В Театре Наций поставили стул для Мольера

Олег Долин представил «Лекаря поневоле»

Театр Наций ударно начал новый сезон – сразу три премьеры. И первая – знаменитая комедия Мольера «Лекарь поневоле» в эстетике площадного театра. Режиссер Олег Долин уже не раз обращается к простым и местами нарочитым формам, чтобы сконцентрировать внимание зрителя на главном – легкой истории о масштабах человеческой глупости и силе юношеских чувств. А когда по обе стороны от тебя сидит Мольер (так написано на разграничительном листе), пусть и воображаемый, атмосфера рисуется сама собой, несмотря на полупустой зал.

Олег Долин представил «Лекаря поневоле»
Фото: theatreofnations.ru

«Лекарь поневоле» – один из самых популярных фарсов Мольера. И, несмотря на свой солидный возраст (пьесе почти 355 лет), он не только пользуется искренней симпатией со стороны зрителей, но и художественным интересом у режиссеров. Вот и Олег Долин, известный работами в жанре площадного театра, решил превратить классическую историю в анекдотичный фарс об абсурдности лжи.

Художественный сюр рождается и исчезает ровно за один час на Малой сцене театра, где нет ничего, кроме четырех секторов с четырьмя зрительскими рядами и пустой сцены. Короткометражность спектакля, кстати, умышленна. Не зря сам режиссер сравнивает постановку с игристым напитком. «Это легкая пьеса, похожая на брызги шампанского, когда люди выходят из театра в хорошем настроении, не нужно бежать на последний поезд и можно успеть зайти в кафе, выпить бокал вина, поговорить о чем-то приятном», – говорит он.

Пока сохраняется опасность новых заражений, зрители вынуждены занимать места не рядом друг с другом, а с автором пьесы. Да, да. На соседнем стуле так и написано – «Это место занято. Тут сидит Мольер».

На сцене появляется главный герой – дровосек Сганарель (Илья Крикливец). В доме его пусто, дети голодные, зато он перманентно весел и пьян. Оттого и счастлив. А вот жена его Мартина (Мария Лапшина) нередко ходит битой. Обида в женщине крепчает, а тут судьба подбрасывает шанс поквитаться с нерадивым муженьком.

Случайные путники разыскивают лекаря. Да не простого – таких у наивных богачей хватает, а настоящего кудесника. Ведь излечить требуется прекрасную Люсинду, которая не известно от чего вдруг онемела. Вот и шанс отомстить драчуну-мужу за все тумаки. Находчивая Мартина тут же предупреждает путников, что гений-врачеватель будет отрицать свою профессию. Поэтому правду придется выбивать силой. Но Мартина просчиталась, Сганарель успешно справляется со новым амплуа, а простодушные пациенты щедро ему платят. Да так, что деньги приходится сапогами уносить.

Пусть у Мольера почти все персонажи пьесы – взрослые люди, у Долина занята сплошь талантливая молодежь. А фамилии некоторых уже знакомы зрителям по их знаменитым родителям. Так, Жеронта, отчаявшегося вельможу, которой ищет лекаря для дочери, играет Глеб Пускепалис, а кормилицу Жаклину – Полина Виторган.

Фото: theatreofnations.ru

Действие с первой минуты напоминает название известного романа Джонатана Софрана Фроера «Жутко громко и запредельно близко». Во-первых, потому что история буквально разворачивается у зрителя под носом, а персонажи то и дело запрыгивают на перила четвертого ряда и бегают по лестницам. А во-вторых, говорят они действительно очень громко. Как того и требует традиция площадного театра. Будто мы пришли на Сен-Жерменскую ярмарку смотреть игру знаменитого фарсового актера Табарена, которым с детства восхищался Мольер.

Декорации здесь не нужны. Если что и необходимо, то всегда можно напрямую обратиться к зрителю. Так путники расспрашивают о врачебных подвигах Сганареля у Мартины и мгновенно дополняют истории ответами самих зрителей.

– Помнится, мальчик как-то упал с…? – говорит посланник Жеронта Лука и вопросительно указывает на мальчика в третьем ряду.

– С дуба, – без тени стеснения громко шепчет парниша лет 12.

Но от такой концентрации фарса голова пойдет кругом. Поэтому режиссер делает два лирические вставки, в которых чувствуются его собственные музыкальные предпочтения. В момент очередного повествовательного перелома звучит гениальная Stairway to heaven легендарной британской рок-группы Led Zeppelin. Жеронт, которой скорее напоминает бандита из фильмов про лихие 90-е: лысый, в черном костюме и с цепью толщиной с палец, перестает быть смешным глупцом для зрителя. Ему хочется сочувствовать. Ведь мнимо больная дочь на самом деле влюблена в бедняка Леандра.

Но Мольер написал комедию. Так что вторых Ромео и Джульетты зритель не дождется. Возлюбленный Люцинды получит наследство, а значит, и отеческое благословение. А что до маленького и тщедушного Сганареля в натянутых до ушей шортах и растянутой майке-алкоголичке, то он возвращается в своей звонкоголосой жене.

Мораль сего фарса такова – если чем по-настоящему и болеют люди, то это любовью. Поэтому финальной точкой звучит All you need is love не менее культовых The Beatles в живом исполнении артистов.