Noize MC бросил политику ради космических разработок

Музыканта кидает в разные стороны - от протестных песен к операм и лирическим зарисовкам

«Ваня уже сказал все, что хотел, в своих песнях», - металлическим голосом прочеканил директор Noize MC, когда у артиста вышел EP «No comments» в 2018 году. В той пластинке было много эмоций, Бродского и боли. Кажется, тогда Ивана Алексеева окончательно допекли события, происходящие в стране и в мире. В итоге родилось болезненное высказывание, по уровню переживаний напоминающее агонию чахоточного перед смертью. Казалось бы, в 2020-м ситуация только усугубилась, но музыканта качнуло в совершенно другую сторону – космическую. Впрочем, это неудивительно. Вспомнить хотя бы его хип-хоп оперу «Орфей & Эвридика», совершенно не похожую на все, сделанное до нее…

Музыканта кидает в разные стороны - от протестных песен к операм и лирическим зарисовкам

Теперь артист-символ и музыкант-камертон выпустил макси-сингл «Вояджер-1», пластинку, в которую вошло четыре версии одной песни, включая записи с Белгородским академическим русским оркестром и группой Therr Maitz (давно ничего не было слышно от Антона Беляева, и вот, пожалуйста, замечательная коллаборация). Ваня также снял клип, в котором исполняет композицию на черном фоне, а его темный свитшот выступает экраном для проектора. Зрители видят, как прямо на свитере кумира взлетают вверх ракеты, оставляя за собой огненные хвосты, блестит темная поверхность воды в ночи. На горле Нойза высвечиваются числа – идет обратный отсчет от 20 до нуля. Сам он грустно играет на гитаре душещипательную мелодию и поет на разрыв аорты. Есть ощущение, что Ивану просто захотелось абстрагироваться от всего, что его окружает, с другой стороны – песня кажется очень конкретной. Как будто она о неразделенной любви: «Я не на твоей орбите, меня сносит звездный ветер». Noize MC почти плачет на камеру – такой градус откровенности чувствуется в работе. В случае с ней, что удивительно, он не ограничился просто клипом. Все-таки есть, что сказать артисту, помимо песни и видеоряда. Так как «фишкей» артиста стал с некоторых пор странноватый каприз не давать интервью, он написал в соцсетях развернутое, эпичное послание поклонникам, журналистам и всем страждущим. Текст стоит того, чтобы привести его полностью, поскольку в нем даны не только ответы на многие потенциальные вопросы, но и степень эмоционального состояния обретает поистине космический масштаб, сопоставимый с темой премьерной песни. Очень неожиданное высказывание, поскольку обычно и по крайне мере на людях Иван всегда выдерживал невозмутимый образ:

«Тема космоса волновала меня с детства, я с начальной школы зачитывался Киром Булычёвым, а потом очень быстро перешёл на «взрослую» фантастику. Естественно, это отразилось и на творчестве — у меня давно уже образовался целый «космический» цикл: «На Марсе - классно!», «Вселенная бесконечна?», «Сгораю», «Антенны», да даже шуточные «Следы на спине» или баттловый трек «Рокот космодрома» — тоже из этой серии. В этом году у многих было время погрустить, почувствовав себя отрезанными от мира, и я не стал исключением — наверное, поэтому образ «Вояджера-1», обречённого на вечные скитания беспилотного аппарата, так меня захватил. Я не могу объяснить это рационально. Пожалуй, лучше просто расскажу, как появилась песня.

Просидев полтора месяца дома, мы с семьёй наконец сделали пропуска и поехали за город, на дачу к родственникам. По дороге слушали первый альбом Земфиры — видимо, строчка про секонд-хэнд навеяна меньше всего нужными камбэками и обратным ченджем на билет. Мы приехали — и на меня вдруг обрушилось показавшееся бесконечным пространство: кругом поля, лес, да даже сам участок на контрасте показался необъятным. Мой свояк (ужасное слово, но так уж называется муж сестры жены) Валера — астроном. В тот вечер было ясное небо и огромная Луна, он поставил телескоп прямо в огороде, и мы все по очереди разглядывали сначала кратеры на ней, а потом Венеру.

Мой старший сын Вася тогда зачитывался какой-то книжкой Стивена и Люси Хокинг, и на следующий день мы с ним много болтали про оба «Вояджера» во время прогулки (ПРОГУЛКИ, КАРЛ!) Составные рифмы «Вояджер-один» - «холод жжёт в груди» и «Вояджер» - «услышь мой вой уже» вместе с первыми строчками как-то сами собой мне навязались прямо в процессе разговора. У меня такое бывает — жена подкалывает по поводу того, что я временами просто выпадаю из этого мира в своё бормотание под нос прямо по ходу беседы. В общем, все детали этого паззла сложились на третий день нашего пребывания там.

Я проснулся в 5 утра и уже не мог заснуть — лезли в голову строчки. Я взял телефон, начал записывать, потом понял, что надо это всё петь, пробовать, прикидывать и вообще срочно доделывать. За четыре месяца до этого я на отдыхе сделал на «гиталеле» (артист совместил название двух инструментов - «гитара» и «укулеле» - прим. авт.) инструментальное демо под рабочим названием «Arpeggio Fatale» — я поставил его на репит в смартфоне, положил в карман куртки ту Васину книжку и отправился гулять по окрестным полям. Ходил и пел. Прямо в наушниках, во весь голос – всё равно никого нет. А, может, кто-то и был — мне было не до этого. Часа через четыре я полностью дописал текст, решил наконец спеть его целиком — но телефон сел на середине трека. Я капитально заблудился, навигатора нет, зарядный блок я не взял. Просто комбо. Я был настоящий «Вояджер-1». Кое-как добрался к обеду обратно, перекусил и сразу пошёл записывать демо. А потом полгода доводил его до ума. Послушайте, что получилось».

К этому удивительному откровению Noize MC можно только добавить, что более подробной и настолько чувственной истории создания одной песни муз.редакции «МК» еще не приходилось слышать или читать.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28418 от 18 ноября 2020

Заголовок в газете: Noize MC забросил политику