Уволившиеся сотрудники встали на защиту музея Бахрушина

А директор театральной усадьбы ответил невнятным предложением

20.08.2019 в 18:05, просмотров: 6323

Музей – место тихое. И дело не только в назидательном «пожалуйста, не шумите», но и в характере самих сотрудников. Поэтому когда музейщики поднимают крик в защиту своего детища, невольно чувствуешь эту боль. Всего пару дней назад стало известно о массовом увольнении сотрудников из главного театрального музея страны и о «компетентности» нового руководства в лице Кристины Трубиновой. Главный директор «Бахрушинки» Дмитрий Родионов поначалу опровергал эту информацию, но нарастающий скандал вынудил его выйти из зоны комфорта и начать публичный разговор.

Уволившиеся сотрудники встали на защиту музея Бахрушина
Так сейчас выглядит усадебный двор Бахрушинского музея после нововведений "эффективного менеджера". Автор фото: Татьяна Либерман.

Родионов озвучил официальную позицию музея:

«Когда идет процесс активного развития и переформатирования деятельности такой сложной творческой и научной институции как музей, возрастают и требования к профессиональным компетенциям сотрудников: надо осваивать новые способы учета, создавать программы, которые сегодня интересны школьникам и молодежи, расширять деятельность по продвижению наших коллекций, их доступность. Представление о тихой спокойной музейной жизни сегодня не более, чем миф», – сообщил директор.

Он также отметил, что уволившиеся сотрудники не нашли времени высказать свои претензии ему лично. Однако Родионов готов к любому диалогу с коллективом, «но не через посредничество третьих лиц».

Сами же уволившиеся сотрудники имеют иное мнение на сей счет. Нам стало известно об отправленном коллективном письме в Союз театральных деятелей его председателю Александру Калягину.

В частности, в распоряжении редакции «МК» оказался текст письма, изобилующий говорящими фактами. Поначалу сотрудники ждали от «эффективного молодого менеджера» интересной программы по развитию музея. Но вместо этого Кристина Трубинова сразу же изъяла все вакантные ставки музея, не известив никого из руководителей подразделений, и поставила на видоизмененные должности команду «новых менеджеров».

Директор по развитию Ирина Смирнова, чьими усилиями были проведены ремонтно-реставрационные работы фасадов в Главном доме и в Каретном сарае, стала называться заместителем генерального директора по имущественному комплексу. Таким образом, дипломированный специалист с многолетним опытом не только лишился права подписи в особо важных делах, но и стал занимать неподобающую по своей сути должность.

Музейщики не раз слышали яростные крики и ругань Трубиновой в адрес молодых сотрудниц PR-службы. «Её не смущали даже гости вернисажа. В дальнейшем мы поняли, что это ее не смущает вообще никогда, поэтому не удивились громкому скандалу с коллегами из музеев Кремля и ГИМа во время монтажа стенда на Интермузее», – сказано в письме.

Кристина Дмитриевна не имеет никакого профильного образования и свою миссию видит в зарабатывании денег любым путем: от продажи хот-догов во дворе усадьбы «до сдачи в аренду старинных драгоценностей театральных знаменитостей».

Бывшие сотрудники сообщают в социальных сетях о написанной 7 марта 2019 служебной записке на имя директора музея с описанием некомпетентных действий нового зама. Родионов, как следует из сообщения, «служебку» потерял и передал заявления об увольнении своему первому заму на подписание. «Пусть расскажет, какие он зарплаты платит старым сотрудниками. И пусть сравнит со своей зарплатой и с зарплатой новых «своих»», - пишут бывшие сотрудники в фейсбуке.

В 2015 году на время испытательного срока зарплата некоторых сотрудников составляла 11 000 рублей при том, что загруженность и интенсивность работы в Бахрушинском требует нахождения на рабочем месте чуть ли не сутками. И коллектив идет на это по собственному желанию из-за любви к музею.

Кроме того, директорское опровержение массового увольнения рушится о список вакансий в Бахрушинку на профильных сайтах по поиску работы.

Также мы получили полный список уволившихся сотрудников, в котором не 40, а 45 человек. Музей действительно покинул полный состав PR-службы, инженерный отдел, планово-экономический, а также отдел кадров, отказавшийся, по словам авторов письма, уволить сотрудницу в декрете. В списке ушедших также фигурируют имена главного экономиста, начальника службы безопасности, заведующего билетными кассами, нескольких музейных смотрителей, художника-дизайнера и специалиста по экспозиционной и выставочной деятельности.