Бунин может быть признан праведником за укрытие евреев в годы войны

Юрий Каннер, президент РЕК: «В мире очень мало настоящих гуманитарных авторитетов»

26.03.2015 в 19:33, просмотров: 12585

Российский еврейский конгресс совместно с Центром «Холокост» подали заявку в отдел Праведников мемориала «Яд ва-Шем» (Иерусалим) с предложением признать нобелевского лауреата Ивана Бунина и его супругу Веру Муромцеву-Бунину Праведниками народов мира, и заявка, что важно, была принята. Столь почетное звание присуждается тем, кто, рискуя жизнью, спасал евреев во времена Холокоста (а, например, мемуарист русского зарубежья Александр Бархрах провел во французском доме Буниных около трех лет, весь период оккупации).

Бунин может быть признан праведником за укрытие евреев в годы войны
фото: ru.wikipedia.org

В настоящий момент «Яд ва-Шем» собирает официальные документы, подтверждающие свидетельства бунинского подвига; впарочем, документальных свидетельств, опубликованных ранее, предостаточно.

Вот, например, что мы читаем в письме Марка Алданова об Иване Бунине (22 августа 1950 года, Нью-Йорк): «Он всегда в эмиграции и зарабатывал мало, а в годы оккупации прожил остатки. Вел себя, как Вы знаете, очень достойно, – не только ни одной строчки при Гитлере не напечатал, но и кормил и поил несколько лет других людей, в том числе одного писателя-еврея, который у него все эти годы жил».

Далее из книги «Далекие близкие» (Нью-Йорк, 1962) литературного критика Андрея Седых, где автор цитирует Ивана Бунина: «Один вот приехал к нам погостить денька на два… Было это три года тому назад. С тех пор вот и живет, гостит. Да и уходить ему, по правде говоря, некуда: еврей. Не могу же я его выставить».

Из писем Ивана Бунина к писателю Борису Зайцеву (22 и 26 октября 1944 года, Грас): «Милый друг, пишу тебе с Александром Васильевичем Бахрахом, который завтра покидает нас...», «В доме стало еще более пусто — 23-го уехал в Париж Бахрах — навсегда...».

Или вот свидетельство из книги российского литературоведа Александра Бабореко «Бунин: Жизнеописание»: «Бунин прятал у себя людей, подвергавшихся фашистским преследованиям. Он спас от карателей пианиста Александра Борисовича Либермана и его жену».

Из воспоминаний писателя, наследника бунинского архива Леонида Зурова (1965 год): «Во время войны у Буниных спасался парижский литератор Александр Васильевич Бахрах, бежавший в Грасс после поражения французской армии. Всю войну он провел у Буниных. В самые опасные времена Вера Николаевна его крестила (в маленькой церкви, находившейся в Канн-ла-Бокка) у священника каннской церкви Соболева. Бахрах был однажды на улице арестован эсэсовцами, которые явились в Грасс с русского фронта зализывать раны, отведен в штаб, но

выданная Соболевым бумага его спасла».

«МК» позвонил президенту РЕК Юрию Каннеру:

— Я рад сообщить, — говорит Юрий Исаакович, — что «Яд ва-Шем» зарегистрировал заявку, и документы наши забрали...

— Воспоминания о подвиге Бунина, в основном, все старые, но почему это всплыло только сейчас?

— Такое достаточно часто бывает. Просто — в масштабе величия фигуры Бунина — этому не уделялось внимания. То есть исследователи смотрели на эту ситуацию с другого угла зрения. А мы сопоставили все факты, оформили, собрали, отдали. Как проголосует «Яд ва-Шем» мы не знаем: семь абсолютно независимых человек принимают это решение. Достаточно ли мы предоставили документов? Или бывает другое: документов достаточно, но по каким-то причинам члены «Яд ва-Шем» голосуют против.

— И были такие прецеденты?

— Конечно. Были же так называемые братья Шептицкие, религиозные деятели во Львове. Так вот один из них приветствовал ввод немецких войск во Львов, благословлял дивизию СС «Галичина», и одновременно... прятал евреев. Документов, что он прятал евреев, — предостаточно. Но на протяжении уже 20 лет его кандидатура не набирает в экспертном совете большинства. То есть 4 человека всегда против. Так что там много ограничений — не был ли человек военным, не должен ли он был это делать по обязанности, рисковал ли жизнью... нюансов много. Но по Бунину, хочу надеяться, будет положительное решение... он был по-настоящему великим человеком.

— Но задам вопрос для массового читателя — что это даст?

— Дело в том, что в мире очень мало всемирно признанных гуманитарных авторитетов. А эти авторитеты обязательно должны быть. Только Нобелевская премия говорит о Бунине, что он один из лидеров поколения на тот момент. При этом он — русский, говорил на русском языке, и выразил всё величие русской культуры. И одновременно он — Праведник, рисковавший жизнью ради других. Это звание добавляет еще одну грань понимания Бунина. Кроме того, бунинским примером мы хотим привлечь внимание в год 70-летия Победы как к жертвам Холокоста, так и к героям, спасавшим еврейский народ.