Тайм-Аут: «На нас смотрели как на белых ворон»

Лидер группы Александр Минаев о науке мотологии, радио SNC и вымирающих форматах

В далеком 1989 году сформировался первый исторический состав команды «Тайм-Аут», ставшей особым явлением на авангардной сцене. Абсолютная уникальность группы в том, что участники называют ее «ансамблем мотологической музыки», где мотология – особая наука, концепция, движение, вся суть которого и обозначается одним, малопонятным непосвященному слушателю словом.

Лидер группы Александр Минаев о науке мотологии, радио SNC и вымирающих форматах
Александр Минаев. Фото: Сергей Луканин

Много лет назад Александр Минаев (он же Акакий Назарыч Зирнбирнштейн) признался мне в интервью, что мотология – «это наука о кайфе, но не от алкоголя и наркотиков, а от общения и даже от неприятных ситуаций», пояснив, что еще в пору Советского Союза коллектив колесил по необъятным просторам родины при невеселых условиях, но от безысходности родилась громадная надежда на будущее. Она и расцвела пышным цветом во всем творчестве «Тайм-Аута», в музыке которого есть и вальсы, и панк-рок, и метал, и вообще – все, что душе угодно, а на концертах происходит настоящее театральное действо – фанаты наряжаются в причудливые костюмы, «крутят фонарики» (особый мотологический ритуал) и становятся соучастниками праздника. 14 мая группа отметит 25-летний юбилей мотологического движения в клубе Stereo Hall. Накануне концерта Александр рассказал «МК», каково ей живется на современной сцене, чего не хватает радиоэфиру и почему сегодня нет смысла выпускать полноценные альбомы.

- Александр, меняется ли с годами отношение к своему творчеству, к жизни вообще?

- Честно говоря, нет. Мы продолжаем получать от того, что делаем, удовольствие и планируем делать это еще очень долго, поэтому особо не надейтесь (смеется).

- Ваша команда появилась в музыкальном пространстве, когда были сильны протестные настроения в русском роке, мрачная философская лирика. Да вообще российские музыканты тогда в большинстве своем отличались чрезмерно серьезностью, и тут – такое задорное явление, как «Тайм-Аут». Вы себя не чувствовали белыми воронами?

- Мы чувствовали себя очень хорошо, на нас скорее смотрели как на белых ворон. Были моменты, когда нас даже снимали с модных и популярных тогда видеопередач, потому что мы выглядели не так, как рокеры. Мы не ходили в косухах и сапогах-казаках. Мы как-то к этому проще относились. Да по большому счету мы же и не называемся рок-группой, мы все-таки ансамбль мотологической музыки, поэтому никогда не были в тусовке. Так и продолжаем свое творчество и жизнь.

- К теме мотологии: как получилось так, что шутка, которая появилась в эфире радиостанции SNC, превратилась в целое движение и концепцию?

- Я бы не назвал это шуткой. Был гостевой эфир, 1991 год, май месяц. Нас пригласил в гости очень известный тогда диджей Юрий Спиридонов. Это был наш старый приятель, мы много ездили вместе по гастролям: он работал в качестве ведущего на концертах и знал нас как облупленных со всеми нашими выкрутасами. Он пригласил нас к себе на передачу, чтобы было не скучно, и мы показали все, на что способны. После этого нас к себе пригласил Стас Намин и сказал: «Ребята, давайте сделаем вашу авторскую программу, где вы в качестве ведущих будете выдавать все то, что делали в течение этого часа в гостях у Спиридонова. Берите себе два часа в неделю». Мы не знали, как все это делается, но согласились и ломанулись в эфир с передачей «Здрасьтенафиг! Квачи прилетели!».

- В тот момент было возможно появление подобных программ. И радио SNC многие свидетели того времени вспоминают как отдельную, мощную историю. Как вам кажется, реально ли сегодня возникновение подобных явлений в таком масштабе, и есть ли вообще возможность так громко заявить о себе у талантливых авангардных деятелей?

