Победа израильтянки Нетты на Евровидении 2018 ознаменовалась скандалом

Победитель прошлого конкурса назвал ее песню «ужасом»

13.05.2018 в 12:06, просмотров: 619796

Трудно сказать, что творилось в душе Салвадора Собрала, португальского евротриумфатора прошлого года, когда он на правах «хозяина» «Евровидения 2018» вручал в субботу вечером гран-при победительнице нынешнего конкурса - Нетте из Израиля. Возможно, он хотел шмякнуть этим Хрустальным микрофоном прямо по кумполу певице с ее веселенькими завитушками, но все-таки удержал себя в руках, даже улыбнулся и выполнил положенные церемониальные расшаркивания без неподобающей буффонады.

Победа израильтянки Нетты на Евровидении 2018 ознаменовалась скандалом
фото: Артур Гаспарян

А что хотел или не хотел, узнать уже не удалось, поскольку сразу после вручения Собрала сдуло ветром из Altice Arena.

Европипл наблюдал за этим поистине историческим вручением, затаив дыхание, поскольку буквально накануне финала в Лиссабоне разразился страшный скандал. Нет, не из-за провала Юлии Самойловой – в отличие от нас, этого здесь даже не заметили, и ее гора, и она сама уже улетели в Москву, судя по телекартинкам из Первопрестольной. Хотя могли бы и на финал сходить, получить удовольствие, посмотреть, как надо выступать, чтобы побеждать. Ну да ладно…

А этот Салвадор, по которому так все охали и ахали с прошлого года, оказался еще тот Собрал. Включил YouTube, увидел там Нетту и, недолго думая, заявил: «Какой ужас!». И тут взорвалось все «Евровидение», будто проснулся вулкан на той самой горе, на которой сидела наша Юля. Потому что как-то не принято сыпать такой неполиткорректностью на раны соучастникам конкурса от его же фигуранта. А тут мужчину понесло:

- В прошлом году, когда я победил, люди говорили: теперь, благодаря твоей победе, что-то должно измениться (на «Евровидении»). Но ничего не изменилось. По крайней мере, сейчас. Может, в будущем... Мне сказали, что я должен посмотреть израильскую песню. Я включил YouTube, а оттуда понесся какой-то ужас! К счастью, мне в этом году не надо больше ничего слушать…

Добродушная пышка Нетта стоически приняла очередной удар судьбы и через свой Инстаграм коротенько и благородно передала Салвадору «свою любовь, восхищение и уважение». Прямо калька с сюжета ее же песни: I am not your toy (я тебе не игрушка)… Но тогда никто не знал, что им придется лицом к лицу, как победитель - победителю, уткнуться друг в друга на финале «Евровидения 2018», да еще с этой увесистой хрустальной болванкой в руке негодующего…

***

Хотя снобистский, как оказалось, синьор Собрал зря уж так наотмашь – «Евровидение» как-раз из-за него очень поменялось, да так, что многие участники были, прямо сказать, не в восторге. Устроители нынешнего европесенного состязания решили, что, коль победило в прошлом году «чистое искусство», «голый номер», где не было ничего, кроме певца и его проникновенной баллады Amor Pelos Dois, то пусть теперь все так и поют, доказывают, понимаешь, свою творческую состоятельность в спартанских условиях. И полностью убрали со сцены давно уже привычные светодиодные экраны и задники, благодаря которым артисты украшали номера живописными раскрасивостями так, что ни одна бы декорация не смогла.

Многие испытали от этого нововведения шок, когда вывалились на сцену, напоминавшую своим оформлением лучшие времена группы ABBA: огоньки, фонарики, деревянные реечки, по которым ручейком текли разноцветные лучики… Некоторые, правда, не сдавались до последнего. Нет, я не про гору, угрожающе выросшую на сцене в городе, который был полностью разрушен настолько страшным землетрясением в 1755 г., что его помнят до сих пор. А тут такая гора, понимаешь, жуткая…

Мальтийка Кристабелль сама притащила светодиодные панели, наставила их по сцене, будто мегалистические древности со своего острова, и все это искрилось и сверкало, но, действительно, никак не помогло. Мальта не прошла в финал – между прочим с песней Taboo, которую написал Томас Джисон, автор знаменитой Euphoria, с которой Лорин победила «Евровидение 2012». Так вот всё измельчало…

