Лазарев с Киркоровым бросились на амбразуру «Евровидения» с целым оркестром

Отчаянный рывок к победе

10.03.2019 в 16:52, просмотров: 5077

Сергей Лазарев мастерски выдержал театральную паузу, разогрев ожидания его евровидийной песни до точки каления, — не без участия и советов, разумеется, своего патрона и продюсера их очередного совместного европохода Филиппа Киркорова, искушенного мастера душещипательных и зубодробительных интриг, в которых он гуру и дока. В субботу вечером, одними из последних среди участников конкурса, они представили на официальных ресурсах «Евровидения» конкурсную песню и видеоклип Scream.

Лазарев с Киркоровым бросились на амбразуру «Евровидения» с целым оркестром
Кадр из клипа.

Выскочив одними из первых в роли будущих участников грядущей песенной еврогонки, разбередив фанатов и наблюдателей самим фактом своего участия, что сразу обеспечило Лазареву лидирующую позицию даже в ставках букмекеров, наши евросоловьи тем не менее не спешили вытаскивать главного кота из мешка — то есть саму песню, о которой много говорили и которую долго обещали. Изображали, стало быть, мучительный творческий процесс, а публика, как известно, страсть как падка на мучения и страдания. Целых два месяца было известно лишь следующее:

А) Песня Лазареву страшно понравилась. Иначе, мол, он бы даже и не согласился на стремную авантюру — ехать опять за ускользнувшей в прошлый раз победой на «Евровидение». «Я очень надеюсь, что вы все полюбите эту песню так же, как полюбил ее я, когда услышал в первый раз. Это новый удивительный эксперимент для меня, и я очень рад, что он состоялся», — сообщил певец поклонникам в соцсетях. И, конечно, вместе со своим патроном Киркоровым настаивал, что все это предприятие вовсе «не о реванше», а исключительно «о музыке».

Б) Сама песня — нечто невероятное и неслыханное. «Драматизм, эпическое состояние, связанный с этим состоянием номер, хореография», — дразнил Киркоров читателей «МК» в недавнем интервью. Оговорился, правда: это для Европы «будет другой Лазарев, для нас — тот, которого уже давно любят и знают. И, кстати, как мне кажется, любят еще больше, чем танцевального».

В) По причине вышеозначенных творческих мук и поисков авторы, создатели и исполнитель «даже не ожидали, что работа над песней займет такое долгое время, потому что задействован очень серьезный состав действительно больших музыкантов, включая симфонический оркестр».

Таким образом, когда большинство участников «Евровидения-2019» уже опубликовали свои песни и разместились в пречартах согласно заявленному контенту, Россия с Лазаревым возглавляла списки букмекеров как бы авансом. Похожим образом лидерские позиции в прогнозах удерживает и Швеция, традиционно сильный участник конкурса, на счету которой рекордное количество побед и два евротриумфа (2012, 2015 гг.) только в последнем десятилетии.

Однако прогнозы на Швецию у букмекеров и еврофанатов имели под собой значительно более наглядную подоплеку, поскольку формировались на основе перипетий грандиозного Melodifestivalen, многомесячного открытого отборочного конкурса, в котором претенденты и финалисты со своими песнями и номерами уже известны...

***

И вот в означенный час Х, в 5 вечера по центральноевропейскому времени (19.00 по Москве субботы 9 марта) взбудораженная, аки куры на пожаре, общественность прильнула к мониторам и гаджетам, в волнении наблюдая за премьерой очередного евровидийного шлягера из-под пера киркоровско-греческой «Команды мечты» (Dreamteam) в очередном же исполнении Сергея Лазарева. Scream, т.е. «Крик», «Плач» — со слезами и страданиями — действительно, уже не дрыгательно-беззаботная You Are The Only One («Единственная моя»), как в прошлый раз, а драматизм, так драматизм, вкупе с «эпическим состоянием». «Tears aren't quiet things» («Слезы — вещь не простая»), — пояснил сам исполнитель, представляя песню. В общем, все рыдают.

