Екатерина Белоконь: «Поп и рок в России давно на одной стороне»

Группа «Вельвет»: как держать «оборону до последнего»

04.04.2019 в 18:36, просмотров: 4419

Появившись на горизонте шоу-бизнеса в 2005‑м, команда певицы, автора музыки и текстов Екатерины Белоконь выбрала не самый простой путь к звездам. Музыканты все время лавировали между эстрадной и альтернативной сценами, между которыми в нашей стране всегда была если не пропасть, то точно пионерское расстояние. Сколько бы ни выступали поп- и рок-артисты на одной сцене, сколько бы дуэтов ни записывали, в психологии отечественных слушателей точек пересечения между ними очень мало. «Вельвет» это нисколько не смутило. Группа много лет шла своим, особым путем. Как показало время — не напрасно.

Екатерина Белоконь: «Поп и рок в России давно на одной стороне»
Фото: Ян Костин

Она выстрелила с несколькими очень яркими хитами-манифестами — «Прости», «Капитан Арктика», «Продавец кукол», собрала внушительный урожай наград, позже — затаилась на несколько лет, а теперь снова вернулась в строй с альбомом «Тонкая красная линия» и новой концертной программой. Артисты покажут ее 17 апреля в клубе «Мумий Тролль Music Bar». На сцене прозвучат и композиции с вышедшей в феврале пластинки, и уже давно любимые слушателями песни. По словам Екатерины Белоконь, материала накопилось такое количество и музыканты так соскучились по выступлениям, что было сложно отбирать произведения для концерта и от чего-то отказываться. Накануне события «ЗД» поговорила с певицей о том, с какими настроениями «Вельвет» вступает в свою новую эпоху, как быть единоличницей, но прислушиваться ко мнению окружающих, и чем опасен Интернет.

- Екатерина, расскажите, с чем был связан долгий перерыв? С момента выхода предыдущего альбома «Ближе нельзя» прошло целых шесть лет…

- За это время мы выпустили два сингла, не исчезли насовсем. Но ведь вдохновение не приходит из-под палки. Нам нужно было взять творческий отпуск, отдохнуть, перезарядиться, произвести переоценку ценностей, набраться смелости, чтобы двигаться дальше. По-моему, это пошло только на пользу. Я перфекционист и часто бываю не до конца довольна результатом, но мне очень нравится, каким получился новый альбом. Когда он играет у мужа в машине, я не возмущаюсь: выключи это немедленно! (Смеется.) Для меня это уже показатель того, что все хорошо.

- О чем эта пластинка лично для вас?

- У нее говорящее название: «Тонкая красная линия» — это военный термин, который «переводится» как «оборона из последних сил». В песнях раскрывается эта тема, но каждый может воспринимать их по-своему. Мы были приятно удивлены, что на пластинке, судя по отзывам наших постоянных слушателей, нет композиций-аутсайдеров, проходных треков, хотя к некоторым из них сами мы изначально относились довольно прохладно, добавили для разнообразия. С одной стороны, эта пластинка — тот же «Вельвет», только более взрослый и осмысленный. С другой — мы впервые полностью делали работу сами, не привлекая аранжировщиков. При этом по ряду причин мы записывали половину материала, сводили и мастерили на другой студии, а также привлекли к работе других музыкантов. Все эти решения только улучшили звучание. Мы отвечали за каждую ноту, и впервые все вышло так, как изначально было задумано. Получился драматургически выстроенный роман из десяти глав. Я, вообще, хотела включить двенадцать треков, но ребята сказали мне: «Катя, остановись!».

Фото: Марина Терешина

- Я знаю, что совсем недавно вы сняли и новый клип. Поделитесь подробностями?

- Это видео на одну из моих трех любимых композиций с альбома «Не молчи». В качестве режиссера мы пригласили Владилена Разгулина, который снимал мое самое первое видео в 2006‑м, а потом и в 2013 году. Очень комфортно работать с человеком, который знает всю историю группы, чувствует атмосферу наших песен. Он уже прислал первые отрывки с монтажа. Мне нравится то, что получается. Это история взаимоотношений, конечно же, не самых простых, которая рассказана в танце.

- В 2010‑м, когда вышел альбом «Продавец кукол», «Вельвет» был на пике популярности. Вы думали тогда о том, как удержаться на волне?

- Успех не обрушился на нас в одночасье. Этому предшествовала долгая работа. Нужно было приложить очень много усилий, для того чтобы достигнуть определенного уровня. Мы не думали о том, чтобы оставаться в тренде, просто старались держать внутреннюю планку для самих себя, продолжать делать качественный материал, придерживаться своих внутренних принципов — например, не подгонять под какой-то «формат» звучание композиций, не выступать под фонограмму даже во время телесъемок.

