Пранкер Лексус сдал назад в скандале с Киркоровым: "Жалко Маруани"

Инициатор переписки с французским музыкантом рассказал, откуда взялась сумма в миллион евро

30.11.2016 в 03:40, просмотров: 53882

Одними из главных действующих лиц в истории с задержанием в Москве французского музыканта Дидье Маруани - по обвинению со стороны Филиппа Киркорова в вымогательстве 1 млн евро - стали пранкеры Вован и Лексус. Они вступили в переписку с Маруани. Мы пообщались с Лексусом, который заявил: "Все зашло слишком далеко".

Пранкер Лексус сдал назад в скандале с Киркоровым:
фото: Aлексей Молчановский

О предыстории приключений в Москве главы группы Space Дидье Маруани читайте в материале "Киркоров приехал с миллионом евро в банк, чтобы Маруани задержали"

На пресс-конференции во вторник адвокат Филиппа Киркорова г-н Добровинский сообщил: после того, как француз начал судебные преследования Киркорова, обвиняя его в плагиате своей песни, пранкеры Вован и Лексус шутки ради от имени российской "звезды" стали звонить и писать Маруани. Но когда поняли, что дело зашло слишком далеко, связались с Добровинским. Итогом стало заявление Киркорова в правоохранительные органы о вымогательстве у него миллиона евро.

Спрашиваю Лексуса (Алексея Столярова).

- Добровинский рассказал, что это ты писал все письма Маруани от имени Киркорова. Это правда? Или их могли разыграть другие пранкеры?

- Сейчас есть тенденция все валить на пранкеров. Но, к сожалению, на этот раз все правда. Это были я и Вован.

- Почему "к сожалению"? Вам жалко Маруани?

- По-человечески мне его жалко. Мы не ожидали, что все зайдет так далеко и привычная для нас шутка, возможно, выльется в уголовное дело.

Пранкеры Вован и Лексус

- Какова изначально была цель вашего розыгрыша?

- Подкинуть Маруани идею о плагиате Киркорова и посмотреть на его реакцию.

- Вы не ожидали, что Маруани начнет вымогать деньги у Киркорова?

- Я бы не стал называть это термином «вымогательство».

- Почему? Ведь Добровинский говорил именно о статье 163 УК "Вымогательство". (Срок – до 15 лет).

- Не стал бы использовать такой термин.

- Тогда как это назвать – шантаж?

- Нет, шантажом это тоже назвать нельзя.

- Добровинский сказал, что вас могут привлечь к этому делу в качестве свидетелей...

- Надеюсь, что все окончится миром, но если дело дойдет до суда, в чем я очень сомневаюсь, то я выступлю в качестве свидетеля.

- Вы будете свидетельствовать против Маруани или за?

- Речь не идет о том, чтобы помогать или нет кому-то из участников.

- Расскажи эту историю с самого начала.

- Маруани примерно два с половиной месяца назад обратился через своих адвокатов в суд: пытался предъявить иск (Киркорову - "МК") что это был плагиат...

- И кому из вас, Лексусу или Вовану, пришла в голову идея их примирить?

- Нам обоим. Одновременно.

- Вы не пробовали помирить их сначала через Киркорова?

- Как только мы поняли, что какой-то процесс примирения намечается, мы предоставили все материалы представителям Киркорова.

- Я не об этом. Ты говоришь о письмах Маруани, которые ты отнес Киркорову, а я спрашиваю, почему вы вообще изначально из них двоих выбрали для розыгрыша не короля российской эстрады, а менее известного нашей публике Маруани?

- Потому что я понял, что Киркоров не хочет идти на какой-то контакт.

- Это ты что, на расстоянии почувствовал?

- Да, я и слышал о нем такое, и по своему ощущению понимал, что Киркорову явно не интересно начинать судебные процессы. Конечно, я не знал, какие были на самом деле отношения между сторонами.

- Киркорова вы когда-нибудь вообще разыгрывали?

- Нет. Он для нас фигура не очень интересная.

