Почти Оливер Стоун: Кустурица приехал в Венецию с экс-президентом Уругвая

А 63-летний Уиллем Дефо сыграл 37-летнего Ван Гога

04.09.2018 в 19:04, просмотров: 3182

На 75-й Венецианский кинофестиваль Эмир Кустурица приехал с бывшим президентом Уругвая — 83-летним Хосе Мухикой. Вместе они представляли документальный фильм «Пепе, Высшая жизнь». Именно так — Пепе — называют Мухику люди. Он и стал героем картины, которая как спасательный круг для режиссера, некогда бравшего реванш со своими игровыми картинами.

Почти Оливер Стоун: Кустурица приехал в Венецию с экс-президентом Уругвая
Фото предоставлено Венецианским фестивалем

В 2009 году Венецию посетил действующий тогда президент Венесуэлы Уго Чавес. Тогда он был героем фильма Оливера Стоуна «К югу от границы». Их проход по звездной дорожке вылился в грандиозное шоу, какое кинозвездам и не снилось. Кустурица повторил опыт Стоуна. Хосе «Пепе» Мухика оставил свой пост в 2015 году. Человек небольшого роста, которого не разглядеть за спинами фестивальных секьюрити, некогда определял судьбу своей страны, боролся с распространением марихуаны, придерживался (и продолжает до сих пор) левых взглядов, но от каких-то крайних проявлений теперь готов отказаться. Хосе Мухика на пенсии. Он возделывает грядки, ездит на допотопном автомобиле, капиталов не накопил, зато народной любовью не обделен. С Кустурицей он встретился в Монтевидео, чтобы вспомнить прошлое и рассказать о настоящем. В день премьеры пришло немало латиноамериканской публики, кто-то развернул уругвайский флаг, многие плакали вместе с окружением Мухики и самим Кустурицей.

В основном конкурсе одна за другой идут картины, связанные с творческими людьми. На роль, где умершего в 37 лет Винсента Ван Гога Джулиан Шнабель пригласил в свой фильм «На пороге вечности» 63-летнего Уиллема Дефо, вполне отвечающий нашим представлениям о том, как выглядел ныне знаменитый художник. Но Шнабель не раз заявлял о том, что не стремился воспроизвести все биографически точно: «Я снимал про моего Ван Гога». Но ничего оригинального мы не увидели, все держится на клише: не признан при жизни, беден как церковная мышь, отрезал ухо, попал в психушку, встречался с братом Тео, который навещает его в клинике для душевнобольных. Не веселые картинки сменяют одна другую, знакомые солнечные пейзажи, как с полотен Ваг Гога, напоминают о подсолнухах и полной скорби жизни. Самая впечатляющая сцена — прощания с покойным, чей гроб обложен его картинами, и люди, приходящие проститься, берут их в руки. А когда зал начнет расходиться, словно с того света Ван Гог отправляет им свои фразы о самом разном, например, о том, что любимый цвет — красный. На звездной дорожке Уиллем Дефо появился с Джадой Колагранде — итальянским режиссером, которая относительно недавно стала его женой.

Уиллем Дефо в роли Ван Гога. Предоставлено пресс-службой Венецианского кинофестиваля.

Немецкая картина «Работа без автора» Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка, известного певца периода ГДР, вновь о послевоенной Германии, хотя и о предвоенной тоже, история молодого немца-художника, работавшего в жанре соцреализма, а потом буквально переехавшего городским транспортом черту, оказавшегося в свободной Западной Германии. Картина напоминает наши сериалы и странно, что именно ее отобрали в конкурс, в ущерб, кстати, фильму Кончаловского о Микеланджело. Одну из ролей сыграл Евгений Сидихин, которого наше кино использует скудно, а вот европейские режиссеры чувствуют в нем какую-то звериную русскую душу и охотно снимают в роли брутальных героев. На сей раз он майор советской армии, жена которого рожают едва ли в режиме online, а потом он крупный чин в КГБ, помнящий добро — немецкого доктора, оказавшего медпомощь его многострадальной жене при родах.

Еще одна творческая единица — поп-звезда с тяжелым подростковым прошлым в исполнении Натали Портман в «Vox Lux» 30-летнего Брэйди Корбета. Портман стала еще и продюсером в компании Джуда Лоу, российско-американской актрисы Светланы Меткиной и ее супруга Михаила Литвака. Получилось нечто вроде «Черного лебедя», ставшего как красная тряпка в балетной среде. Теперь новая субкультура, приправленная подростковым терроризмом и нервозами. Ну и какая поп-звезда обходится без алкоголя? С клише и тут все в полном порядке.

К острову Лазаретто, благодаря которому в обиход вошло слово «лазарет», курсируют весь день лодки. Именно там вновь показывают VR-фильмы, которые меняются с поразительной скоростью. Надеваешь шлем и чувствуешь себя Алисой в Зазеркалье во время стоячего просмотра анимационного «Buddy» Chuck Chae. Ощущения острые: в снэк-баре, забитом печеньем и шоколадом, не сразу замечаешь мышонка, грызущего сыр. Но шлем давит на голову, браслеты на руках периодически дают о себе знать и, по сути, заставляют тебя совершать движения, которые со стороны смотрятся странно. Стоит человек в пустой комнате, размахивает руками, крутит головой. А на самом деле в руках у него виртуальный карандаш, которым он подписывает картинку для выросшей до человеческих размеров мыши, или уносится в огромную комнату, где только что стучавшаяся в бар девочка становится великаншей.

8-минутная продукция ВВС «Пошуметь» построена на том, что на экране что-то происходит, если ты шепчешь, дуешь, в идеале — кричишь. Тогда шары рассыпаются искрами, в гигантские фигуры, напоминающие «Каменного гостя», приходят в движение. Есть 6-минутная версия «Острова собак» Уэса Андерсона, показанного в Каннах. Голова после нескольких таких просмотров раскалывается, идешь, пошатываясь на лодку, чтобы вернуться в куда более привычные залы, где показывают пока непобедимое, обычное кино, пока еще не ставшее окончательно аттракционом.