Как Depeche Mode и Милорад Павич звучали бы по-новому

Мистический реализм перенесся из литературы в музыку, а электроника — из прошлого в будущее

27.09.2018 в 18:21, просмотров: 3303

Артисты, живущие на расстоянии нескольких тысяч километров друг от друга, по разные стороны океана, не сговариваясь записали новые концептуальные альбомы. Актуальные герои «ЗД-прослушки» — электронная группа из Лос-Анджелеса The Black Queen, созданная корифеями экспериментальной сцены, и молодой российский певец, музыкант и композитор Сергей Кленских. Их пластинки «Infinite Games» и «НУТРО» — вдумчивые, глубокие работы, которые даже самых искушенных слушателей заставляют остановиться и прослушать их до конца, с одной стороны — вспомнить прошлое, с другой — увидеть что-то новое в музыке.

Как Depeche Mode и Милорад Павич звучали бы по-новому

Игры «Черной королевы»

Порой супергруппы (так называют команды, сформированные музыкантами, уже имеющими мощный творческий бэкграунд и свою громкую историю) не слишком стараются удивить публику чем-то новым и концептуальным. Дескать, имена говорят сами за себя, и поклонникам уже давно все доказано. В этом смысле у коллектива с мистическим названием The Black Queen (в переводе на русский — «Черная королева») — особый, трепетный и необычный подход к своему творчеству: как будто все участники коллектива, собравшись вместе, решили начать все с чистого листа и заняться тем, чего они раньше не делали, — придумывать интересные способы общения с аудиторией, вовлекая ее в какую-то новую создаваемую ими вселенную.

Коллектив в 2015 году сформировали Джошуа Юстис, Грег Пусиато и Стивен Александр. Юстис вместе с Чарльзом Купером создал ставший популярным электронный дуэт Telefon Tel Aviv, которого не стало, когда Чарльз в 2009 году был найден мертвым в своей квартире. Юстис также выступал в качестве клавишника и гитариста с Nine Inch Nails, создал свой сольный проект Sons of Magdalene, экспериментировал во многих других проектах. Грег — изначально вокалист маткор-группы The Dillinger Escape Plan, а Стивен был техническим директором уже упомянутых Nine Inch Nails. Все они творчески симпатизировали друг другу, с интересом наблюдая за тем, что происходит в музыкальной жизни коллег, и в какой-то момент решили объединиться.

На самом деле 2015 год считается официальной точкой старта, а о начале проекта Пусиато рассказал в интервью зарубежному журналу Revolver Magazine еще в 2013-м. Так что по факту работа над дебютным альбомом «Fever Daydream», созданным под влиянием артхауснух фильмов, шла несколько лет. Любопытно, что артисты выпустили его лимитированный тираж на 33 кассетах, которые достались победителям конкурса, проводившегося на официальной странице группы в Сети. Вместе с режиссерами Митчем Мэсси, Робом Шериданом и Джесси Дракслером были сняты черно-белые клипы, а в звучании композиций многие услышали любовь к музыке прошлого, начав вспоминать Depeche Mode, Pink Floyd… Стиль работы не поддавался четким определениям. В рецензиях появлялись такие термины, как «инди», «синтипоп», «прогрессив-рок», «психоделик». Работу сравнивали с музыкой 1970–80-х греческого композитора Вангелиса, который считается одним из тех, кто оказал самое сильное влияние на современную электронную музыку.

Если «Fever Daydream» напомнила некоторым саундтрек к жизни в мегаполисе, как будто созданный Энди Уорхолом, если бы он был музыкантом, то свежая пластинка «Infinite Games» («Бесконечные Игры». — Прим. авт.) — это скорее музыка, подошедшая бы к полету в космос. Несмотря на реверансы в сторону созданной еще в прошлом веке электроники, это композиции, которые приглашают слушателя куда-то в будущее или параллельную реальность. Звуковой космос The Black Queen похож на темный, бездонный, дышащий океан. И первый трек «Even Still I Want To» — мягкое, плавное, очень осторожное, но уверенное погружение в него. С каждой новой композицией — «Thrown Into the Dark», «No Accusations», «Lies About You», «Impossible Condition» — в сознании под их атмосферным воздействием начинают проявляться новые образы, объекты и краски. Никаких лишних движений и эмоциональных всплесков — все песни звучат ровно, сплетаются в одно кружево, цельную концептуальную историю, но драматургия в них построена по-разному. Это удерживает внимание, подогревает интерес к какой-то тайной жизни, происходящей внутри них. Они достаточно плотные по звуку, но одновременно воздушные, развивающиеся по законам своей внутренней динамики.

