Книжные новинки и рекомендации "МК"

17.04.2015 в 19:53, просмотров: 4784
Книжные новинки и рекомендации

О деревне

«С неба упали три яблока», Наринэ Абгарян («АСТ»)

Наринэ Абгарян — это та самая писательница и блогерша, которая, как про нее говорят, уморительно смешно пишет. Ее хитом стал роман «Манюня», с тех пор вышло уже немало книг, а сейчас расходится новая. На сей раз в романе «С неба упали три яблока» ничего смешного нет. Или почти нет. История одной армянской женщины по-шукшински просто и категорично начинается с того, что «Севоянц Анатолия легла помирать». Примерно этим же она и закончится, но за плечами будет рассказ о длинной, сложной судьбе с участием многих персонажей. Непривычные для московского слуха имена — Ясаман, Татевик, Магтахинэ — делают роман похожим на древнюю притчу. Да и герои живут в такой глухой деревне, что превращаются почти в мифологические фигуры. Но внятность, простота, образность и душевность берут за живое.

О войне

«Бог и Победа: верующие в великих войнах за Россию» («Эксмо»)

Книга «Бог и Победа…» рассказывает о роли священнослужителей на войне как о важнейшей части духовной жизни общества до и после начала ВОВ. Разрушенная Сталиным церковь («в 1937 году были арестованы 136 900 православных священников и церковнослужителей, из них расстреляны 85 300») к войне, вопреки всему, окрепла. 22 июня 1941 года люди на улицах открыто молились и крестились, удивляя молодое поколение комсомольцев, гордо называющих себя безбожниками. В первом военном выступлении Сталин вдруг обратился к людям по-христиански, «братья и сестры». Общий подъем патриотизма обернулся укреплением веры в народе. Потому-то немцам так легко давались тысячи жертв: взорванные во время службы храмы часто были битком набиты людьми. Иерархи РПЦ благословляли людей на борьбу исходя из идеи «душу свою положить за други своя». Составитель Владимир Зоберн напоминает, что в планы Гитлера после оккупации входило создать в каждом селе свою церковь, а лучше свою веру или верования, как у диких племен, чтобы население было разобщено. Основываясь на разных источниках, книга приводит конкретные (часто душераздирающие) случаи, когда в военные годы церковь вышла за собственные пределы и влилась в самую гущу жизни... и смерти.

О поэзии

«Лучшие стихи 2013 года. Антология» (ОГИ)

Составитель сборника Виктор Куллэ сложил интересный пазл из работ как известных, так и начинающих поэтов. От каждого — одно-два стихотворения, опубликованные за 2013 год в толстых журналах, — и готова актуальная поэтическая вселенная. Какие стихи нынче пишут? Поэты пользуются старыми инструментами, часто по-пушкински волочатся за шалуньей-рифмой, но стихи выходят действительно современными: авторы дышат настоящим и не боятся живой, хоть и просторечной лексики (Бога «достал весь этот срач» — Елена Берсенева). Александр Тимофеевский, размышляя о поединке Аполлона и Марсия, упоминает «старенький мобильник», который успевает сфотографировать след ангела. Марина Бородицкая описывает любовь Ахилла и Пентесилею, которая продлилась всего одно-два мгновения, чтобы представить себе идеальный брак. Одна из живых тем для современного поэта — ощущение толпы, чрезмерного количества людей, духоты («Мы хотели заполнить пустоты, но пустот оказалось нема» — Юрий Арабов).

РЕКОМЕНДАЦИИ

Валерий Баринов (актер театра и кино):

— Русскую классику: Набокова, Тургенева и, конечно, Бунина, потому что Бунин — лучший стилист, а тексты Набокова и Тургенева — пример настоящего русского разговорного языка. Если бы мы говорили на их языке, не стояло бы вопроса, являемся ли мы главной нацией. Русские — носители самого интересного языка, с множеством оттенков и нюансов, которых нет ни в одном другом языке. Для того чтобы почувствовать это еще ярче, классику нужно читать вслух!

Нина Садур (писатель, драматург):

— Я давно не читаю нашу современную литературу. Не могу посоветовать — разве что вышла моя собственная книга, «Ехай» называется. А из классики я бы «Записки Пиквикского клуба» назвала — это космическая книга. Равная «Мертвым душам». В нашу эпоху постмодернизма, распада всеобщего, хорошо читать фундаментальную классику, мне так кажется.

Борис Любимов (ректор театрального училища имени Щепкина):

— «Март семнадцатого» Солженицына: в этом произведении у нас есть возможность, как в кривом зеркале, увидеть нашу действительность, только с еще большими потерями в сфере культуры, образования, политики, что, безусловно, тревожит и огорчает.

Глеб Подгородинский (актер театра и кино):

— Роман Прилепина «Обитель» — первая книга, которая произвела на меня впечатление за последние лет пятнадцать. Очень мощное произведение, очень кинематографичное, вкусные, шикарные характеры, которые хочется воспроизвести любому актеру. И, конечно, классика: современные тексты быстро исчерпывают себя, приедаются, а в «Горе от ума», например, каждый раз можно найти что-то новое — только в классике есть такое огромное количество скрытых подтекстов!

Григорий Заславский (театральный критик):

— Я недавно прочел «Преступление и наказание» еще раз. И мне снова понравилось. Нужно читать Антона Понизовского «Обращение в слух» — это исследование Достоевского, настоящий философский роман. Именно после таких журналистских заметок, ставших небытовыми романами, по-другому начинаешь смотреть на классику.