Жительница Литвы рассказала о знакомстве со Скобцевой: семья Бондарчука была скромной

Актриса очень любила ездить в эту страну

20 октября не стало Ирины Скобцевой. Она покинула этот мир на 94-м году жизни. И теперь многие, кто был с ней даже мимолетно знаком, вспоминают о ней с любовью. Одну такую историю из своего детства рассказала нам давно живущая в Амстердаме Дайва Стумбрайте, родившаяся в Литве. Много лет она работает на Роттердамском кинофестивале как переводчик и знакома со многими нашими кинематографистами. Но вот с Федором Бондарчуком со времен их детства не виделась ни разу. Знакомство произошло в Литве, куда  семья Сергея Бондарчуки и Ирины Скобцевой приехала отдыхать в 1972 или 1973 году.  

Актриса очень любила ездить в эту страну

Дайве было лет 10 лет. Вместе со своими родителями она проводила лето на Куршской косе в заповедной Неринге. Ее отец был крупным чиновником в Литве, главным инженером энергетических систем тогда еще советской республики. Семья Бондарчука тоже приехала отдыхать в Нерингу с детьми - дочкой Аленой и сыном Федором. Жили они в доме отдыха Совета Министров. Место было престижное, просто так туда посторонних не пропускали. Если у вас не было места в доме отдыха и пропуска, то путь закрыт. В Неринге всегда проживало очень ограниченное число отдыхающих. Дайва и ее родители оказались за соседним столиком с семьей Бондарчука. В одно и то же время ходили на завтрак, обед и ужин. В СССР все было четко по расписанию. 

«Мы попали с ними в одну смену, - вспоминает Дайва. - Сергей Федорович и вся его семья держались очень скромно, ничем не выделялись и не особенно  с кем-то  общались. А мой папа – человек очень общительный, разговорчивый. Он их сразу узнал и решил познакомиться. А потом организовал им развлечение, пригласил покататься на моторной лодке но не в море, а в заливе. Взял лодку у энергетиков, и  мы отправились в путешествие по воде. Места у нас очень красивые». 

Альгирдас Стумбрас, отец Дайвы, рассказал нам, как проходило это путешествие: «Сергей Федорович не поехал с нами, отказался. Ему нужно было работать. Поехала только Ирина с детьми. Она была очень красива и не из тех русских женщин, с которыми можно было вот так запросто говорить. Вела себя очень сдержанно, скромно, с достоинством. С ней были дочка и сын. Я решил показать им не  основную дорогу, а менее известные места, о которых многие туристы не подозревают. Мы доплыли до пляжа, где они уже самостоятельно отдыхали».

«Я больше общалась с дочкой Аленой, - продолжает свой рассказ Дайва. - Все-таки мы - девочки, у нас были общие интересы, и разница в возрасте, если и была,  то минимальная. Федор был младше, и ему с нами, наверное, было не очень  интересно. Потом наше знакомство не продолжилось, хотя мы здоровались при встрече. Дружбы не завязалось. Возможно, это связано с тем, что мы жили в соседнем доме отдыха, а  в совминовский  приходили только в столовую, которая была по тем временам очень хорошая.  

- Чем запомнилась вам Ирина Константиновна? Она, наверное, и одевалась по-особому ?

- Это было очень давно, и я не помню уже каких-то деталей. Но она не выделялась своими туалетами. Но то, что она - актриса, произвело на меня сильное впечатление. К тому же она была очень красивая. Я росла в Литве, да и маленькая еще была в то время, поэтому ничего  не знала про Сергея Бондарчука. Тем более, что он не только актер, но и режиссер. Но сам факт,  что к нам приехали артисты из Москвы, был удивителен. Погода летом в Литве как лотерея. Никогда не знаешь,  тепло будет или прохладно.Поэтому к нам не ездили такие знаменитые люди, предпочитая отдых на Черном море.  И появление на литовском курорте такой пары стало событием». 

Ирина Скобцева в последние годы жила замкнуто, перестала бывать на фестивалях, которые любила еще лет пять-шесть назад. Ее покосил безвременный уход из жизни дочери. Алене Бондарчук было всего 47 лет, но онкологическое заболевание победить не удалось. Ее не стало 7 ноября 2009 года. Алена, как и ее мама, была актрисой, училась на курсе Евгения Евстигнеева в Школе-студии МХАТ, работала в театре, иногда снималась в кино, в том числе, и у своего отца. Алена и похоронена рядом с ним на Новодевичьем кладбище, где найдет свой последний приют и Ирина Скобцева. Вместе с дочерью она снимались в картине «Янтарные крылья» Андрея Разенкова и очень этим дорожила. Отправляясь на фестивали, иногда предлагала  включить этот фильм в программу. Однажды вместе с Аленой приезжала в Выборг на фестиваль «Окно в Европу» представлять эту картину, а потом мы все вместе отмечали премьеру прямо на улице в летнем кафе у отеля. Ничто не предвещало беды.

Внук Ирины Скобцевой и сын Алены Бондарчук – Константин Крюков, которому сейчас 35 лет, - чудом оказался в актерской профессии. Он вырос в Швейцарии, учился в Цюрихе в художественной школе, потом в Германии, окончил Американский институт геммологии в Москве. В общем, пошел по стопам своего отца, изучавшего свойства драгоценных камней. Ювелирное дело Константин не забросил, но кино так увлекло, что стало едва ли не главным делом жизни. И виноват в этом его дядя Федор Бондарчук, пригласивший 18-летнего племянника сниматься в «9 роте». Династия таким образом продолжается, тем более, что актером стал и сын Федора – Сергей Федорович Бондарчук, тезка своего великого деда.  

Читайте также: "Скобцева была "царицей в облаках"

Небесная красота Ирины Скобцевой: кадры памяти умершей актрисы

Небесная красота Ирины Скобцевой: кадры памяти умершей актрисы

Смотрите фотогалерею по теме