В РАМТе показали злободневный спектакль Владимира Мирзоева

«Уроки режиссуры» указали на «Доходное место»

Во время разрастающейся пандемии, когда цифры зараженных ежедневно бьют рекорды, а ограничения для учреждений культуры делают их работу почти невозможной, состоявшийся фестиваль – событие поистине грандиозное. IV фестиваль «Уроки режиссуры» в рамках Биеннале театрального искусства сумел привезти в столицу все спектакли региональной программы. А экватором смотра стала злободневная комедия Владимира Мирзоева по пьесе Александра Островского «Доходное место».

«Уроки режиссуры» указали на «Доходное место»

Спектакль в Екатеринбурге живет уже шесть лет, но его сценическая версия-2019 в Москве оказалась впервые. К счастью, на 2 дня, пусть и с 25% заполняемости зала. За это время постановка заработала репутацию яркого и в то же время аскетичного спектакля, режиссерские решения которого переворачивают с ног на голову классического Островского.

На сцене нет привычных купеческих декораций. Из уютного зала зритель попадает на символическое дно бассейна (на что указывает характерная металлическая лестница), отделанного золотой плиткой. Она же служит и драгоценной клеткой для одних и тюремной камерой для других. Все выдержано в единой золотистой гамме -  у мужчин строгие деловые костюмы, у женщины —  незатейливые платья. Но главное – детали. Например, именные нашивки на мужских сюртуках, как на форме у футболистов.

Надо сказать, что с момента публикации пьесы в 1857 году ее актуальность осталась неизменной. Перед зрителем – знакомые проблемы, персонажи и особенности их поведения в конкретной ситуации. Будто ничего не поменялось за пару столетий. Тут и несчастные, меркантильные жены, глуповатые и озабоченные теплым местечком на карьерном поприще мужья и самодуры-начальники. Все это довлеет над единственным лучиком света в царстве денег и выгоды – молодым человеком по фамилии Жадов (Сергей Заикин).

По сюжету судьба ставит его перед выбором: или жить бедно, но честно, или просить у дядюшки место «подоходнее». Ведь так куда проще и выгоднее – бери себе взятки, живи припеваючи. И капризная молодая жена Поленька (Анастасия Каткова) не будет пилить тем, что она выглядит «хуже других». Но по совести ли?

«В свое время замечательный философ Григорий Померанц сказал, что дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое и правое дело. Подумайте, как часто мы сеем зло, руководствуясь добрыми намерениями, будучи ведомыми Любовью, желая только блага и себе, и своим близким? Мне кажется, что пьеса Островского написана именно об этом», – говорит режиссер спектакля.

Таких примеров своеобразной любви в спектакле предостаточно. Особо хочется выделить маменьку Фелисату Герасимовну (Ирина Ермолова). Эта величественная женщина с замашками фюрера, армейским выговором и строгим внешним видом, придерживается единственной цели в жизни – выгодно выдать дочерей замуж. И ради этого она готова на все. Муштровать детей – запросто, рассыпаться бисером перед начальником будущего зятя – нет проблем, проводить акультные обряды – считай, сделано. А все ради чего? «Место бы подоходнее…» – то и дело говорят герои спектакля.

Вынужденный поступиться принципами под давлением жены Жадов идет к дядюшке (Анатолий Жигарь) просить повышения. Правда, сам высокопоставленный родственник, только что узнавший о разорении, встречает племянника хорошей головомойкой. В прямом смысле этого слова. Мольбу о доходном месте молодому человеку приходится проговаривать под струей воды, направленной ему прямо в лоб. Прогнившее общество опускает единственную светлую душу на золотое дно. Оно пытается смыть праведные убеждения юноши, прилюдно насмехаясь и унижая его. Но после такого испытания Жадов все же приходит в себя. Ему становится стыдно за сказанное и сделанное. Поэтому он остается верен себе, а молодую жену Поленьку отпускает к матери. Коли она не может так с ним жить — бедно, но честно.

Вот и вырвалась пташка из цепких грязных чиновничьих лап? Как бы не так. Финал отрезвляюще возвращает зрителя в реальность. В том числе и 2020-го года. После прилюдного унижения и торжества собственных убеждений Жадов усаживается между обаятельным в своем коварстве чиновником Юсовым (Андрей Кылосов) и дядюшкой, кладет их руки себе на шею и … покачивается в такт движения паровоза. Они – семья, единое общество, одна упряжь. В ней – и бедные, и богатые, и честные идеалисты, и бессовестные хапуги. Хочешь оставаться собой – научись лавировать и соблюдать меру.