«Золотая маска»: Анатолий Карпов и Гарри Каспаров ответили на анкету Марселя Пруста

Актрисы из Татарстана рассказали о мучениях рабынь из спальных районов

03.04.2018 в 20:07, просмотров: 3383

Два спектакля на национальном языке показали на фестивале «Золотая маска». Трудностей перевода не удалось избежать и тем, кто говорил по-русски.

«Золотая маска»: Анатолий Карпов и Гарри Каспаров ответили на анкету Марселя Пруста
Спектакль Розенкранц и Гиьденстерн. Фото: "Золотая маска"

Матрена Корнилова, поставившая спектакль «Воительница Джырыбына» в якутском театре «Олонхо», удивляется, когда слышит, что это сказка. Современный зритель, если он, конечно, не из Республики Саха, иначе и не воспринимает сценическую адаптацию олонхо — древнего эпоса якутского народа. Иногда кажется, что из него вышли сюжеты современных блокбастеров о нижних и верхних мирах. Но в якутском спектакле темные силы совсем не страшны. Матрена Корнилова решила поговорить об ответственности человека за тот мир, в котором мы живем. Так родилась история пробуждения в хрупкой девушке магической силы, сделавшей ее воительницей и защитницей от зла. Что еще остается женщине, если мужчины не берут на себя то, что им предназначено природой?

На сцене — огромный бубен, веревки, образующие необычный антураж. Актеры изготовили костюмы во время репетиций: читали олонхо и параллельно их плели. В улусах изучали обряды, осваивали древнюю манеру якутского пения — тойук, чтобы воспроизвести на сцене обряды шаманов, сбор богатыря на битву ради спасения похищенной красавицы… В их исполнении оживут духи деревьев, а Вселенная станет осязаемой. Закончится все свадебным обрядом воительницы и богатыря. Лошадям якуты поклоняются, они для них — божество. Их появление на сцене сделано в традиции знаменитой «Истории лошади».

В зале было много якутских зрителей, которые отбили ладоши, приветствуя актеров. Напрашивались сравнения с японским театром кабуки, где все отточено и безукоризненно, а японские зрители мгновенно считывают то, что заезжему европейцу никогда не постичь. Так и здесь: московская публика в массе своей не прочувствовала вкуса олонхо.

«Магазин» по пьесе Олжаса Жанайдарова поставлен в Татарском драматическом театре Альметьевска Эдуардом Шаховым. Заняты в спектакле всего две актрисы. Зияш (Мадина Гайнуллина) приехала когда-то в Россию из Казахстана, стала хозяйкой недорого магазина в спальном районе Москвы, держит в рабстве соотечественниц. Карлыгаш (Диляра Ибатуллина) — поденщица, проходящая все круги ада в этом ужасном заведении. В чужой стране, куда она приехала на заработки, потеряла даже собственное имя, став Катей. Олжас Жанайдаров взял за основу криминальную историю, каких множество, — об унизительной жизни гастарбайтеров в современном мегаполисе. Их насилуют, унижают, годами не выпускают на улицу. У них отбирают маленьких детей, а потом продают — даже на органы.

Хозяйку магазина в спектакле убьют. Заявится группа выступающих за «Россию для русских» — и не станет кровопийцы. Только это ничего не меняет. В пьесе однообразно нагнетаются ужасы, и никакого глубинного развития нет. Хорошим актрисам трудно выйти за рамки такой конструкции, но многое и удается. Используя пластику тела, они выполняют то, чего не дает слово, спасая промахи драматургии. В финале они обнимутся, заплачут, поскольку много душевных и физических сил вложили в свои роли. И тут придет настоящая боль.

«Розенкранц и Гильденстерн» поставлен Дмитрием Волкостреловым в Театре юных зрителей им. А.А.Брянцева в Санкт-Петербурге. Известная пьеса Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» 1966 года, как известно, основана на «Гамлете» Шекспира, а здесь использована лишь фрагментарно. Она адаптирована в другую реальность — СССР образца 1980-х. Пятимесячный матч — с 10 сентября 1984 года по 15 февраля 1985-го — ведут гроссмейстеры Анатолий Карпов и Гарри Каспаров. Вернее, два безликих молодых человека в унылых а-ля советских костюмах. На протяжении полутора часов они сидят за шахматным столом. Их играют молодые актеры Андрей Слепухин и Иван Стрюк. Фактически Карпов и Каспаров, чьи голоса звучат за сценой, превращены во второстепенных по сути персонажей, какими были у Шекспира Розенкранц и Гильденстерн.

Идея спектакля сформулирована так: выйти за пределы неких рамок, существовавших в СССР, невозможно, поскольку все ходы расписаны, а жизнь предопределена от рождения до смерти. Хотя это перебор со стороны 35-летнего режиссера, выросшего в другое время. Через Стоппарда он затрагивает Шекспира и от них двоих идет к реалиям советской поры. Герои ведут диалог, словно экзаменуя друг друга на знания и память о том, какие льготы имеют разные категории советских граждан, какова численность городов-миллионников и расстояние между ними, как поддержать в хорошем состоянии волосы… Все это почерпнуто из старых газет, сборников полезных советов, отрывных календарей. Происходящее напоминает театр теней, стоит только приглушить свет. Увы, и Розенкранц с Гильденстерном оказались мертвы. Они всего лишь тени, лишенные энергии и плоти. Ближе к финалу они ответят на вопросы знаменитой анкеты Марселя Пруста: «Какие качества вы больше всего цените в женщине?», «Ваш любимый цвет»… Ответы — как схемы, ходы из шахматных партий. Возможно, для них это чистая поэзия.

В норвежском документальном фильме «Магнус» Бенджамина Ри юный шахматный гений Магнус Карлсен никогда не просчитывал ходы. Он действовал спонтанно и вводил в состояние паники опытных игроков. С 13 лет побеждал взрослых соперников, включая Гарри Каспарова, исходившего от напряжения потом. Вот где открытая эмоция, которой напрочь лишен спектакль, идея которого так хороша в пересказе.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.