- Каково соотношение удачи и трудолюбия? Что важнее для артиста?

- Удача, стечение обстоятельств — это те факторы, которые могут помочь только для какого-то краткосрочного взлета, как мне кажется. Я считаю, что постоянное самосовершенствование, работа над собой и своим творчеством — это самое важное. Я делаю то, что мне нравится, делаю интуитивно. В этом смысле я лидер в коллективе, поскольку сама пишу все песни. Если кто-то со мной не согласен и аргументы обоснованны, я могу изменить свое мнение, но последнее слово всегда за мной. При этом я никогда не пытаюсь следовать каким-то модным тенденциям, я их и не знаю и не чувствую.

- Тем не менее группа «Вельвет» живет не под стеклянным колпаком, и за последние десять лет в музыкальной индустрии произошли изменения. Какие, на ваш взгляд, стали самыми существенными?

- Технологические. Оборудование, программы для создания музыки сегодня стали гораздо более доступными, постепенно умирает студийный бизнес, к сожалению. У каждого дома стоит компьютер: ты можешь купить недорогой микрофон, установить необходимые программы и самостоятельно создавать и записывать композиции. Вот только от этого часто страдает качество. Вроде бы здорово, что появилось такое разнообразие возможностей и новой музыки, но за счет того, что буквально каждый может стать исполнителем и «композитором», не имея никакой подготовки, уровень профессионализма сильно снижается. Я с пяти лет училась — сначала в музыкальной школе, потом в училище, и меня удивляет, когда человек, выходя на большую сцену, даже не знает нот.

Фото: Марина Терешина

- А насколько избирательна современная публика?

- Есть вдумчивые слушатели, а есть те, кто ведется на так называемый хайп. Я не слежу специально за тем, что происходит. Порой, услышав что-то «модное», пожимаю плечами… А потом этот исполнитель, удививший меня, забывается, у людей появляются новые фавориты. Все очень стремительно меняется. Безусловно, если мы говорим не о классике, а о современной музыке, она является зеркалом времени. Сегодня, например, на волне рэп-исполнители. Кто-то даже называет их «новыми рокерами». Я осилила только половину знаменитого баттла Oxxxymironа с Гнойным. Поняла, что это не мое.

- Если говорить об окружении, раньше вы комфортнее чувствовали себя на сцене?

- Нет. На меня в этом смысле вообще не влияет то, что происходит вокруг. Сейчас мне даже стало комфортнее, потому что появилось больше уверенности в себе, в своих музыкантах, больше опыта.

- Вы все время курсировали между попом и роком. Все-таки, что ближе лично вам? И не было ли страшно вставать на такой довольно непростой путь? Ведь публика, которая слушает эстраду и рок в нашей стране, — это немного разные люди…

- Определение «поп-музыка» почему-то часто звучит как ругательство и нечто второсортное, хотя на самом деле это искажение понятий. Если разобраться, это просто «популярная музыка». Об этом вроде бы все постоянно говорят, но, чтобы отношение изменилось, должно пройти больше времени. И я сейчас не о «попсе» — это что-то действительно совершенно отдельное. Тем не менее в последние годы границы стираются. Поп и рок в России давно на одной стороне. Причем Григорий Лепс со своими мощными гитарами и барабанами звучит более роково, чем некоторые артисты, причисляющие себя к этому направлению. Сегодня у представителей поп- и рок-лагеря, скорее, могут возникнуть какие-то конфронтации с рэперами.

- Как менялись с годами амбиции?

- С возрастом начинаешь более реалистично смотреть на вещи, смещаются главные ценности — и в творчестве, и в жизни. «Золотой граммофон»? Ну был. Важнее, чтобы все близкие были здоровы. Ты начинаешь в принципе спокойнее относиться ко всему, что происходит. Пусть все идет как идет.

- Как-то раз вы работали в Хельсинки с саундпродюсером Тони Кимпимаки, известным по сотрудничеству с Sunrise Avenue, HIM. Вам запомнился этот опыт?

- Мы приехали всего на два дня на запись вокала, когда уже был готов трек. Первый день я пела на английском языке, второй — на русском. Мне очень понравилось работать с вокальным продюсером. Это был совершенно другой подход.

- Кстати, одним из клиентов Тони была группа The Rasmus. Пересматривая клип «Продавец кукол», можно найти что-то общее в образах ваших музыкантов с имиджем ее участников…

- В работе над видео мы всегда полностью доверяемся режиссерам, стилистам. Они профессионалы в этом, и каждый должен заниматься своим делом. А с The Rasmus у нас была забавная история: как-то они приезжали в Москву, когда мы как раз записали первый альбом. Каким-то образом наши пиар-менеджеры передали солисту послушать несколько композиций с него, и он оценил их, сказал: «Это здорово!».