В Музее им. Бахрушина открылась фотовыставка мастеров театральной сцены

«Тащитесь, траурные клячи! Актеры, правьте ремесло…»

10.10.2019 в 18:24, просмотров: 3625

В главном театральном музее Москвы состоялся вернисаж выставки «Первые сюжеты. Лица российской сцены рубежа тысячелетий». Пестрые стены одного из залов музея украсили черно-белые портреты целой плеяды выдающихся актеров и режиссеров нашей страны. Среди них Армен Джигарханян, Олег Табаков, Николай Караченцов, Константин Райкин, Константин Хабенский, Сергей Безруков, Чулпан Хаматова, Владимир Машков и другие.

В Музее им. Бахрушина открылась фотовыставка мастеров театральной сцены
Фото: Александра Авдеева

По мнению кураторов выставки, 1987 год стал отправной точкой, началом новой эпохи русского театра: с разделением МХАТа произошла смена техник и актерских типов. «Первые сюжеты» — дань почтения всем тем, кто сумел выстоять на претерпевавшей изменения сцене. Именно она, актерская устойчивость, является замковым камнем театрального ремесла. «Эти актеры определяли и определяют последние десятилетия нашего творческого и жизненного бытия», — сказал Дмитрий Родионов, директор Бахрушинского музея.

Но кто, актер или режиссер, является главным героем театрального произведения? Этот вопрос уже многие годы является поводом для споров. Театр без актера — это как машина без колес. Актер с легкостью может перевернуть представление режиссера о его собственном творении. Удачно Евгений Князев вспомнил слова из «Балагана» Блока: «Тащитесь, траурные клячи! Актеры, правьте ремесло…» Но справедливо ли предавать забвению пусть и не актеров, но людей, в не меньшей мере причастных к созиданию на сцене? На торжественном открытии выставки об этом заговорил народный артист России Игорь Ясулович. По мнению мастера, в театре нет одной лидирующей фигуры, театр — это дело коллективное. Это люди, которые остаются за кулисами, это режиссер и актер, это зритель.

На выставке представлена галерея портретов первых лиц актерского цеха, их самые яркие высказывания, а также фрагменты из спектаклей. Вот мы видим отрывок из «Превращения» Валерия Фокина, в котором герой инсценирует кафкианское существо — до сих пор неразгаданный вид насекомого. Чуть дальше — его же версия гоголевской «Шинели». В крошечном мультимедийном зале показывают Мейерхольда. Там сравнительно безлюдно, поскольку зрители даже не подозревают, что за черной шторкой притаился еще один важный элемент выставки. Нашедшие туда дорогу гости молча наблюдают прекрасное, изредка шепотом обмениваясь впечатлениями. Аудиовизуальную составляющую экспозиции дополняют размышления мастеров.

Армен Джигарханян: «Наша профессия очень жесткая, неблагодарная. Я помню, как мой профессор отчислил с курса одну девочку. Она рыдала и повторяла: я так люблю искусство! А он в ответ: но искусство тебя не любит! Он считал, что любовь к искусству, если она не взаимна, может погубить человека. И был прав».

Алла Демидова: «При девяносто девяти градусах вода не кипит, при ста — кипит. Вот этот один градус в искусстве, он очень важен. Это вот чуть-чуть, сотая интонация, потому что вроде все правильно, а вот этого нет».

Александр Феклистов: «В репетиции, если выражаться красивостями, — радость первого взмаха крыльями, а в спектакле — радость полета… Ощущение того, что ты владеешь залом, используешь его в конце концов в своих целях. Зал можно взять в заложники, сделать другом или, наоборот, врагом. Есть старая истина, которую я услышал когда-то от покойного Юры Богатырева: можно играть неправильно, но нельзя играть плохо. Я стараюсь этому принципу следовать».

Выставка «Первые сюжеты. Лица российской сцены рубежа тысячелетий» проходит в рамках масштабного фестиваля «Биеннале театрального искусства. Уроки режиссуры». Параллельно с вернисажем состоялась пресс-конференция фестиваля, на которой его организаторы подробнее о нем рассказали.

Уже третий год в Москве проходит фестиваль «Уроки режиссуры», целью которого является проложить мост между поколениями. Видение молодых режиссеров сильно отличается от традиционных канонов театрального искусства. Несмотря на то что театр не стоит на месте и систематически видоизменяется, такая большая разница во взглядах дает о себе знать.