Студенческая премия в Каннах досталась российской картине, снятой в Киргизии

Лауреат конкурса «Синефондасьон» Мария Гуськова: «Разрешение на проведение съемок в тюрьме мы получали в течение года»

23.05.2015 в 10:09, просмотров: 19557

В воскресенье завершается 68-й Каннский кинофестиваль. А в пятницу назвали имена победителей в конкурсе «Синефондасьон», где участвуют студенческие работы. Среди лауреатов оказалась и выпускница Высших курсов сценаристов и режиссеров Мария Гуськова. Она получила третью премию, разделив ее с испанской картиной «Виктор ХХ».

Студенческая премия в Каннах досталась российской картине, снятой в Киргизии
Мария Гуськова с Денисом Гуськовым (справа) и продюсером Ринатом Муслимовым в Каннах. Фото предоставлено "Роскино".

Прилагается к награде и денежное вознаграждение в 7,500 евро. А вот американскому режиссеру Пиппе Бианко за 11-минутную картину «Акция» достались 15 тысяч евро. И главное – право показа дебютной полнометражной картины на Каннском кинофестивале, какой бы она не получилась. В 2012 году в конкурсе «Синефондасьон» победил фильм выпускницы ВГИКа Таисии Игуменцевой «Дорога на…». После чего Таисия участвовала в Каннском кинофестивале со своей дебютной лентой «Отдать концы». Второе место в этом году и 11. 250 евро достались чилийской картине «Потерянный разум».

Жюри конкурса «Синефондасьон» возглавлял мавританский режиссер Абдеррахман Сиссако. Еще недавно он жил во Франции, а потом вернулся на родину. Год назад Абдеррахман был членом жюри Московского международного кинофестиваля. Он вернулся в Россию после 20-летнего отсутствия. В Москве он учился во ВГИКе в мастерской кинорежиссера Марлена Хуциева. В нашем интервью он рассказал, как его хотели отчислить из ВГИКа, и это спустя шесть лет пребывания в институте. Защитил его тогда среди прочих сценарист и режиссер Ираклий Квирикадзе, с которым они не были знакомы. Просто Абдеррахман ему понравился. И вот теперь ученица Квирикадзе на Высших курсах сценаристов и режиссеров Мария Гуськова получила награду от Сиссакко.

Абдеррахман считает: «Не школа делает из нас художников, но она позволяет почувствовать себя увереннее. Невозможно научить человека быть хорошим режиссером». Кстати, его дипломный фильм «Игра» участвовал в «Неделе критики» Каннского кинофестиваля в 1991 году. Как это совместить с попыткой отчисления из института – совершенно непонятно. Хотя и Таисия Игуменцева, сама отправившая свою короткометражку на фестиваль, вызвала гнев своих преподавателей, так и не согласившихся с ее высокой оценкой со стороны жюри под руководством Жан-Пьера Дарденна.

В состав жюри в этом году входили помимо Сиссако еще четверо членов жюри, включая знаменитого польского актера Даниэля Ольбрыхского. Как и Сиссако он неплохо говорит по-русски. Но услышать русскую речь в 28-минутной картине «Возвращение Эркина» Марии Гуськовой им не пришлось. Фильм снят на киргизском и узбекском языках и показывался с английскими и французскими субтитрами.

Снималась картина на границе Киргизии и Узбекистана. В общем, Мария Гуськова подобно Андрею Кончаловскому и Ларисе Шепитько начала свой путь в кино в Киргизии. Мария рассказывает: «Поначалу к нам настороженно относились, потому что мы не граждане Киргизии. А потом приветствовали нас: «О! Кино приехало!». В Киргизию съемочная группа последовала вслед за прототипом картины. Он отбывал наказание в тюрьме, расположенной на юге Киргизии в районе города Ош. А узнала об этом человеке Мария Гуськова от своего знакомого. Это его отец попал в тюрьму в те края. В фильме снимались непрофессиональные актеры. Работа длилась три года, пришлось еще раз выезжать в Киргизию, чтобы переснять три сцены. Многое давалось с трудом. Не было денег на производство, снимали за свой счет. И подобную историю может рассказать фактически любой наш студент. Почти год получали в Киргизии разрешение на проведение съемок в тюрьме. Помогал Марии ее муж Денис Гуськов, взявший на себя не только функции продюсера, но стоявший за камерой. Кстати, он прекрасно снял Киргизию, уловил дух этой земли.

В тот день, когда показывали картину «Возвращения Эркина», программа в целом была очень даже сильной, чем не всегда может похвастать даже Каннский кинофестиваль. Фильм Марии Гуськовой тоже профессионально сделан. Все-таки Высшие курсы держат марку, чего не скажешь про некоторые наши киношколы недавнего времени. Крепкое базовое образование в «Возвращении Эркина» чувствуется.

Герой фильма выходит из тюрьмы и должен как-то начинать новую жизнь. Он работает на переработке хлопка, и это показано изумительно красиво, но без красивостей. Вообще, Мария Гуськова сняла лаконичное, совсем не дамское кино. Такую классификацию ввела Лариса Шепитько. Она говорила, что кино бывает мужское и дамское. Сама снимала мужское. И Мария Гуськова тоже. Все предельно скупо. Непрофессиональные актеры органичны, никакой самодеятельности в кадре нет, и это заслуга режиссера.

Эркин идет в семью человека, которого он по какой-то причине убил, не будучи убийцей по духу. И получит за все сполна. Он, в общем-то, никому не нужен. Колоритной получилась сцена свадьбы, когда на фоне молодоженов Эркин исполняет танец и даже получает за это вознаграждение. Сама история не так уж и оригинальна, но хорошо передает течение жизни, в ней есть фактура, она кинематографично снята. Умение мыслить кинематографическими образами дано не всем режиссерам.

В конкурсе «Синефондасьон» также показали картину «Четырнадцать шагов»

Максима Шавкина – выпускника Московской школы нового кино. Кстати, однокурсник Марии Гуськовой по Высшим курсам Евгений Бяло тоже участвовал в конкурсе «Синефондасьон» в 2013 году с фильмом «Норма жизни».