У Элины Нечаевой из Эстонии проекционным экраном стало само платье, швед Беньямин Ингроссо тоже пытался компенсировать сценографический аскетизм собственной светомузыкой. Кто-то призвал на помощь анимационные эффекты, которые были дозволены устроителями, и в телевизионном эфире возникали то огненные крылышки, как у Элени Фурейры с Кипра, то нарисованные барабаны с гитарками и скрипочками, как у Александра Рыбака… Греческий режиссер Фокас Евангелинос выстраивал свои излюбленные стены (на сей раз с окошечками и дверьми) для номера Молдовы…

Из «дежурного» реквизита делегациям предлагалось, правда, роскошество в виде поднимающейся платформы с тревожными прожекторами. Этой опцией решил воспользоваться австрияк Цезарь Сэмпсон, и его взмывание к потолку произвело, видимо, столь неотразимое впечатление на т.н. «профессиональные жюри» в странах, что они вывели достаточно банально, хотя и профессионально, выступившего артиста в победители своего сугубо «профессионального» голосования.

Ладно, журналисты в пресс-центре пялились друг на друга, как на новые ворота, понимая, что Австрия без пяти минут победитель - но, кажется, и сам Цезарь слегка прибалдел от такой неожиданности – она у него была просто написана на лице кричащей откровенностью. Если и мусолить излюбленную тему фриков на Евросонге, то совершенно неожиданно главным фриком этого года оказалось как раз «профессиональное жюри». Уж как оно всех развеселило, не передать словами…

Но! Мудрое, мудрое «Евровидение»! Его голыми руками не возьмешь. Когда особо впечатлительные уже хватались за валидол, быстренькой скороговорочкой (в отличие от долгого размусоливания баллов от жюри) ведущие огласили вердикты от телезрителей, причем настолько быстренькой, что в финале не только Нетта, о чем она расскажет в интервью, а и почти все в пресс-центре несколько минут не понимали, кто же все-таки победил: жгучая и роковАя греко-киприотка Элени Фурейра или пышнотелая хохотушка Нетта?

фото: Артур Гаспарян
На пресс-конференции победительницы Нетту обрадовали поздравлением от премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху.

Но все-таки в каких-то вещах «Евровидение» на удивление постоянно. Вот и в этот раз на сцену выскочил очередной ополоумевший человек, когда выступала англичанка SuRie и пытался что-то прокричать в микрофон. В 2010-м в Осло поклонник решил потанцевать с испанцем Даниэлем Дигесом, в прошлом году в Киеве пранкер-шутник оголил даже не душу, а целый зад под носом у Джамалы… Весело бывает на Евросонге...

Переполошившиеся организаторы, скрутив, конечно, с запозданием хулигана, предложили артистке перепеть номер, но она учтиво отказалась, заявив с истинно британской невозмутимостью, что всем довольна. Кстати, не без оснований. Зал поддержал ее такой громоподобной овацией, что, казалось, эта СьюРай и есть главная победительница. Ан нет, Британия не изменила своей евровидийной традиции и закончила соревнование с предпредпоследним местом, что, в принципе, тоже успех, поскольку обычно бывает последнее. Вот кому о «шельмовании»-то скулить…

По уровню громкости аплодисментов (а такие замеры в шоу-бизнесе очень популярны) лидерами субботнего еврофинала стали вместе с Великобританией еще Испания (влюбленный дуэт Альфред и Амалия) и Албания (сочнейший рок-вокал Эуджента Бушпепа), что, однако, никоим образом не повлияло на голосования ни жюри, ни телезрителей – 11, 23, 24 места.

***

Все-таки коварна напряженная драматургия процесса голосования! И, что бы ни говорили о несовершенстве избирательных европроцедур, но именно эта схема, впервые опробованная в Стокгольме в 2016 г., не только уравновешивает «профессионалов» и «народ», выводя в итоге достаточно взвешенный и мотивированный результат, но действительно насыщает финал конкурса незабываемыми эмоциями.

