Признанную порнографией в России картину "Дау" показали на Берлинале

Советское белье рассмешило фестивальную публику

28.02.2020 в 18:52, просмотров: 8616

Мировая премьера 700-часового арт-проекта «Дау» Ильи Хржановского год назад состоялась в Париже, хотя изначально планировалась в столице Германии. Однако местные чиновники радикальную идею российского режиссера по возведению подобия Берлинской стены не поддержали, и пришлось отправиться во Францию. Но «Дау» все-таки добрался до Берлинале, пусть и не в виде гигантского аттракциона. Две картины амбициозного проекта участвуют в одном из главных мировых фестивалей.

Признанную порнографией в России картину
Фото: Пресс-служба Берлинского кинофестиваля

«Дау. Наташа» — один из 16 фильмов мегапроекта — представлен в его главном конкурсе. Формально многочасовой сериал посвящен советскому физику и лауреату Нобелевской премии Льву Ландау (его сыграл греческий дирижер Теодор Курентзис) и основан на мемуарах его жены Коры. В «Наташе» Ландау нет, так что не посвященная в детали публика может только фантазировать на тему, что это за DAU. «Наташа» — также одна из четырех картин проекта, которой Министерство культуры РФ отказало в выдаче прокатного удостоверения по причине пропаганды порнографии, после чего ее авторы подали в суд. Фильм снят на 35-мм пленку, что по нынешним временам редкость. К берлинскому показу его перемонтировали, и рядом с фамилией Хржановского появилось имя сорежиссера и монтажера Екатерины Эртель. Одно дело показать фильм в рамках парижского перформанса, в небольшом зале, и совсем другое — в большом фестивальном дворце и берлинских кинозалах, когда нет никаких отвлекающих факторов и инсталляций, создающих определенную ауру, а только кино в чистом виде.

«Дау» — памятник тоталитарной эпохе. В первых кадрах появляется театральный гуру Анатолий Васильев в роли академика Крупицы (в реальности Капицы), возглавляющего секретный институт, декорации которого были выстроены на харьковском стадионе. В буфете, ставшем главной игровой площадкой, Крупица завтракает с коллегами, ест сливочное масло. В первоначальном, парижском, варианте он еще и учит сотрудниц общепита правильно сервировать стол, подавать масло с маленькой вилочкой. Теперь многие пассажи ушли, но само мимолетное присутствие в кадре Васильева придает происходящему весомость. На протяжении двух с лишним часов зрители наблюдают за жизнью советских людей, сотрудников секретного института, ученых, буфетчиц, перед которым поставлена задача вкусно накормить, качественно обслужить. Наташа обслуживает не только за буфетной стойкой, но и в постели, что и приведет ее в казематы органов госбезопасности.

В так называемом визовом центре в Париже, где можно было приобрести билеты-визы на «Дау», была установлена восковая фигура Владимира Ажиппо, сыгравшего в фильме роль сотрудника комитета госбезопасности, вербующего Наташу, склоняющего ее к сотрудничеству с КГБ. Это он заставил ее вставить в вагину коньячную бутылку — пик унижения и насилия. Чего только не написано об этой сцене очевидцами парижских показов! Она обросла мифами и, видимо, больше всего пугает наших киночиновников. А ведь у Балабанова в «Грузе 200» аналогичный эпизод был куда мощнее, но тогда вопросов не возникало. Время изменилось.

Наташа — среднестатистическая и не очень молодая советская женщина, мечтающая о любви, карабкающаяся по жизни — не самой счастливой. Половину фильма зрители наблюдает за тем, как она препирается со своей молодой коллегой, пьет водку с пивом, несет всякую ерунду. Публика смеется над ее пьяным бредом. Особенный восторг вызывает нижнее белье главной героини, убогий советский лифчик образца 1950-х с крупными пуговицами, из которого не так легко выбраться. Однажды Наташа переспала с пьяненьким иностранцем, приехавшим работать в институт (его роль сыграл реальный европейский ученый), и попалась. Секс в кадре самый настоящий, никакой имитации, но непрофессиональная актриса Наталья Бережная отважилась участвовать в смелой сцене. На пресс-конференции в Берлине она высоко оценила собственную актерскую работу, не стесняясь в выражениях, которые теперь даже невозможно процитировать. Она призналась, что в какие-то моменты испытала страх — настолько было сильным погружение в другую эпоху (события последнего времени свидетельствуют о том, что ничего не изменилось с той поры). Роль сотрудника КГБ, который ее запугивает, сыграл представитель соответствующих органов, харьковчанин Владимир Ажиппо, хорошо знавший свое дело. До парижской премьеры он не дожил — скончался от сердечного приступа в 2017 году, как говорят, во время своей поездки в Лондон по делам «Дау». Помимо актерской работы Ажиппо работал на проекте консультантом. Сцена допроса произвела на публику впечатление. В Берлине еще помнят о деятельности Штази — министерства безопасности ГДР, о которой снято несколько сильных немецких картин. До берлинской премьеры не дожил и еще один герой «Дау» — медиахудожник Алексей Блинов. Теперь его имя, как и Владимира Ажиппо, в траурной рамке.

Работа над «Дау» продолжалась больше 10 лет. Снимал картину оператор Юрген Юргес, работавший еще с Райнером Вернером Фассбиндером. Безумные и яркие идеи Хржановского его увлекли, как и многих других людей, причастных к картине. В процессе работы многие участники так сжились с происходившим на площадке, что это поменяло их жизнь. Сыгравшая молоденькую буфетчицу непрофессиональная актриса Ольга Шкабарня вышла замуж за математика Дмитрия Каледина, которого в парижском проекте можно было вживую наблюдать в советской квартире, выстроенной в Центре Помпиду.

За день до закрытия фестиваля вне конкурса показали еще и шестичасовой фильм «Дау. Дегенерация» с участием находящегося в тюрьме Максима Марцинкевича по прозвищу Тесак. Он осужден за разжигание национальной ненависти.

В конкурсе участвует картина «Дни» тайваньского гения Цай Минляна, снимающего протяженное вне времени кино, где важен медитативный процесс. Главную роль, как всегда, исполнил его любимый актер и спутник жизни Ли Каншэн. События, как и в «Дау», происходят в ограниченном пространстве, чаще всего в пределах одной комнаты, и время имеет особенный отсчет. Практически в режиме онлайн молодой массажист делает главному герою массаж, а потом Ли Каншэн проходит на наших глазах подробный курс иглотерапии в режиме реального времени. Минлян умеет создать такую мощную энергию, что чувства героя на физиологическом уровне начинают испытывать и зрители. Но это высший пилотаж, высочайшая чувственность и чувствительность художника, которая не всем дана. Кино — это еще и таинство, которое уходит в сиюминутных попытках зафиксировать время. Вечность и один день — удел великих.