«Золото скифов» довели до суда: крымские музеи подают иск к амстердамским коллегам

«Мы будем бороться до конца»

Видимо, неприятный прецедент со «скифской выставкой» еще долго не уйдет с повестки дня: после неудачной попытки разрулить ситуацию вне юридического поля, музеи Крыма (в их числе — «Херсонес Таврический», Керченский заповедник, Музей Тавриды и Бахчисарайский заповедник) объединились, чтобы подать коллективный иск в суд Амстердама к... а вот к кому — нам осторожно рассказал директор Музея Тавриды Андрей Мальгин.

«Мы будем бороться до конца»

Напомним, что выставка в Музее Алларда Пирсона (это археологический музей Амстердамского университета, в котором экспонируются артефакты древних цивилизаций) под названием «Крым. Золото и тайны Черного моря» открылась еще 7 февраля 2014 года, и на ней было представлено до 2000 экспонатов из пяти музеев — четырех крымских и одного киевского.

После известных событий на Украине руководство Музея Алларда Пирсона затормозило возврат крымской части ценностей: дескать, музейный фонд — это госсобственность, и все нужно вернуть не российскому — теперь уже — Крыму, а Киеву. Начались бесконечные переговоры на разных уровнях, но воз по сей день остается на месте...

— Этот общий иск, — спрашиваем мы у Андрея Мальгина, — последнее возможное сегодня средство для решения проблемы?

— Думаю, да. Ведь прошло достаточно времени с момента невозврата коллекции, прочие средства оказались исчерпаны, и теперь мы подаем иск к руководству Музея Алларда Пирсона.

— А в эту «драку» вовлечено только руководство музея или какие-то высокие культурные начальники Нидерландов?

— Мне ничего, увы, об этом не известно. Комментировать что-либо сейчас пока рано.

— То есть этот процесс может затянуться на длительный срок?

— Скажу только одно. Сейчас над делом работают юристы, подробностей раскрывать не могу, но мы испытываем оптимизм касательно перспектив данного иска.

Куратор проекта Валентина Мордвинцева также заверила «МК», что «по отношению к нидерландской стороне — вне суда — сделано всё возможное, ничего мы больше сделать не в состоянии, так что остается лишь идти в суд, и мы будем бороться до конца, каким бы ни было решение суда в Амстердаме: в нашу пользу — значит, в нашу, а нет — будет подавать апелляцию; так просто это не оставим».