Помпезности в дущераздирающей «эпической» мелодии и страдальческо-драматическому исполнению певца придает помимо прочих аранжировочных и актерских уловок и приемов полифоническое звучание симфонического оркестра. «Ваше участие в песне придало ей еще больше мощи», — поблагодарил Сергей Лазарев Московский симфонический оркестр, принимавший участие в записи плейбека. «Я так рад, что нам удалось вернуть звучание оркестра на «Евровидение». Хотя бы таким образом», — сказал певец, сожалея, видимо, о том, что многолюдный оркестр не удастся разместить на сцене конкурса, поскольку по правилам в номере может участвовать максимум шесть человек. Иначе зрелище действительно было бы монументальным. Ну, хотя бы таковым станет «слушалище».

***

Букмекеры тем временем уже откликнулись на премьеру — почти двухмесячная лидирующая позиция Лазарева пошатнулась, он поочередно уступил Швеции и Нидерландам. Несмотря на «самоликвидацию» с нынешнего конкурса одной из наиболее сильных конкуренток — Украины с Maruv — и общий, по мнению многих наблюдателей, невыразительный и достаточно банальный лайнап конкурсантов, в группе предполагаемых лидеров и фаворитов «Евровидения-2019» наблюдается, однако, достаточно живенькая толкотня локтями: Нидерланды (Данкан Лоуренс), Норвегия (KEiiNO), Италия (Махмуд), Швейцария (Лука Хенни) — все они музыкально, постановочно, исполнительски и каждый по-своему довольно убедительны в претензиях на победу, не говоря о еще одном фаворите, по крайней мере с точки зрения общественного резонанса и даже скандалов, — исландских возмутителях евровидийного спокойствия Hatari.

Исландская группа потрясла основы основ не столько даже выразительными «раммштайновскими» реминисценциями своего тяжелого рока и сценической садомазо-эстетикой, сколько громкими политическими заявлениями, обнаружившими некоторую долю антипатии и критического отношения музыкантов к государству Израиль, в котором, собственно, будет проходить нынешнее «Евровидение», как и к его премьер-министру персонально: «Если «Евровидение-2019» не является политическим делом, то партия «Ликуд» — это поп-группа, а Нетаньяху — ее солист», — взорвали исландцы медийное пространство своим заявлением сразу после победы в национальном отборочном туре.

Конечно, разразился страшный скандал — похлеще, чем с Maruv в Украине. Израиль темпераментно требовал объяснений, исландцы меланхолично поясняли: мол, музыканты «вольны выражать свое мнение по любому вопросу, у нас демократия». К тому же сама песенка (с трудновоспроизводимым исландским правописанием) помимо вызывающе откровенной постановки в той самой эстетике садомазо вызвала вопросы в силу мощного левацко-антиглобалистского пафоса: «Ненависть восторжествует / Европа рухнет / Паутина лжи восстанет из пепла / Единым целым»... Мол, а как же «неполитический характер» — священная корова конкурса, на которую всегда молятся его организаторы?

EBU (Европейский вещательный союз), к которому обратились за разъяснениями, попытался отделить «политический характер» от «общегуманистических аспектов», чтобы спасти Hatari. Ходят слухи, что главный супервайзер конкурса норвежец Йон Ола Санд сам «не ровно дышит» к исландцам. Косвенно это подтверждает то, что г-н супервайзер лично ездил на национальный отбор в Исландию, чего он прежде никогда и нигде не делал, и даже выступил с резонансным заявлением о «голубой мечте» — чтобы «Евровидение» когда-нибудь приехало на эту замечательную землю — в Исландию».

Отличился со своей стороны и сам Израиль, где официальный вещатель конкурса KAN задумал запустить комедийный сериал о планах ИГИЛ (террористической организации, запрещенной в РФ) сорвать «Евровидение» посредством внедрения в делегацию Франции мусульманского певца-террориста. Тут уже возмутилась Франция, от которой в этом году участвует как раз певец-гей марроканского происхождения Биляль Хассани. Ультиматумы, правда, завершились полюбовно — «удовлетворением сторон представленными объяснениями», и теперь вроде как и Биляль приедет, и сериал покажут…

На этом фоне, при усугубляющихся и обостряющихся «гуманитарных аспектах» «Евровидения», даже при всех букмекерских прогнозах, как бы Сергею Лазареву с его лирико-романтическими, драматическими да эпическими самоистязаниями про «непростые слезы» не пришлось бы в третий раз ехать куда-нибудь «не за реваншем»…