Любимая женщина Бетховена возила пианино на плоту

Наннетта Штрейхер не только штопала носки, но и делала лучшие фортепиано в Европе

В декабре весь мир будет отмечать 250-летие со дня рождения одного из величайших композиторов в истории – Людвига ван Бетховена. Мало кто знает, что ближайшая подруга композитора, стиравшая ему одежду и занимавшаяся всем домашним хозяйством гения, была величайшим фортепианным мастером XVIII века и к тому же успешной бизнес-леди, что само по себе казалось нонсенсом для патриархального уклада Германии того времени. Ее звали Наннетта Штрейхер.

Наннетта Штрейхер не только штопала носки, но и делала лучшие фортепиано в Европе

Имя Наннетты Штрейхер сейчас мало кому известно. О ней знают разве что теоретики классической музыки. И то, преимущественно, иностранные. Российский интернет, например, выдает единственную вкладку на Википедии со скромным жизнеописанием Штрейхер в два абзаца. Но эта женщина не только перевернула преимущественно мужскую ремесленническую индустрию, но и подчинила ее себе.

Она была шестым ребенком Иоганна Андреаса Штайна, известного изобретателя. Он разработал инновационный фортепианный механизм, который заставил молотки ударять по струнам. В восемь лет Наннетта играла перед Моцартом. Композитор критиковал ее позу и гримасы, но уже тогда признавал гениальность девочки. В 10-летнем возрасте, она овладела многими строительными техниками своего отца и заработала репутацию вундеркинда-механика.

После смерти отца в 1792 году 23-летняя Наннетта, недавно ставшая женой   музыканта Иоганна Андреаса Штрейхера, перевозит на плоту пианино из Аугсбурга в Вену и открывает свое дело. Более того, меняет название унаследованной компании с J. A. Stein на Geschwister (в переводе с немецкого «братья и сестры»), так как сотрудничает  со своим 16-летним братом Маттеусом, и начинает трудиться над новым брендом. То было время бурного развития фортепианного дизайна Музыка выходила за пределы аристократических салонов в большие залы, и производителям пришлось создавать более тяжелые и резонансные инструменты. Однако для Наннетты существовала еще одна проблема – общественное мнение. Сама мысль, что женщина может производить музыкальные инструменты, казалась невероятной и возмутительной в XVIII веке.  

Через несколько лет она знакомится с Бетховеном. Он просит одолжить один из ее роялей для концерта 1796 года в Прессбурге (ныне Братислава). В письме к мужу Наннетты Бетховен шутил, что инструмент слишком «хорош для него». Композитору хотелось свободы, а инструмент звучал как арфа. Элегантное пианино Stein, с его легким прикосновением и серебристым тоном, не соответствовало дикому и сильному стилю исполнения Бетховена. Тогда же он начал замечать ухудшение слуха, но никому не говорил об этом. Много позже ему понадобился более громкий инструмент, чтобы компенсировать свою глухоту, а в тот момент он искал пианино, которое соответствовало бы только его динамическим крайностям.

Тем временем, в 1802 году, разругавшись с братом, Наннетта закрыла совместную компанию и основала собственную фирму Streicher née Stein, где была единоличной владелицей. К 1809-у Наннетта значительно переработала дизайн инструмента своего отца, выпустив несколько самых больших, громких и прочных пианино в Вене. Фирма Streicher производила от 50 до 65 роялей в год и считалась лучшей в городе. Ее инструменты стояли в домах у Бетховена и Гёте. 

Через три года Штрейхеры построили в Вене концертный зал на 300 мест, который быстро стал центром музыкальной жизни города. Но помимо производства и материнства (у супругов было двое детей) Наннетта взяла на себя еще одну работу – управление хаотичным хозяйством Бетховена, слух которого ухудшился, и он находился в творческом упадке. За полтора года Бетховен написал Наннетте более 60 писем, в них он приказывал ей позаботиться о его стирке, заштопать носки и купить продукты, тряпки и крем для обуви. Становясь все более параноидальным, он был убежден, что «мерзкие» слуги собирались ограбить и отравить его.

Отношения Бетховена с женщинами всегда были напряженными. Он влюблялся в хорошеньких аристократок, которые никогда не вышли бы замуж за простолюдина. Наннетта же с ее простым угловатым лицом и ястребиными глазами не была ни красивой, ни высокородной, но она была добра и великодушна. Бетховен называл ее своей «доброй самаритянкой». Биографы композитора утверждают, что их отношения были самыми успешными в его жизни. Приняв на себя его домашние обязанности, Наннетта расчистила Бетховену путь к написанию его самой амбициозной фортепианной сонаты № 29 «Гаммерклавье». И хотя теперь Бетховен играл на английском пианино Broadwood, в письме он признавался Наннетте, что после 1809 года Streicher всегда был его любимцем.

Наннетта пережила Бетховена на пять лет, умерев в 1833 году в возрасте 64 лет. Фирма Streicher продолжала процветать под руководством ее сына Иоганна Батиста, а затем внука Эмиля, который построил фортепиано для Брамса. Когда в 1896 году Эмиль вышел на пенсию, компания закрылась. Это был конец наследства Наннетты. Сейчас ее инструменты являются экспонатами в музеях по всему миру, как напоминание о таланте женщин.