Коронавирус унес жизнь руководителя театра «Тень» Ильи Эпельбаума

Его называли волшебником, он мог поставить спектакль в спичечном коробке

Не стало арт-директора самого маленького театра «Тень» Илья Эпельбаума. Его называли волшебником. Он мог поставить спектакль для одного зрителя в спичечном коробке. Зрителей в его удивительном театре всегда было по пальцам перечесть. Больше невозможно было разместить. А спектакль мог длиться 10-15 минут. Илье Эпельбауму было 59 лет. Он заболел тяжелой формой COVID 19 и не смог его победить.

Его называли волшебником, он мог поставить спектакль в спичечном коробке
Фото: tttttttttt.ru

Меньше чем за сутки до его ухода дочь Илья Эпельбаума и актрисы и директора театра «Тень» Майи Краснопольской – Марта - призвала всех, кто может, в 21 час оставить дела и попросить вернуться к нам ее отца, находившегося в тяжелом состоянии в реанимации. Теперь с такими призывами очень часто прибегают кинематографисты и театральные деятели, веря в то, что молитва спасает. В этот раз не спасла. Меньше, чем через сутки Ильи Эпельбаума не стало. 

Не так давно, когда мы находились в самоизоляции, он принимал участие в виртуальном разговоре с любителями театра, организованным Союзом театральных деятелей. На вопрос о том, как изменится театр и наша жизнь в целом после пандемии, Илья ответил: «Театр не изменится. Изменится жизнь. Скоро все это пройдет. Я надеюсь, что это будет не такая пандемия, которая изменит человечество». Он говорил о том, что пандемия объединила людей, они начали поддерживать друг друга. Это с одной стороны. А с другой - все мы сидим по одному, но он всю жизнь так и просидел в одиночестве, придумывая свои необычные спектакли. 

Для самого Ильи Эпельбаума жизнь из-за пандемии изменилась кардинально, перейдя в безвременную смерть, и это был последний онлайн, когда мы могли его увидеть живым и полным планов. А вот театр, уходящий  в онлайн, он театром не считал. 

Илья Эпельбаум и Майя Краснопольская в театре «Тень». Фото: tttttttttt.ru

Заниматься театром Илья Эпельбаум стал заниматься в начале 1990-х, будучи абсолютным дилетантам. А они, как известно, могут привнести в любое дело, свежее дыхание. Илья не стыдился того, что не имеет за плечами театральной школы. Приехал когда-то в Москву поступать в Строгановское художественно-промышленное училище. В детстве вообще не знал, что такое театр. Только на старших курсах в 1980-е попал в туда,  и начали рождаться идеи. Начинал с театра теней, отсюда и название его маленького семейного театра. Почему с теней? Да потому что это театр художника, которым он был. В 1990-ом вместе с женой Майей, которую встретил в Московском театре теней, организовал свою «Тень», расположенную в старом московском доме недалеко от Театра Российской Армии. Все время рядом с ним стоял автомобиль с надписью «Большой Лиликанский Королевский театр».  Название это родилось в ходе создания проекта  «Гастроли Большого Королевского Академического Народного Лиликанского театра в России».  Лиликане — выдуманный малочисленный народ, живущий на далеком острове. Случайные прохожие всегда останавливались возле необычного автомобиля и  возле театра, на фасаде которого периодически вывешивали необычные транспаранты.  Несколько лет назад пошли разговоры, что вот-вот «Тени» выделят новое помещение, что в этом тесно, но все осталось на уровне намерений.  

В его крохотном театре ставили выдающиеся мастера Анатолий Васильев, Петр Фоменко, Тонино Гуэрра, Сергей Юрский. В «Смерти Полифема» играл Николай Цискаридзе, которому пришлось не только танцевать, но и водить кукольных нимф, поскольку никто другой уже не мог поместиться на маленькой сцене.   

«Смерть Полифема». На сцене - Николай Цискаридзе.

В последнее время Илья Эпельбаум увлечен «Театром Воображения». Это не детский проект, он для взрослых (16+) и основан на скоростном синхронном чтении под шумы и музыку, которая задает драматургию.  «Театр Воображения. Антология 1-2» должны были еще в апреле показать на фестивале «Арлекин», но помешала пандемия.  

Илья Эпельбаум придумывал свои спектакли как волшебник, а потом воплощал подобно искусному ювелиру. Казалось, как Левша мог блоху подковать. Кремлевские елки, которые он ставил, оставили у детей воспоминания на всю жизнь.

Сюжет:

Пандемия коронавируса

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28394 от 20 октября 2020

Заголовок в газете: Коронавирус унес жизнь обыкновенного волшебника