В Эрмитаже показали картины из пепла храмовых благовоний

Звезда китайского искусства Чжан Хуаня пересматривает традиции и осмысляет пандемию

Эрмитаж представил первый масштабный проект после окончания карантина – выставку одного из самых известных художников Китая Чжан Хуаня. Проект «В пепле истории» собирались открыть еще в мае, но из-за пандемии премьеру перенесли на сентябрь. Эти обстоятельства отразились и на содержании выставки: она дополнилась работами, созданными художником в дни карантина, который он провел в предместье Шанхая. 

От этого проект стал более пронзительным: его окончательная версия становится не только современным взглядом на историю отношений СССР и Китая, пересматривает буддийские и христианские традиции, но и обращается к теме смерти и реинкарнации мира. Символично, что большинство работ созданы из пепла. В этой технике художник работает давно, но сейчас она получает новое звучание и прочтение.

Звезда китайского искусства Чжан Хуаня пересматривает традиции и осмысляет пандемию
Главная картина выставки - 40-метровый портрет членов китайской коммунистической партии

 Во дворе Эрмитажа зрителей встречает «Эрмитажный Будда». Семитонная скульптура напоминает пятиногого безголового паука и далека от классического образа духовного учителя. Кажется, что этот Будда был разорван на множество кусочков, а потом причудливым образом заново собран воедино. Так Чжан Хуань напоминает о «культурной революции» (1966 – 1976 гг.), когда буддийские храмы и монастыри в Китае подвергались разорению. Многие скульптуры Будды тогда были разбиты, а позже их собирали заново из фрагментов, как это делает и художник. Одну из таких восстановленных скульптур Чжан Хуань нашел в Тибете, куда совершал паломничество, и под впечатлением создал «Эрмитажного Будду» для России, где в советское время, так же, как и в Китае, многие храмы были разорены, а иконы разбиты или уничтожены. 

Эрмитажный Будда

 Странная скульптура во дворе Эрмитажа становится предисловием ко всему проекту, созданному специально для музея, и обозначает основные его темы. Ключевая из них – метаморфозы: традиций и истории, и в Китае, и в России. Здесь же обозначаются параллели между двумя странами, культурами и этносами, которые ищет и находит Чжан Хуань. Не случайно архитектура выставки в Николаевском зале закручена на геометрии: работы выстраиваются в линии и параллели, вступая таким образом в диалоги между собой. 

  Открывает проект работа из серии «Love», созданная во время пандемии. Это большое полотно, экспрессивно написанное красным акрилом, – на гране фигуративной и предметной живописи. С одной стороны оно может вызвать ассоциацию с сердцем, с другой напоминает кровь. Это чувственная живопись – отражение эмоций художника в дни, когда многие люди вокруг него болели и умирали от вируса. 

Картина из серии «Любовь», открывающая выставку «В пепле истории»

В конце зала еще одна работа из серии «Love», только в черно-красных тонах. Этими картинами Чжань Хуань обращается к теме любви и смерти, открытости и искренности, которые по-новому осмыслял он, как и все человечество, в сложные дни пандемии.

Серия перекликается с еще одним циклом – «Реинкарнация», расположенным в соседнем зале. Эта живопись так же написана красным и рассказывает о тибетском ритуале небесного погребения, во время которого тела умерших отдают на съедение стервятникам. Буддисты верят, что душа покидает тело в момент смерти, а человек должен приносить пользу на всех этапах своего бытия, поэтому жертвование мертвого – своего рода акт благотворительности, дань природе. Вообще для буддистов смерть не является катастрофой, конечной точкой - напротив, это начало нового, та самая реинкарнация, о которой говорит Чжан Хуань в своей серии живописных работ. Надо сказать, что для его творчества «красные» циклы тоже становится переходным этапом. Он давно не брался за кисти и краски (прославился скандальными перформансами, а позже увлекся картинами из пепла и скульптурами), а теперь вновь вернулся к живописи.

