Бесконечный Абай

Длится, не заканчивается год, объявленный в честь 175-й годовщины со дня рождения великого поэта и мыслителя Годом Абая, и, принимая участие в юбилейных торжествах и делах, я все чаще думаю, что это не просто праздник, но и нелегкое испытание. Слишком соблазнительно было бы просто впасть в торжественную риторику, сопровождаемую звоном литавр, вспышками фейерверков и изыском заздравных речей. Но тогда останутся лишь торжественная тяжесть мрамора и неколебимое величие памятника. А ощущения живого присутствия не возникнет.

Бесконечный Абай

Испытание на верность Абаю выдерживается с достоинством не только на родине поэта, но и за пределами Великой Степи, чью душу он столь глубоко постиг и выразил — и в слове, и в звуках. Касым-Жомарт Токаев, президент Казахстана, говорит: «Мудрец Абай — олицетворение казахского народа. Возвышая Абая, мы формируем дух подрастающего поколения. Через Абая мы представляем нашу страну всему миру». Наряду со словами осуществляются и дела.

Одно из таких дел — выпущенный московским издательством «Русский раритет» сборник, в который вошли и стихи Абая, и его философская эссеистика — «Слова назидания». Он примыкает — и по оформлению, и прежде всего по содержанию — к другой книге, вышедшей в том же издательстве несколько месяцев назад. Обе они — результат творческих усилий Таира и Сауле Мансуровых. Таир Мансуров, политик, дипломат, ученый-гуманитарий, будучи тогда акимом Северо-Казахстанской области, открывал в Петропавловске скульптурную композицию «Абай — Пушкин» (автор Зураб Церетели). Сауле — исследователь творчества поэта, кавалер Пушкинской медали «Ревнителю просвещения» Академии российской словесности.

Издание прямо-таки по-восточному роскошное: узорный кожаный переплет, веленевая бумага, богатый иллюстративный ряд. Стихи приведены и в оригинале, и в русской версии. Следует признать, поэтическое слово Абая за пределами Казахстана звучит все еще очень глухо, что, как мне кажется, в огромной степени объясняется колоссальными трудностями перевода его речи на иные языки. В этом смысле судьба его похожа на судьбу Пушкина: по сходной причине его на Западе читают куда меньше, чем всех тех, кто из него вырос: Толстого и Достоевского, Гоголя и Тургенева.

Президент Республики Казахстан Н.А.Назарбаев и Президент Российской Федерации В.В.Путин на церемонии открытия памятника Абаю Кунанбаеву. Москва, 4 апреля 2006 г.

Двух гениев языка связывают невидимые нити, и не случайно, наверное, Абай, призывая соотечественников черпать плоды просвещения у русских, прежде всего обратился к Пушкину. О его переводах-переложениях «Евгения Онегина» и иных сочинений нашего классика написано немало — повторяться не буду; замечу лишь, что, составляя «Избранное», Сауле Мансурова тот его раздел, что назван «Думой об Абае», совершенно естественно, как мне кажется, открыла стихотворением Халижана Бекхожина «Голос России» в мастерском переводе Ярослава Смелякова:

Абай наш, мы трижды тебе благодарны

За то, что ты русское слово любил

И щедрой рукою, как свет лучезарный,

Поэзию Пушкина нам подарил!

Пушкин и Абай… — та самая тема, над которой еще 200 лет назад задумывался веймарский мудрец (и тоже один из собеседников Абая) Гете: проблема бытования всемирной литературы, где в единой симфонии сливаются голоса разных поэтов, в том числе и тех, что кажутся «непереводимыми».