Более того, скажу страшную крамолу: если бы эта «еврорулетка» волшебно повернулась так, что в 2016 году победил бы Лазарев, то не было бы сейчас для нас системы справедливее, чем эта «вопиющая несправедливость», которую в России с тех пор пинает даже самый ленивый. И почему, скажите, на какой-нибудь «Новой волне» тот же Филипп Киркоров со всеми своими агутинами-варумами-меладзами может судить-рядить конкурсантов, а «профессиональное жюри» на «Евровидении» - ни-ни? Ну и будут у вас тогда одни юрии-шатуновы да сергеи-жуковы с ласковыми-маями да руками-вверх, лучшими певцами и группами современности… Если только народ-то спрашивать…

Итак, по итогу: Нетта, имея третий результат после голосования жюри, стала победителем благодаря телевоутингу с 529 баллами, далеко при этом отстав от прошлогоднего рекорда Салвадора Собрала в Киеве (758). Хотя, в отличие от португальца, она ходила в фаворитах конкурса с первого дня, когда еще по зиме был обнародован видеоклип с конкурсной песней Toy, собравший рекордные 25 млн. просмотров. Взлетевшая на «полшишечки», так сказать, в главные фаворитки конкурса в последние дни Элени Фурейра все-таки осталась второй с 436 баллами, при том, что жюри вообще задвинуло гречанку с Кипра на четвертое место. А реальным «чертиком из табакерки» оказалась как-раз не Элени, а наш уже прославившийся Цезарь из Австрии на платформе с проникновенным опусом Nobody But You, не очень оцененный телезрителями, но «спасенный» жюри – 3 место с 342 баллами.

И, если кому-то еще интересно, Молдова с Филиппом Киркоровым и DoReDos’ами почетно замкнула первую десятку с 209 баллами и с единственными 12 баллами – тарам-пам-пам – от России. Даже румыны не дали своим собратьям, как обычно, высшей оценки. Остальные результаты при странном желании их помусолить можно найти в Интернете…

***

Тем временем тысячи людей в Тель-Авиве танцевали на улицах, прыгали от радости, пели песни, в общем ликовали (у нас так с Биланом не радовались, однако). Спустя 20 лет после эпической победы в 1998 г. трансгендера Dana International, хит которой Viva La Diva стал визитной карточкой все того же Филиппа Киркорова, да такой, что многие теперь путаются, кто собственно был первым, «Евровидение» возвращается в Израиль. Израильские болельщики и члены делегации в Лиссабоне тоже бурно отмечали победу соотечественницы громким пением и выплясыванием«Хавы нагилы»…

Нетта, которую готовили к победе все предыдущие недели, не сказать, что была удивлена, но, безусловно, счастлива. И эта победа, наверное, самая заслуженная среди всех фаворитов конкурса, поскольку и судьба певицы, и история ее хождения на Евросонг (о чем было наше прошлое с ней интервью) – не просто амбиция очередной гламурной старлетки или старлета с обычной ярмарки тщеславия шоу-бизнеса, а действительно наполненная драматизмом, преодолением, выстраданным смыслом творческая и человеческая история, которая, конечно, легла на конъюктуру со всеми этими «харассментами», женскими протестами #Metoo, #TimesUp и т.д. Но от этого история и послание артистки не становятся менее личными, а сама она менее обаятельной и необычной, чем и покорила и обаяла всех, кто собрался в эти дни в Лиссабоне. Ну, разве что, кроме Собрала…

- Нетта, с самого начала вы были в фаворитах конкурса. Однако в последние дни ситуация, как говорят на Руси, стала волатильной. Как вы справились с этим напряжением?

- Знаете, сравнивать музыкальные жанры и музыкантов – смешно. И когда я была в фаворитах, и когда Элени Фурейра стала фавориткой, я всегда говорила, что победит оригинальность и самобытность. И я боролась прежде всего с собой, я нервничала из-за своего выступления, из-за того, насколько я смогу завоевать людей. Считаю, что все выступили сегодня потрясающе, в том числе Элени. Но кто-то один должен был победить.

- Не только песней, но и личным примером вы несете свое послание - о необходимости уважать и принимать разнообразие, независимость, самобытность в каждом человеке. Что бы вы сказали сейчас тем женщинам и мужчинам, которые страдают от этих stupid boys – дураков из вашей песни?

