Искусствовед оценила масштаб личности Ирины Антоновой: «Умела рисковать»

Уходила тяжело: «Жаловалась, что почти ничего не видит и не слышит»

Долгие годы деятельность Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина была связана с именем Ирины Антоновой. 30 ноября ее не стало. Почетный президент прославленного музея скончалась на 99-м году жизни. Вот что рассказала о ней доктор искусствоведения, главный научный сотрудник Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина Виктория Маркова.

Уходила тяжело: «Жаловалась, что почти ничего не видит и не слышит»

-Я пришла в музей очень давно и познакомилась с Ириной Александровной, когда мне было восемнадцать лет. Это для меня вся жизнь, – рассказывает Виктория Маркова корреспонденту «МК». – Я занимаюсь Италией, и Ирина Александровна занималась итальянским искусством. Она писала диплом по творчеству Веронезе, исследовала венецианскую живопись. Такая привязанность нас сильно объединяла. Она останется в истории музея, потому что Антонова – это очень мощная и продолжительная эпоха в этой истории.

-Какое для вас главное качество Ирины Александровны?

-Масштаб личности. Она была амбициозным человеком, который замахивался на важные, невиданные проекты. Ирина Александровна всегда понимала дух времени, умела рисковать и чувствовала, где стоит остановиться. Она делала выставки, которые в определенный момент истории нашей страны были рискованными. Тем не менее, ей это удавалось: выставка «Москва - Париж 1900-1930», выставка Шагала, первая выставка Пикассо и так далее.

В какой-то момент музей ассоциировали абсолютно с ее личностью. Меня часто спрашивали: «Вы работаете в музее Антоновой?». Я отвечала: «Я работаю в музее изобразительных искусств имени Пушкина, а Антонова – директор». Она, конечно, своей личностью очень много здесь определяла. Время, которое прожил музей вместе с ней – огромно. Представьте себе, начало 1960-х – оттепель, потом 1970-е, перестройка, времена Горбачева, Ельцина. Сменялись эпохи, и она на разных этапах умела соответствовать задачам и духу времени, оставаться на высоте тех задач, которые перед собою ставила. Она прожила очень наполненную и долгую жизнь. Думаю, Ирина Александровна осуществила не все свои планы, но очень многие.

Например, сейчас то, чем музей в первую очередь озабочен – это строительство музейного городка. Несмотря на сложные времена, строительство продолжается, и мы надеемся, что в 2022-2023 году будут реальные результаты этой работы. Идея принадлежит еще основателю музея - Ивану Владимировичу Цветаеву, но Ирина Александровна в какой-то момент сделала ее своей, стала за нее бороться. Она это начала, и мы видим, что ее дело продолжается, и будем, надеюсь, видеть его результаты.

-Что для нее было самым важным, когда она решала, какую выставку организовать?

-Музей – это все-таки коллективная работа. Это не значит, что все выставки делала Ирина Александровна, но без ее ведома они не делались. Конечно, руководитель оценивает, прежде всего, общественный, культурный резонанс выставки, ее своевременность, значимость для данного момента в стране. Оценивает с точки зрения глобальной, общей картины то что происходит сейчас, и как культура себя ощущает в этот период. Выставки найдут отклик тогда, когда они отвечают каким-то запросам, когда в них есть момент актуальности, злободневности.

Здесь очень важно для руководителя выдерживать баланс между тем, что злободневно сегодня, и тем, чтобы в этом были какие-то вечные ценности. У Ирины Александровны это было, она это понимала.

-Когда вы последний раз общались с Ириной Александровной?

-Она звонила мне по телефону с месяц назад и спрашивала, нет ли у меня знакомых врачей. Жаловалась, что почти ничего не видит и почти ничего не слышит. Это был грустный разговор, период ее угасания. Но Ирина Александровна была еще полна энергии, и ее характер оставался при ней. Ей казалось, что она еще все может, но жизнь и здоровье берут свое.