На фестивале «Сталкер» представили работы аутистов

Сухоруков стал мигрантом

14.12.2018 в 18:24, просмотров: 6409

Накануне 70-летия со дня принятия ООН Всеобщей декларации прав человека открылся XXIV Международный фестиваль фильмов о правах человека «Сталкер». Его президентом многие годы остается классик мирового кино Марлен Хуциев.

На фестивале «Сталкер» представили работы аутистов
Фото: stalkerfest.org

Собравшиеся почтили минутой молчания ушедшую из жизни 8 декабря правозащитницу Людмилу Алексееву, которую президент Фонда защиты гласности и многолетний член жюри «Сталкера» Алексей Симонов назвал «самой прекрасной бабушкой правозащитного движения».

После приветственных речей и анонсирования программы кинорежиссер Игорь Волошин представил свой новый фильм «Подвал», снятый в копродукции России, Словакии и Чехии и рассказывающий о трагедии в небольшом городке. 16-летняя девушка не вернулась домой после вечеринки. Поскольку действия полиции по ее поиску безрезультатны, родители начинают собственное расследование, прибегая к недопустимым мерам. Роль отца сыграл Жан-Марк Барр — звезда европейского кино, снимавшийся в «Голубой бездне» Люка Бессона, «Европе», «Нимфоманке», «Танцующей в темноте» Ларса фон Триера. В эпизодической роли появляется Джон Робинсон — представитель независимого американского кино, исполнивший когда-то главную роль в знаменитом фильме «Слон» Гаса Ван Сента («Золотая пальмовая ветвь» Каннского кинофестиваля 2002 года).

фото: Светлана Хохрякова
Режиссер Игорь Волошин.

— Люди часто не помнят о таком понятии, как права человека, пока не столкнутся с ситуацией, когда их свобода вдруг заканчивается, более того, она переплавляется в длительное или краткое заключение, — говорит Игорь Волошин. — В «Подвале» одного из главных героев озвучил Хаски (Дмитрий Кузнецов). Вы же знаете, что совсем недавно он был задержан и находился под арестом. Таким образом, меня эта тема коснулась накануне открытия фестиваля.

— Вы с ним на связи?

— Да. Мы как воркоголики — постоянно работающие люди — видимся не так часто. Сейчас все у него нормально, все хорошо, но тем не менее проблема осталась. Концерты Хаски не раз отменяли. Гастрольный тур планируется за год, организовать его очень сложно. В каждом городе надо провести серьезную подготовительную работу. А музыканты приезжают и слышат: «Вы не будете у нас выступать». Причины не объяснялись (Хаски задержали в Краснодаре во время выступления на крыше автомобиля после того, как был сорван его концерт. — С.Х.).

— Почему вы пригласили Хаски в свой фильм?

— Потому что главного злодея в нашей картине сыграл знаменитый словацкий рэпер Далиб. У себя на родине он — звезда. И это его дебют в кино. Далиб сыграл невероятно, как большой артист. А ему надо было выдержать дуэль с таким серьезным актером, как Жан-Марк Барр. Далиб является главным персонажем хип-хоп-культуры в Словакии и Чехии. Когда я стал искать кого-то здесь, чтобы озвучить его роль для российского проката, то подумал о Диме. Мне показалось, что это как воплощение бесконечного творчества. Я решил перекинуть метафизический мост между молодежной культурой и молодежными проблемами в том контексте, в котором они находятся, через энергию музыки. Хаски и Далиб хорошо знают и любят творчество друг друга. Далиб — еще и продюсер американского рэпера 6ix9ine (Даниэль Эрнандес), который сейчас сидит в тюрьме. У него там что-то сложное, хотя он совсем молодой. Их совместные треки хорошо известны.

— Почему Джон Роббинс, когда-то снимавшийся у Гаса Ван Сента, буквально на мгновение появляется в вашей картине?

— Пришлось его вырезать. Тоже возникает правозащитная тема при упоминании имени Джона. Он же снимался в культовом фильме «Слон» (рассказывает о расстреле подростков в одной из американских школ. — С.Х.). У нас был очень длинный сценарий, а сокращать мы его не могли, поскольку он написан монтажно. Пришлось чем-то пожертвовать уже при монтаже. Но берегли до последнего. Джон появляется в кадре вечеринки с девочками. Он там с усами, как у хипстера.

…Традиционно в программе «Сталкера» представлены фильмы о мигрантах. По данным Британского фонда, в мире их насчитывается около 250 миллионов. А покидают люди родные места из-за преследований, войн, изменения климата — проблем много. Их надо размещать в лагерях беженцев, помогать с работой. Название одной из документальных картин, участвующих в конкурсе: «Уехать нельзя остаться» Никиты Боброва и Павла Фаттахутдинова — говорит само за себя. Герои картины покидают уральское село и отправляются в город в поисках заработка.

Современная притча о двух братьях «Кровь» Артема Темникова — это, по словам режиссера, дуалистический миф о Каине и Авеле в современном прочтении. В его основе — роман Валерия Былинского. «Я много личного в нем нашел, — рассказывает Артем. — Того, что связано с моим братом и близкими. Герои фильма — родные братья — приезжают в Москву с востока Украины, из шахтерского городка. Дома остаются их отец и мать. Сам я тоже приехал в Россию из Узбекистана».

Режиссер другого конкурсного фильма «Звезды» — дебютант Александр Новиков-Янгинов — тоже родом из Узбекистана. Он, как и его герой в исполнении Виктора Сухорукова, — русский, и тоже нахлебался, когда-то приехав в Москву. Учился на курсе у Сергея Соловьева во ВГИКе и теперь снял фильм об учителе русского языка и литературы, гражданине Узбекистана, который вынужден ради заработка, чтобы спасти заболевшую дочь, ехать в Москву. Как и его земляки-узбеки, живет гуртом с гастарбайтерами, вкалывает на стройке… Виктор Сухоруков, прочитав сценарий, тут же согласился сыграть главную роль и сделал это трогательно и нежно.

Режиссер «Зеленых котов» Андрес Пуустусмаа — родом из Эстонии, работает в Таллине и Москве. Он предложил для своей картины возрастное ограничение 40+, объяснив это тем, что молодежь ничего в ней не поймет. А рассказывает она о двух жуликах, которые большую часть жизни провели в тюрьме. Одного из них сыграл Сергей Маковецкий. Выйдя на свободу, бывшие заключенные поймут, что жизнь сильно изменилась, и они в ней подобны инопланетянам…

В одном из фойе Дома кино, где проходит «Сталкер», представлены работы художников-аутистов, а также тех, кто страдает психическими заболеваниями. Ее организаторы объясняют: «Это люди, для которых не существует понятия «социальная лестница», у них отсутствует возможность социального лифта. Они не защищены. Мы работаем с теми из них, кто умеет рисовать и делать что-то своими руками. Наши авторы — аутисты, и не только, — могут социализироваться через творчество».