- Он же поп-король нашей эстрады! Как он может быть вам неинтересен? Вы даже, не побоюсь этого слова, Пьера Нарцисса как-то разыгрывали!

- Я поп-музыкой давно не занимаюсь. Пьер Нарцисс – единственное исключение.

- Что-то тут нечисто, Леша. Киркоров все же – фигура медийнее Маруани.

- Киркоров и так все время в новостях. И он не идет на контакт.

- Мне очень жалко Маруани, он приезжал к нам до этого в апреле, я брала у него интервью. Очень приятный человек. Дружит с Россией, поддерживает наши космические проекты, искренне интересуется нашей страной и болеет за нее всей душой. Ты играешь на низменных чувствах людей. Нам всем свойственно желание заработать, а тут ты ему подсказываешь, как это можно сделать. Ты его, хорошего человека и иностранного друга России, что особенно ценно, толкаешь к плохому поступку.

- Не знаю, какой там был поступок. Ничего плохого от Маруани мы не хотели. Это уже обе стороны совершили.

- Как должен был розыгрыш закончиться в идеале?

- Примирением. Есть две стороны, и как они общались - это уже от них исходит. Им показалось, что имеется факт вымогательства, и последовало задержание.

- Но каким же примирением, если ты изначально Маруани предлагал большие деньги!

- Он посчитал, что вся эта история стоит таких денег. Сначала мы предложили миллион рублей. Его это не устроило. Он написал, что ждет серьезного предложения. Сумма в миллион евро его устроила. Что произошло дальше - это их межличностные отношения.

- Но ведь ты понимал, что ни о каком примирении без миллиона евро речи идти не может?

- Есть разные случаи. Иногда споры решаются за деньги.

- Хотел бы, чтобы они помирились, но за миллион евро?

- Да хоть как. Может, они нашли бы другую сумму. Но на эту сумму он был готов.

- Ага, Маруани написал тебе письмо, в котором соглашался помириться на миллион евро. На этом розыгрыш и должен был бы завершиться. Ты должен был написать ему в ответ что-то: "Ха-ха, вас разыграли". И все. Зачем ты понес эти письма адвокату Добровинскому?

- Потому что дальше этим должен был заниматься Киркоров. Мы не планировали, что это примет такой оборот. (Раздраженно.) Почему я должен отвечать за их межличностные отношения, что они так сложились?! Может, у них до этого был конфликт между адвокатами. Я этого не могу знать.

- Предполагал ты, что Добровинский возьмет переписку и пойдет в полицию? Ты ведь просек, что Киркорова вам не обдурить. Вы ведь с Вованом знатоки нашего шоу-бизнеса!

- (Очень раздраженно.) Я не буду это комментировать. Это абсурд. Почему я должен считать, что кто-то что-то понесет в полицию?

- Хотя бы думал, как Добровинский может ею распорядиться?

- Никакой мысли о том, как этой перепиской воспользуются, не было. На мой взгляд, это была нормальная переписка, которой пытались уладить какие-то споры. Есть ли там состав преступления, в этом разберутся.

- Знал ли ты Маруани как композитора?

- Конечно, слушал. Мне он очень нравится.

- С Киркоровым вы с Вованом когда-нибудь встречались лично?

- Нет.

- А с Маруани?

- Нет.

- Можно сказать, что это самый резонансный ваш розыгрыш, потому что закончился уголовным делом?

- Никакого уголовного дела там нет и, надеюсь, не будет...

Согласно последней информации, после общения с полицейскими Дидье Маруани отпустили в гостиницу, взяв с него обязательство снова явиться к стражам порядка в среду вечером. Маруани не стал давать никаких пояснений, поскольку хотел это сделать лишь в присутствии представителя консульства - а он в отделении не появился.

Филипп Киркоров дал полицейским свои показания. Сегодня его адвокат Добровинский собирается дать дополнительные пояснения по делу.

Дидье Маруани запихивают в полицейскую машину за вымогательство €1 млн. у Киркорова - ВИДЕО