И все таки главной на выставке стала картина, написанная художником в технике, которой он наиболее известен в мире. Это 40-метровый портрет Мао Цзэдуна с товарищами по партии. Написан пеплом храмовых благовоний. Основой для картины «12 июня 1964» стала фотография, найденная художником на блошином рынке. Сегодня невозможно опознать всех персонажей пепельного полотна, да и сама история в прямом и переносном смысле покрылась пеплом. Многие ли сегодня знают детали тех событий 1964 года, когда пути двух коммунистических партий – СССР и Китая – разошлись в разных направлениях? На создание этого полотна Чжан Хуань потратил пять лет и, чтобы осознать контекст картины, важно рассказать о технике, в которой она создана. 

– Художник собирает в буддийских храмах пепел благовоний. У него есть договоренности с 20 храмами. Пепел сортируется по тонам от светлого к темного – на 24 тона. Холст кладут на пол, размечают с помощью веревок на квадраты, над ним возводят леса, на которых устанавливается подвижный стул. Находясь на нем, художник насыпает пепел на холст, а потом закрепляет его с помощью клея, который распыляется сверху, – рассказывает один из кураторов выставки Дмитрий Озерков (двое других – сотрудница Эрмитажа Анастасия Веялко и профессор Чикагского университета У Хун).

То есть пепельные картины аккумулируют в себе все чаяния и добрые желания людей, которые приходили в храмы и сжигали там благовония. Таким же образом создан еще десяток картин, представленных на выставке. Среди них, например, изображения Конфуция с учениками и образ Христа с апостолами из «Тайной вечере», Мао Цзэдун, провозглашающий начало нового Китая перед народом, и Ленин, выступающий перед коммунистами, пепельные версии картины Репина «Иван Грозный и его сын Иван» и «Возвращения блудного сына» Рембрандта. Эти полотна образуют интересные диалоги и вскрывают связи между культурами и временем. Они к тому же связаны с историей Эрмитажа, ведь некоторые оригиналы хранятся именно здесь (как шедевр Рембрандта), другие когда-то жили или гостили в музее.

Картина из пепла, изображающая Мао Цзэдуна, выступающего перед народом

Главная картина выставки – 40-метровый портрет членов китайской коммунистической партии – тоже в диалоге. Мао, находящий в центре полотна, оказывается напротив портрета Николая II из коллекции Эрмитажа. И, если повернуться спиной к нему и пойти вперед, можно попасть на балкон Зимнего дворца, с которого некогда перед народом выступали цари. А за изображением последнего российского императора находится портрет Ленина, оказавшийся в компании из «красной серии», посвященной реинкарнации…

Еще одна важная часть выставки – работы, выполненные на дверях XVIII-XIX веков. Эти двери словно осколки старого мира: их выбросили жители столицы провинции Шаньси, когда древний город Тайюань переживал экономический бум и на смену старым домам пришли современные здания.

На эти двери художник наклеил фотографии с репродукциями самых известных полотен из коллекции Эрмитажа или исторические снимки, а ремесленники-резчики искусно вырезали часть образов. Здесь метафора о пепле истории создается другими средствами, но речь все о том же – метаморфозах времени. Например, есть изображение Сталина и его приближенных, но часть людей вырублены из «книги памяти». Многие люди в СССР, в том числе из ближнего круга лидера партии, были репрессированы.

Мадонна Литта Леонардо, перенесённая на старую дверь Чжан Хуанем

Подобные «стирания» происходили и в Китае, когда из-за изменения политической конъюнктуры некоторые персонажи, изображенные на картинах, переписывались художниками (на выставки присутствует такая «пепельная» реплика). Воссоздание этих метаморфоз истории из пепла и дерева, поиск параллелей и создание диалогов – и есть реинкарнация. Тот буддийский взгляд на мир и последние трагические события, который предлагает нам пережить автор.

Выставка продлится до 8 ноября.