- С одной стороны, сегодня есть интернет, и каждый может показывать себя во всех красотах, кто во что горазд – с этим проще. С другой, из-за этого возникает такая большая конкуренция, что за огромным количеством шлака порой теряются бриллианты. Однако есть и третья сторона медали: шило в мешке не утаишь, талант в любом случае найдет дорогу, потому что есть масса примеров того, как люди через сеть покоряли сердца миллионов, выходили на большую сцену, где до сих пор себя прекрасно чувствуют. А в свое время SNC была единственной подобной радиостанцией, оказаться там было практически невозможно, и я считаю, то, что мы попали туда, - это дело случая. То, что Стас Намин, будучи человеком широких взглядов, запустил в эфир весь этот «беспредел», - для сегодняшнего дня ситуация исключительная. Я не уверен, что кто-то из современных программных директоров смог бы себе такое позволить, хотя, если подобная передача появится, это будет бомба на российском радиорынке.

- То есть публика все-таки испытывает некий эстетический голод?

- Только дай попробовать! К сожалению, то, что происходит в радиоэфире сегодня, определяется очень маленькой группой людей. Те, кто сидят у руля радиостанций, по большому счету занимаются вкусовщиной, а есть же огромный пласт людей, которым все это не нужно и неинтересно, они скучают по «раздолбайству» в хорошем смысле этого слова. Поэтому, честно говоря, я бы на месте какого-нибудь радио-начальника, может быть, рискнул бы и дал, скажем, ночью возможность оттянуться по-настоящему активным, веселым и креативным ведущим, чтобы те, кому не спится, могли посмеяться.

- Многие противопоставляют мир пластмассового, эстрадного шоу-бизнеса с альтернативной сценой. Какова сегодня эта альтернатива? Насколько она мощна и талантлива?

- Вы знаете, боюсь, вы нашли себе плохого собеседника по этой теме, потому что я не разбираюсь ни в том, ни в другом. Я занимаюсь только мотологией, до сих пор считаю это наиболее прогрессивным музыкальным движением, и оно меня интересует. Я, конечно, слышу краем уха, что где-то что-то происходит, но, по сути, мне это неинтересно, и я глубоко эту тему не изучал. «Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно», значит, кто-то получает от этого пользу, пусть хотя бы и продюсеры, которые зарабатывают на этом деньги (смеется).

Фото: Яна Шраер

- Хорошо. Тогда давайте про мотологию – как она сегодня развивается и изменяется? Появляются ли в ней, как и в любой науке, новые открытия?

- Естественно. Было бы как-то неудобно перед людьми, если бы в течение 25 лет мы оставались на одном уровне. Представьте себе ребенка, который родился, идут годы, а он выглядит так же и лежит в пеленках с соской во рту. Конечно, развитие идет, все меняется. Но описать все трансформации в течение одного интервью в двух словах практически невозможно. Мы ведь уже прожили жизнь длиною в 25 лет, так что лучше прийти на концерт и посмотреть, во что это превратилось на данный момент, либо хотя бы заглянуть в интернет. Хотя мы его и не очень любим, но все равно там присутствуем и показываем на всех своих ресурсах новые произведения, видео.

- А как развивается ваша публика, меняется ли она? Молодеет или стареет?

- Я бы сказал, что она не стареет, а в хорошем смысле слова матереет (смеется). Юноши превращаются в мужчин, девушки в прекрасных женщин, и самое замечательное, что они приводят с собой большое количество детей. По моим наблюдениям, неизвестно еще, кто больше получает удовольствие – родители, которые знают, как крутить фонарики, или сами дети, которые дают папам и мамам фору. Публика очень разная. Самое приятное, что она у нас есть.

- Более того, зрители тоже становятся участниками шоу: «Тайм-Аут» представляется на сцене неким театрализованным музыкальным коллективом, устраивающим интерактив со своими поклонниками, выходя за границы традиционного концертного формата.