- Не думаю, что я должна много чего-то говорить после того, что случилось сегодня, когда большинство людей проголосовало и выбрало меня. Это победа для всех людей, которые выбирают свой путь независимо ни от чего – угроз, страха, насилия, давления. Выбирают эволюцию, выбирают в конце концов 2018-й год, который на дворе! Я рада и горда этим, как и тем, что привезу это волшебное событие («Евровидение») в Израиль.

Знаете, израильский отбор длился полгода, это было фактически реалити-шоу. Я пришла туда как независимый музыкант, у которого свои тараканы в голове. Вообще не ожидала победить, потому что я слишком авангардна, я делала музыку с этими своими лупами, чего до меня никто в Израиле не делал, по крайней мере по телевидению в прайм-тайм. Решила, ну, ладно, покуражусь немножко, раз такая возможность выпала. А когда выиграла отбор, чего совершенно не ожидала, то поначалу, конечно, было тяжело. Но потом я поняла, что могу ведь сделать теперь что-то очень важное для многих людей, показывать, доказывать им, что можно не бояться, быть совершенно другим, не комплексовать, а гордиться этим и быть принятым. Теперь это становится главным смыслом всей моей деятельности и творчества.

- Еще за несколько дней до финала официальное ЛГБТ-сообщество фанатов «Евровидения» присудило вам свою традиционную музыкальную награду OUTtv. За вас проголосовали тысячи человек по всей Европе, которые признали и ваш талант, и вас как своего посла, который выступает в поддержку и защиту тех людей, которые «другие». Им, наверное, тоже надо сейчас что-то сказать?

- Да вообще-то большинство моей команды – такие же люди. И это грандиозные люди! Они заботились обо мне, оберегали меня, помогали, пестовали, они были мне поддержкой на всем этом действительно тяжелом пути. Они часть этого сообщества. Без них я бы ничего не добилась, была бы ничем – без их энергии, оптимизма, радости. Я буду обязана им и буду петь для них всю свою жизнь. И, конечно, я выступлю на следующих Прайде и Лав-Параде в Тель-Авиве. Все это – не какой-то месседж, который я несу куда-то или кому-то. Это моя сущность, мое состояние души и взгляд на жизнь. Все это звучит в моей песне: быть таким, какой ты есть, независимо ни от чего, слушать и слышать себя, не бояться.

- Банальный вопрос: что вы почувствовали сегодня, когда поняли, что победили уже не просто в нацотборе, а целое «Евровидение»?

- У меня почернело в глазах! Буквально! Какие-то мужики в черном сидели напротив меня в гринруме и вдруг как завопят: «Что? Почему? Как? Где Швеция?...» А я сижу, хлопаю глазами и не очень понимаю. Там было так много цифр, а я вообще-то не очень разбиралась, что это, когда должно закончиться, и к тому же экран был мне плохо виден. Я только смотрела на нашего продюсера, а он то и дело вскакивал и кричал: как, они дали Израилю 6 баллов, 3 балла, позор, позор! Как посмели?! Ну, а потом они меня толкают в бок и говорят: ты чего расселась, вставай, мы победили…

- Все-таки бабушкино кольцо помогло?

- Да, я уже рассказывала, что моя бабушка была очень сильной и независимой женщиной, она умерла, когда мне было 12 лет, и для меня это было очень тяжелым переживанием. Дедушка дал мне это кольцо на удачу, когда я выиграла отбор, сказал, чтобы я ехала с ним на «Евровидение» как с талисманом. Я-то хотела это кольцо надеть, когда замуж буду выходить, но, думаю, что это еще не скоро случится из-за моей карьеры, если вообще случится… И это кольцо действительно придавало мне силы и уверенности.

- Как вы думаете, Салвадор вручал вам сегодня Хрустальный микрофон с радостью?

- Я почувствовала, что он уважает меня, когда он вручал мне микрофон. И он сказал мне об этом. А я ему в ответ послала свою любовь.

- Что вы сделаете в первую очередь, когда вернетесь в Израиль?

- Наемся хумуса.

- Приятного аппетита! Ну, а мы к вам через годик присоединимся…

Читайте предыдущее интервью израильской певицы в нашем материале

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.