, очень необычный...

— А что это за открытая репетиция спектакля «Человеческое использование человеческих существ» Ромео Кастеллуччи?

— Ну разумеется, Ромео Кастеллуччи — известный современный художник, работающий сейчас в московском «Электротеатре СТАНИСЛАВСКИЙ». Так вот, по техническим причинам театр перенес премьеру на март 2015 года. Но нам показалось необходимым все же включить это в программу — пусть даже в формате репетиции. Потому что, если говорить простыми словами о сути NETа, — мы ориентируемся на Европу в противовес определенным идеям, которые рождаются в головах некоторых наших чиновников.

— Отсюда, вероятно, и столь обширная московская программа...

— Да, это и «Практика», и Театр наций, и Центр им. Мейерхольда etc. Обычно наших театров меньше, а в этом году мы их включили намеренно — показать общность поисков, смысловых полей между, условно говоря, российским и европейским театрами. Понятно, что русский театр очень разный по своей природе, но из нашей подборки зритель увидит, как перекликаются темы и смыслы (скажем, тема религиозного фундаментализма и его влияние на современное общество в «Тартюфе» Михаэля Тальхаймера и... в спектакле «(М)ученики» Серебренникова).

— Это сколько ж десятилетий спустя возникла общность тем?..

— Так в этом как раз большая заслуга фестивалей (не только нашего). Ведь когда NET только начинался, нам казалось, что в Москве наблюдается огромное отставание от Запада. А сейчас... если технологически Россия мало что сделала, чтобы догнать постиндустриальное общество, то в искусстве, в театре мы вполне включены в общеевропейский контекст. Остается надеяться, что никакие обстоятельства хотя бы этого прогрессивного движения не прекратят.

— Как раз хотел задать вопрос о состоянии здоровья российского театра...

— Понятно, что всегда принято театр ругать — того мало, этого мало, — а вот мне кажется, что если от чего-то из происходящего в государстве я и испытываю удовлетворение на данном этапе, то именно от театрального развития. Это же удивительно, что на фоне столь тревожных и трагических политических событий происходит небывалый расцвет современного театра.

— Хотя расцвет этот тоже происходит непропорционально...

— Ну да, с огромным количеством проблем, какого-то балласта, вопреки общим стандартам... Но такое чудо, что посреди всего этого вдруг возникают совершенно новые интересные места, талантливые люди приходят в старые государственные институции, оживляя их. Это парадоксальный и потрясающий процесс, еще требующий своего осмысления.