В жизни «Геликона» снова начинается Большая Никитская

Но пока на прежней, арбатской сцене идут репетиции «Садко»

Многострадальная «Геликон-опера» (в этом году празднует свое 25-летие), восемь лет ожидавшая завершения глобального ремонта в «материнском» здании на Большой Никитской, наконец в предвкушении (а точнее — в процессе) эпохального переезда. И грядущий сбор труппы пройдет уже на исторической сцене. Артисты в нетерпении. Последние сдачи-приемки, наладки-починки — короче, сладкое бремя новоселья.

Но пока на прежней, арбатской сцене идут репетиции «Садко»

Нет нужды еще раз говорить об уникальности зала на Большой Никитской, который сияет сейчас, по словам худрука «Геликон-оперы» Дмитрия Бертмана, как дворец: тут тебе и паркет, инкрустированный редкими породами дерева, потрясающая лепнина, колонны. Будет чем совсем скоро удивлять москвичей.

— А сам зал имеет грандиозную историю, — говорит Бертман, — там в свое время работали и опера Мамонтова, и опера Зимина; пел Шаляпин, играл Станиславский, дирижировал Чайковский, тут же состоялся первый концерт Дебюсси в России... Чего там только не было! Там прекрасная акустика, деревянный купол, который сохранился, несмотря на пожар. А ведь были идеи сделать его железобетонным... к счастью, провели грандиозную реставрацию дерева, все восстановили, вплоть до интерьеров XIX века, утраченных в советское время.

Итак, как сообщили нам в театре, строительство на Большой Никитской — в завершающей стадии: внутри идут пусконаладочные работы сценического оборудования и параллельно продолжается постепенная приемка-сдача кабинетов. Верхние два этажа уже приняты.

Департамент культуры одобрил финансирование на переезд, и с 25 августа начнется перевозка декораций и оборудования с Арбата. Идет телефонизация и подключение Интернета.

Все артисты уже вернулись из отпусков, многие из них репетируют «Садко» еще пока на арбатской сцене. Все в ожидании. Ведь это подвиг для «Геликона», что за столько лет жизни «на чемоданах» театр не только не растерял, но и приумножил свою неповторимую доброжелательную атмосферу, которая — словами Бертмана — является «нашей главной гордостью». Так было и так есть: выход на сцену для артиста — счастье, а зрители это, безусловно, ощущают в каждом спектакле.

...Что же до «временной площадки» на Новом Арбате, то после бертмановцев туда временно въедет театр «Эрмитаж» — тоже на срок своего ремонта (тоже очень торопятся поскорее, ведь надо репетировать новые спектакли). И так, похоже, и в дальнейшем на Арбате найдут приют театры, вынужденные съехать с основных мест.