Возможно, во многом залог успеха этой музыки в том, что она интересна самим создателям, сочинена на кураже, и это чувствуется в ритмах, мелодиях, шумах и в вокальной подаче. Каким будут следующие эксперименты команды — до конца не понятно, и это не может не интриговать.

Музыка без кожи

У композитора и певца Сергея Кленских — свой космос. И сам он — как будто персонаж, пришедший с другой планеты, который, как медиатор, пропускает через себя невидимую творческую субстанцию, трансформируя ее в лирику, мелодии, вокал, тонкие и точные аранжировки. Хотя до выхода свежего альбома у него уже были другие работы, сегодня он записывает их в черновики и называет «НУТРО» первой полноценной пластинкой. На современном музыкальном поле это новое, редкое и удивляющее явление — умная, интересная, качественно сделанная поп-музыка, которая отличается от того, что часто привыкли подразумевать под ней в России.

Сергей начал петь в 4 года, воспроизводя все, что слышал вокруг, уже в 8 лет выступил вместе с Boney M, свои песни стал писать, вдохновившись творчеством Земфиры. Лет в 16 стал устраивать первые большие концерты, привлекая художников, музыкантов, танцоров, театр теней (в Тольятти, где жил тогда юный артист, такие авангардные перфомансы не делал практически никто), потом, переехав в Москву, познакомился с Мариной Черкуновой (Total), которая стала поддерживать его, успел посотрудничать с Линдой и ее музыкантами.

Отвечая на вопрос, в каком стиле сочинены его композиции, Сергей рассуждает, что в них есть и этно, и рок, и трип-хоп (в работе над песнями, которые только готовятся увидеть свет, автор сейчас с особым интересом экспериментирует в этом направлении), инди и даже элементы гранжа. Можно назвать эти опусы арт-попом или арт-роком, но здесь значение имеет не жанровая принадлежность, а энергетика, посыл и то эмоциональное воздействие, которое они оказывают.

Выразительная, бьющая в цель песня с пластинки — «Голые люди». История о тех, кто пропускает через себя все движения и вибрации окружающего мира. У Милорада Павича, одного из самых необычных мировых поэтов и писателей, имеющих отношение к постмодернизму и мистическому реализму, было стихотворение «Есть люди с особо чувствительной кожей». Это яркая и неожиданная аллюзия к песне Кленских. Неожиданная тем, что о нем он узнал уже после того, как родилась композиция. За подобными «играми» информационного поля, когда похожие творческие идеи проявляются в разных формах искусства и совершенно в разное время, наблюдать всегда интересно.

Впрочем, говоря о формах, кажется, Сергею, как и Павичу, совсем не чужд мистический реализм, только в музыке. К тому же текст для него играет не меньшую роль, чем звуковая палитра, а треки цепляют не только мелодикой, атмосферой звука и палитрой приемов, но и своим содержанием. Не менее запоминающаяся, чем «Голые люди», песня «Существо», открывающая пластинку, драматичная, звучащая на нерве, на высоком эмоциональном градусе; «Свои Нирваны», «Я вспоминаю», «Мальчик-Мир»… Фразы вроде «тебе было нетрудно оказаться вновь самым главным существом, самым главным веществом», «я вспоминаю искренность там, где ее не было», «твое имя — интро, фамилия — как кода» вплетаются в мелодии органично, звучат не пафосно, не нарочито и заставляют задуматься.

«Хотелось в этом альбоме обнажить темы, которые близки каждому человеку. На мой взгляд, это грани внутреннего мира — от ранимости до безразличности, от идеальности до шероховатости, от света до темноты, — говорит Сергей, — эта пластинка о том, насколько уникален каждый из нас. Я доверяю тому, кто будет слушать. А выводы каждый сделает сам».