В театре Райхельгауза готовят социально-политическую комедию

Юрий Чернов: «Актёры играют отрицательные роли не для того, чтобы стало бандитов больше»

В театре «Школа современной пьесы» готовит для зрителей сатирическую комедию с метафоричным названием «Задняя часть слона» по одноименной пьесе режиссера и сценариста Андрея Райкина. Тема «маленького человека», одна из самых близких русскому духу, вновь выходит на театральные  подмостки. Только обрамление истории уж больно напоминает нашу  действительность в разных ее аспектах. Корреспондент «МК» побывал на открытой репетиции спектакля и обнаружил много горечи в этом социально сюрреалистическом анекдоте.

Юрий Чернов: «Актёры играют отрицательные роли не для того, чтобы стало  бандитов больше»
Юрий Чернов. Фото предоставлено пресс-службой «Школы современной пьесы»

«Задняя часть слона» – только первая составляющая  названия пьесы, которая легла в основу грядущей премьеры. И если она сама по себе мало что говорит зрителю, то вторая ее часть – пессимистическая комедия – уже дает первое представление о спектакле.

На сцене весит металлический штанкет, скорее напоминающий чей-то богатый гардероб и занимающий все пространство от кулисы до кулисы. Он же служит занавесом, подняв который зритель знакомится со своим главным героем. Матвей Матвеевич Запорожец (Юрий Чернов) – актер провинциального кукольного театра, которые последние 30 лет играет задние, можно сказать, ноги слона. На закате так и не состоявшейся карьеры артист собирается изменить свою жизнь – уехать в Израиль со своей 9-й по счёту женой Кларой Прошманзон (Джульетта Геринг). Но получает неожиданное предложение, от которого, конечно, нельзя отказаться. Хотя очень хочется.

По иронии судьбы актер Запорожец как две капли воды похож на некоего губернатора Харюгина. Последний обворовал родной край и скрылся в неизвестном направлении, оставив кучу проблем и массу разъяренных товарищей/подельников по чиновничьему цеху. Среди них «соратники» Чморилов (Алексей Гнилицкий) и Погромов (Владимир Качан) и любовница Венера Ивановна Готовая (Мария Раевская). Сплошные говорящие фамилии в духе Гоголя и Салтыкова-Щедрина. Один только полковник из соответствующих органов (Владимир Шульга), который затеял фарс с перевоплощением ценой жизни Запорожца, носит фамилию простую и русскую - Сидоров. Полковник не раз подчеркивает, что он - человек служивый, а значит, таким,  как известно, и наркотики подбрасывать и людей дубинками колотить в  рабочем режиме абсолютно нормально. Особо привлекательна рабочая сила Сидорова – безголовые личности в черных костюмах. 

Молодая режиссер Грета Шушчевичуте старается возвести происходящее в сюрреалистический абсолют. Контрастная смена света, общение с залом, музыкальные номера с живой музыкой и вокалом из советского репертуара («С чего начинается Родина», например) – все это проявляет конфликт пессимистической комедии. Яркий репризный текст заставляет хохотать А в финале... вполне узнаваемая комбинация: каждому – свое: судьба губернатора в руках первого человека страны, а маленькому артисту самое место все там же - в  задней части слона. Собственно, как и всем нам. 

После спектакля мы поговорили с исполнителем главной роли, актёром Юрием Черновым.

– Мы постоянно слышим о зарплатах чиновников, их возможностях и превышении полномочий. Даже о том, какие подарки они дарят любовницам. И это все есть в нашем спектакле. Поэтому мне особенно важно, что наш театр взял для постановки эту киноповесть. Да и мой персонаж, Матвей Матвеевич Запорожец, вполне узнаваемый тип. С ним происходит поистине забавная история – надо перевоплотиться в нечестного губернатора Харюгина. Для меня, как актера, это очень интересная задача.

У Запорожца есть такая фраза: «Какое мне дело до ваших Ворюгиных-Харюгиных? Разве я тяну на это хлебное место? Пустили, понимаешь, козла в огород. А отдуваться мне». И он, действительно, отдувается. Но все усилия по выведению жуликов на чистую воду  оказалось напрасны и никому не нужными, потому что судьбы таких людей решаются не среди налогоплательщиков, а  там  -  наверху. А мы, маленькие люди, оказываемся бесправными. 

2. С актером Владимиром Качаном. Фото предоставлено пресс-службой «Школы современной пьесы»

В нашем спектакле очень много смешного и при этом хватает грусти и печали. Все мы прекрасно понимаем происходящее в стране. И мой финальный текст как раз об этом говорит – ничего не меняется. Но заключительная  песня оставляет надежду, что сказка однажды превратится в быль. Хочется, чтобы люди посмотрели наш спектакль, и что-то изменилось  в хорошую сторону.

– А если бы вы оказались в ситуации вашего героя и вам, чтобы помочь разоблачить нечестных на руку чиновника  предложили его сыграть в жизни. Согласились бы?

– Да, согласился бы. Но для чего? Вот мой персонаж сыграл, а вороватого губернатора решением верховной власти просто перевели на другую должность - отправили в почетную ссылку дипломатом. Или перевоплотиться, чтобы посмотреть на таких  людей поближе? Да как-то и смотреть на них не хочется. В спектакле есть эпизод, когда к Запорожцу в больницу приходят посетители: Погромов, Чморилов, любовница Готовая. Так они не вызывают никакого уважения. Мне бы не хотелось с ними в жизни общаться.

– Как думаете, если в зале будут сидеть реальные прототипы персонажей, они поймут, что спектакль про них?

– Они всегда себя узнают. Например, у нас давно идет спектакль «Дом» Евгения Гришковца. Мы его играем с Леной Санаевой, Володей Шульгой, Максимом Евсеевым. По сюжету главный герой, солидный врач, задумывает купить себе дом. Но денег у него нет. Он ходит по друзьям с просьбой одолжить ему денег. Один, второй, третий отказывает, а четвертый соглашается дать. Но на другой дом. Потому что этот понравился ему самому. Так вот однажды я пригласил на спектакль такого состоятельного человека, и он мгновенно узнал себя. «Да, хороший спектакль», – говорит.

Была еще история. Как-то к нам на спектакль пришли политики из разных партий: коммунисты, либералы. После, за банкетным столом, они смеялись, шутили, дружественно общались. А на следующий день я видел, как эти же лица ужасно ругались друг с другом по телевизору, ну чуть не до драки у них доходило. Тоже своего рода спектакль. И это грустно все. Наверное, поэтому я так хочу, чтобы наш новый спектакль понравился людям. Может кто-то сделает для себя правильные выводы. Актёры играют отрицательные роли не для того, чтобы стало бандитов больше, а чтобы их не было.