На выставке «Утопая в цифрах» художники осмыслили последствия пандемии

«Сейчас в мире все больше эстетизации войны. Мы хотим показать, как вредна популяризация агрессии»

Огнестрельное оружие, созданное из керамики, плавится и растекается по пьедесталу… Эта инсталляция под названием «Утопая в цифрах» Ольги и Олега Татаринцевых стала ключевой на одноименной выставке, представленной авторами в новом арт-пространстве ILONA-K. Галерея расположилась на втором и сороковом этажах башни «Меркурий» Москва-Сити, и первый проект здесь стал ответом на стремительно меняющуюся реальность. Инсталляция «Утопая в цифрах» была сделана в разгар пандемии, в условиях ограничений, несвободы, когда весь мир следил за пугающей статистикой заболеваемости. Помимо нее в проект вошли работы художников за последние 10 лет, связанные с темой несвободы. И вместе они сложились в гуманистическое высказывание об истории и современности мира.

«Сейчас в мире все больше эстетизации войны. Мы хотим показать, как вредна популяризация агрессии»
Художники Ольга и Олег Татаринцев около своей инсталляции «Утопая в цифрах».

Проект «Утопая в цифрах» начинается с работ художников, сделанных задолго до пандемии. Это, например, картина «Я не в ответе перед тобой», созданная на основе оперы «Лоэнгрин» Рихарда Вагнера. Автор пропустила ее отрывок через специальную программу, что позволило визуализировать звук и разбить его на яркие линии (их толщина зависит от высоты звука). На премьере той постановки побывал Василий Кандинский, который писал: «Слово — это внутреннее звучание». В работах Татаринцевых тоже есть это внутреннее звучание — большинство работ так или иначе связаны со словом. Красной нитью через большинство произведений проходят цитаты из трактатов Людвига Витгенштейна — австрийского философа, который считал, что язык отражает мир, так как логическая структура языка идентична онтологической структуре мира. Во время Первой мировой войны Витгенштейн оказался в русском плену. Здесь он влюбился в русскую литературу и даже переписал «Преступление и наказание» на свой лад, расставив ударения над каждым словом. На выставке его цитаты можно найти между произведений — достаточно навести камеру телефона на QR-код, и тебе приходит сообщение от философа. Например — «Образ есть факт». 

Такие фразы дополняют проекты «Запределами» (авторы намеренно пишут название слитно), «Природа молчания» или «Линия звука». Тексты и образы переплетаются в работах Татаринцевых в философские образы-факты. Так, «Запределами» (серия 2017–18 гг.) представляет собой тексты, написанные в условиях заключения великими писателями (Салтыков-Щедрин, Достоевский, Гумилев, Хармс, Бродский etc.). Тесты частично перекрывает черная краска — так же многие письма писателей, написанные в тюрьме, вымарывали цензоры. Слова словно становятся пленниками поверхности холста. Тексты оказываются в условиях живописной изоляции, как узники свободомыслия, как недавно каждый из нас — на карантине. 

Цветной звук в минимализме Татаринцевых.

Новые работы, созданные в дни изоляции, продолжают размышления о философии языка и цвета, ситуации свободы и несвободы. Они представлены на 40-м этаже, куда зрителей доставляет скоростной лифт — и ощущение полета в художественный космос новой реальности становится своеобразным продолжением идей авторов проекта. Здесь, в поднебесье, публику встречает основная работа выставки — «Утопая в цифрах». Перед нами стрелковое оружие, созданное из керамики. Оно плавится и превращается в черные кляксы. Эта инсталляция сделана разнотекстурными глазурями и поэтому выглядит весьма глянцевой, соблазнительной. Это не случайно, ведь все страшное, что происходит в мире, привлекает людей, завораживает, несмотря на весь свой ужас и жестокость. Рядом можно найти цитаты из «Чернобыльской молитвы» Светланы Алексиевич: «Человек с ружьем в зоне... В кого он мог там стрелять и от кого защитить? От физики... От невидимых частиц... Расстрелять зараженную землю или дерево?..»

— Светлана Алексиевич говорит о том, что мир готовился к большой атомной войне, а угроза пришла с другой стороны. И она невидимая. Мир оказался к ней не готов, — говорит Олег Татаринцев. — Мы эту инсталляцию делали на карантине. Здесь стрелковое оружие разных стран мира — и американское, и немецкое, и израильское, и наше, которое сейчас не нужно и не важно, и оно расплывается, превращаясь в кляксы. А рядом мы показываем графические листы с цифрами статистики пандемии — зараженных, выздоровевших, умерших. Эти цифры исчезают, стираются. Это цифры слабости всего нашего мира.

Графическая серия с полустертой статистикой эпидемии продолжается другой серией — с цитатами Людвига Витгенштейна, превращенными художниками в звучные и в то же время немые картины. Не случайно финальной цитатой проекта стала фраза этого австрийского философа: «О чем невозможно говорить, о том следует молчать». «Читать» работы Татаринцевых следует между строк. Но все же одну важную мысль они озвучивают громко в работе «Камуфляж». Эта инсталляция представляет собой детские игрушки, созданные авторами из керамики. Разноцветные зайчики, котики, лошадки покрашены так, что сливаются в цвета камуфляжа.

Работа «Камуфляж».

— Сейчас в мире все больше эстетизации войны. Дети играют с пистолетами, взрослые увлеченно смотрят боевики, телеканалы показывают новости о военных конфликтах. Все это вызывает у нас привыкание к войне. Мы же хотим показать, как вредна такая популяризация агрессии, к чему она потом приводит… Мне кажется, здесь каждый должен начинать с себя — меньше концентрировать свое внимание на ужасах мира, не покупать игрушечные пистолеты своим детям, и, быть может, тогда наш мир станет немного добрей, — уверена Ольга Татаринцева.

Работа «Я не в ответе перед тобой».