Судьба фильма о 100-летии Белорусского театра им. Янки Купалы оказалась туманной

Документалист из Минска Владимир Бокун рассказал, как встречают на границе его соотечественников

Белорусскому Национальному академическому театру им. Янки Купалы исполнилось 100 лет. Славный своей историей, он прогремел на весь мир после того, как его актеры дружно подали заявления об уходе в знак поддержки отправленного в отставку своего директора Павла Латушко. Судьбоносное собрание, на котором это произошло, снимала единственная камера — студии исторических фильмов Владимира Бокуна. Недавно он побывал на фестивале «Победим вместе», где представлял свой документальный фильм «Жанин».

Документалист из Минска Владимир Бокун рассказал, как встречают на границе его соотечественников
Фото: Liashko.

Владимир Бокун еще школьником пришел на белорусское телевидение в 1965 году, а в 2015-м отметил 50-летие своей творческой деятельности. Он — режиссер и продюсер, автор и руководитель проектов «Обратный отсчет», «100 имен Беларуси», «Хроника Минского гетто», награжден премией президента Республики Беларусь за 2019 год. Мы поговорили о том, как снимался фильм о 100-летии театра и почему его картину «Жанин» запретили к показу в Гродно.

— Приступая к работе над фильмом к 100-летию Театра им. Янки Купалы, чего вы хотели? Сделать портрет театра?

— Не совсем. История начиналась сложно и с большим замахом. Теперь уже бывший директор театра Павел Латушко, в прошлом — дипломат, посол Беларуси во Франции, экс-министр культуры, личность у нас очень известная, хотел, чтобы к юбилею было снято 10 серий по 26 минут и мы бы охватили по десятилетию жизни театра в каждой из них. Но я — противник того, чтобы идти хронологическим путем. Первоначальная идея скуксилась, и наше министерство культуры предложило сделать один 52-минутный фильм. А у нас был собран огромный материал, написано десять сценариев, и я решил сделать четыре фильма хотя бы по 26 минут. Мы хотели не просто рассказать историю возникновения и существования театра в разные годы, а провести мысль о том, что все это время он был носителем национальной идеи. Туда шли люди в тяжелые 30-е, в послевоенное и оттепельное время, чтобы посмотреть спектакль и задуматься о том, кто мы, белорусы, где наши корни, кто мы в современном мире? Важно было идентифицировать себя.

Перед съемками главный режиссер театра Николай Пинигин сказал, что наш театр является основным носителем национальной идеи. Почему в 1920 году, в самое сложное время, после страшной гражданской и польской войн, после революционных событий, он все-таки появился. Случайно ли это? А если нет, то что за этим стояло?

— Вы ведь единственные, кто снимал знаменитое собрание. Что там было самым главным?

— Собрание и поступок наших актеров — только часть того, что происходит в Белоруссии. Наши ведущие журналисты с национального и некоторых других каналов тоже написали заявления об уходе. Весь коллектив радиостанции «Столица» во главе с директором уволился. Заводы бастуют. Это глобальное противостояние. Оно не вызвано частными причинами. Это сложная и долгосрочная ситуация. Если бы актеры театра этого не сделали, то о каком носителе национальной идеи могла идти речь? Они просто не могли этого не сделать в сложившейся ситуации.

— Изменилась ли драматургия фильма после того, что произошло в театре?

— Фильм уже был смонтирован без этой сцены. Я планировал, что четыре серии покажут накануне 100-летия на одном из центральных каналов, и в юбилейный день представят 52-минутную версию. Но стало понятно, что ничего этого не будет. Не будет и второго фильма о выдающихся актерских династиях — Владомирских, Глебовых, Макаровых. Уволилась вместе со всеми представительница одной из них — Надежда Белохвостик. Я не могу представить дальнейшую судьбу нашего фильма. Но думаю, что это время пройдет и картина станет еще более ценной, а на актеров будут смотреть через призму их поступка.

— Почувствовали, что люди стали иначе друг к другу относиться?

— Да, конечно. Настроение у людей, выходящих на улицы, радостное, светлое. Есть, конечно, страх, тревога, но общее единение людей — это особое ощущение, и оно не носит агрессивного характера. Мы все вместе. Мы — белорусы.

— Как добираются люди из Минска в Россию? Те, кто уже проделал этот путь, жалуются на тот ад, который надо пройти.

— Да, многих не пропускают через границу. Это тема для журналистского расследования. У нас с Россией — Союзное государство, и нет государственной границы между странами. Но российские пограничники не впускают белорусов, требуют справку из погранкомитета о том, что вам разрешается пересечь границу. Где это регламентировано? Как получить справку? Людей высаживают из автобусов, а рядом стоят ребята с машинами, готовые за определенную плату провезти вас козьими тропами в Россию. Работает отлаженная система. Дозвониться в погранкомитет и получить нужную информацию невозможно. Онлайн-заявку заполнить нельзя. На сайте белорусского посольства есть требования к пересекающим российскую границу: справка об отсутствии COVID, приглашение или подтверждение того, что вы работаете или учитесь. Все! О том, что нужна еще справка погранкомитета, ничего не сообщается.

— Почему ваш фильм «Жанин» запретили к показу в Гродно?

— Потому что моя героиня светится не тем светом. Она святая. Жанин под Гродно живет, и местные власти запретили фильм показывать, хотя он уже шел по нашему главному каналу. Думаю, что и в России его не увидят. Пока состоялся единственный показ на фестивале «Победили вместе».

Героиня фильма Владимира Бокуна Жанин родилась в 1930 году во Франции в шахтерском городе Лален, куда приехали ее родители на заработки из Западной Белоруссии. После создания в 1944 году Управления по делам репатриации граждан СССР из Германии и оккупированных ею стран Сталин пообещал предоставить тем, кто вернется на родину, работу, жилье, возможность в любой момент возвратиться назад. Родители Жанин поддались пропаганде. В СССР семья добирались в товарном вагоне, получая только хлеб. Спустя 72 года пожилая Жанин, все это время не говорившая ни с кем по-французски, но не забывшая язык, отправляется во Францию в места детства. А под Гродно она живет одна, практически без связи с миром, изредка ее навещает сын, живущий в других краях. 

Сюжет:

Выборы президента Белоруссии 2020