- Мотология и не может существовать без публики: на наших выступлениях интереснее всего наблюдать за наблюдающими. Если у кого-то есть возможность спокойно присесть в сторонке, посмотрев и на сцену, и в зал, подобный опыт будет самым ценным и увлекательным. Я сам иногда забываю слова песен, когда смотрю в танцпол и вижу, что там вытворяют люди, это очень вдохновляет. После этого начинаешь громче петь, играть и выдавать самые разнообразные «вензеля».

- Вы не так часто балуете поклонников новыми альбомами. Последний – «Капуста» - вышел в 2010 году. Почему так происходит?

- Честно говоря, я не вижу целесообразности в выпуске пластинок на физических носителях. Песни-то пишутся, они появляются на наших ресурсах в интернете в большом количестве, иногда в таком формате, в котором мы вряд ли бы стали издавать их на дисках. Например, мы записали попурри из старого материала в новых аранжировках, в новом звучании. Получился десятиминутный трек. По радио такая компиляция никогда в жизни крутиться не будет. Все работы мы сразу выкладываем в сеть, и продавать людям за деньги то, что там уже есть, как-то совесть не позволяет. А потом я не уверен, что, уже имея композиции в скачанном виде, кто-то захочет платить деньги, которые и в этом случае просто покроют расходы на производство пластинки.

- Расскажите, чем вы занимаетесь сейчас, помимо подготовки к концерту.

- Мы не готовимся. Мы пребываем в достаточно расслабленном состоянии, получаем от жизни удовольствие, аккумулируем энергию для того, чтобы выплеснуть ее на юбилейном выступлении. У нас будет единственный прогон, чтобы проверить сам материал – там будут какие-то видеосюрпризы, другие интересные номера, а больше репетировать мы не будем, чтобы не сбить первое ощущение от программы. Мы тоже хотим испытать в этот вечер тот же кайф, что и наши гости.

- Хочется немного окунуться в далекое прошлое. Много лет назад назад у вас был коллектив «Шок», и в один прекрасный момент состоялась судьбоносная встреча с Владиславом Зориным, который предложил вам выступить вместо некоего другого «Тайм-Аута». Легко ли вы согласились на это предложение? Не было ли ощущения подмены, и быстро ли вы «срослись» с новым названием?

- Нет, такого ощущения не было – все произошло очень органично. «Тайм-Аут» был проектом, в котором могли меняться участники (знакомый всем подобный пример из мира поп-музыки – группа «Виа ГРА», где несколько раз менялся состав, но остался бренд). Примерно то же самое произошло и с нами, но в нашем случае под бренд искали коллектив, который был готов выступать под названием «Тайм-Аут» со своей программой. Это был переход из самодеятельности в профессионалы.

- Насколько тернистым был путь к своей публике? Возникали ли сложности?

- Они есть и сейчас. Поскольку мы скоморошеский коллектив - такие «дурачки» на сцене – многие воспринимали нас так и в жизни, думали, что «Тайм-Аут» - несерьезная группа, хотя по уровню исполнения наш ансамбль всегда показывал очень высокие результаты и наоборот очень ответственно относился к тому, что делает. Помню случай, когда мы выпускали пластинку «Му-Му» и пришли к генеральному директору лейбла, который нас знал только по радиоэфирам. Когда мы поставили ему записанный материал, он очень долго его слушал, а потом поднял на нас глаза и сказал: «Да вы еще и играть умеете». Подобная ситуация была и с легендарной Горбушкой. Нам долго не давали возможности выступить там. Когда первый концерт на этой площадке в 1995 году все-таки состоялся, мы собрали полный аншлаг и после этого уже регулярно стали проводить там свои мотологические новые года. Нам не верили на слово - наверное, потому что мы не ходили в кожаных куртках (смеется).

- Вы пытаетесь как-то иронизировать над окружающей действительностью в песнях или создаете в них какую-то свою, особую реальность?

- Лично я никогда не претендовал на роль гуру, чтобы над кем-то иронизировать. Я пишу о том, о чем пишется, если ничего не приходит в голову – делаю паузу. Вот так мы и относимся к своему творчеству. Главное - не напрягаться, а получать удовольствие от процесса, даже если вокруг что-то не так.