В Третьяковке показали творчество ученика Малевича, создавшего проект супрематического театра

Космическая эра вышла из театра

Революция 1917-го аккумулировала сложные процессы в культуре. Художники бросились строить новый мир – со своей визуальностью. Утвердители нового искусства – уновисовцы – птенцы школа Казимира Малевича несли авангардные идеи в массы по городам и весям. В Оренбурге главой филиала арт-объединения стал Иван Кудряшов и придумал для города проект супрематического театра, это был главный проект Уновис для реальной архитектуры. Через 20 лет Кудряшова обвинили в формализме, исключили из Союза художников, он сделался затворником. Только спустя почти полвека после его смерти, в год 125-летия мастера, в Третьяковке представили первую ретроспективу художника-космиста.

Космическая эра вышла из театра
Проект театра - 19 год

Эпоха авангарда начала ХХ века – стремительная, бурная, но короткая – неистощимый источник открытий для современного зрителя. Культурную революцию делали многие талантливые люди, но позже, со сменой политического и художественного курса, их имена вымарывали из истории искусства, а работы прятали в дальний ящик. Второе открытие русского авангарда случилось после смерти Сталина – в конце 1950-60-х годах, но и сегодня далеко не все яркие герои авангарда известны широкой публике. Зато как приятно их открывать.

Проект театра - 19 год

Один из них – художник Иван Кудряшов. Живописец, график, педагог. Создатель особенного абстрактного искусства – пространственной живописи, которая ушла дальше опытов учителей-супрематистов, в глубокий космос. Он писал его в движении и объеме, как и Малевич, он верил в скорое освоение просторов Вселенной, но, в отличие от учителя, смог увидеть начало «космической эпохи» и услышать знаменитое «Поехали!». 

Он до конца остался верен абстрактному искусству, поэтому последние 30 лет жизни работал в основном в стол.

Имя Кудряшова долго время оставалось в тени других последователей Малевича. Только сейчас весь путь художника – от студенческой скамьи до старости – проследили кураторы Ирина Пронина и Игорь Смекалов: исследование заняло 15 лет. Его результаты можно видеть на первой ретроспективе Ивана Кудряшова.

Проект театра 19 год

В экспозицию вошло более 300 работ. Выставка начинается со студенческих записей и рисунков, который Кудряшов делал на лекциях Казимира Малевича. Он учился у него в Государственных свободных художественных мастерских в Москве. А после отъезда предводителя супрематистов в Витебск (осенью 1919 года) пост главного мастера ГСХМ занял Натан Певзнер, и Кудряшов продолжил обучение у него. Наброски и записи юного художника соседствуют с зарисовками других авангардистов – самого Малевича и его сподвижников или учеников – Эль Лисицкого, Натана Певзнера, Густава Клуциса. Чувствуется, что все это одна школа. Она есть точка отсчета – исходная, откуда каждый художник начал свои поиски. 

Весной 1920-го Кудряшов покинул мастерские и по мандату Наркомпроса уехал в Оренбург. Через несколько месяцев туда же из Витебска приехали Малевич и Лисицкий. Вместе они открыли там филиал Уновиса, который возглавил Кудряшов. А осенью 1920-го власти города объявили конкурс на роспись местного театра. Художник предложил свой проект и его одобрили.

На выставке мы находим эскизы росписей занавеса, потолка, трех ярусов зрительного зала и боковой стены фойе. Перед нами супрематическая Вселенная: разноцветные геометрические фигуры парят в пространстве, зритель, оказавшись в таком театре, словно и сам выходит в открытый космос. На выставке проект воссоздан в макете, так что можно представить весь масштаб и глубину проекта.

Зимой того же 1920 года Кудряшов пишет несколько картин для театра – например, общий вид внизу вверх росписи театра, предполагая разместить их в фойе. Однако проект так и состоялся. В следующем году Кудряшов создал еще один архитектурный проект для летнего театра. Он, впрочем, тоже так остался на бумаге. Но вошел в учебники по авангарду.

Графика 1960-х

– Насколько были близки Малевич и Кудряшов? Учитель как-то помогал ученику работать над проектом театра?

– Нет, это его самостоятельный проект, хотя Малевич его, конечно, видел. Кудряшов с Малевичем пробыл дольше всех. Хотя раньше считалось, что это лишь эпизод в его жизни, но нет, – рассказывает Игорь Смекалов. – Они познакомились в конце 1918 года и так или иначе продолжали общаться до смерти Малевича в 1935 году. Они вели постоянную переписку в 1920-1922 годах, затем произошло постепенное дистанцирование, но уважение к Малевичу Кудряшов сохранил навсегда. Он отличается от других учеников тем, что последовательно развивался – никогда не останавливался на достигнутом. Его путь – это беспрерывный эксперимент. Другие художники быстро отошли от супрематизма – ушли в другие, смежные формы искусства, или перешли к реализму, а Кудряшов оставался самым упертым абстракционистом и живописцем-станковистом.

  В 1938 году Иван Кудряшов был исключен из Московского отделения Союза художников и лишен возможности выставлять работы – за «формализм». Он жил затворником в доме Военторга, пока в конце 1950-х к нему не заглянули коллекционер Георгий Костаки и художники Владимир Немухин и Лидия Мастеркова. Костаки купил у запрещенного художника ряд работ. Перед своим отъездом на историческую родину в Грецию в 1977 году Костаки передал в музей более 800 работ, включая картины Кудряшова. 

Графика 1960-х

Но самые любопытные экспонаты выставки, которые прежде не видели даже специалисты, прибыли в Москву из музея искусств в Нукусе (Узбекистан), вдова Кудряшова передала карандашные рисунки Игорю Савицкому, основателю музея. Как раз графика позволяет почувствовать ритм живописи художника, ее подвижный характер.

  Вторая часть выставки, продолжающая повествование этажом ниже, как ни странно, начинается с реалистического, предельно точного в деталях, автопортрета. Мы можем взглянуть в глаза творца новой культуры. Он суров. Перед нами серьезный юноша – в серой рубахе и кепке. Рабочий цеха искусств. Бледно-голубые глаза смотрят упрямо, с вызовом. Художник редко занимался фигуративной живописью, но редкие такие картины говорят о хорошей школе и показывают его натуру. Чуть дальше находится фото Ивана Кудряшова, сделанное спустя десятилетия – за два года до смерти. Взгляд такой же упрямый, но измученный. 

Кудряшов прошел войну, где получил тяжелое ранение и инвалидность, и работал художником-оформителем. В остальное время создавал пространственную живопись – динамические кривые, закрученные спирали, многомерные цветовые плоскости. Он продолжал заглядывать во Вселенную, анализировать ее геометрию и движение, изучать космос визуальными средствами. И, в отличие от многих своих друзей (а тем более учителей), ему довелось увидеть своими глазами первые шаги человечества в освоении космоса. Он застал полет Гагарина и выход в открытый космос Леонова. В конце 1950-начале 60-х он изображает полет Спутника-1 и Спутника-2 с Лайкой на борту – рисунок сделан в память первой жертве освоения Вселенной. Кудряшов предрекал космическую эру и увидел, как его прогнозы сбываются…

Графика 1960-х

Единственная прижизненная персональная выставка художника состоялась в 1970 году в Париже – в частной галерее Galerie Jean Chauvelin. После смерти работы Ивана Кудряшова показывались в Музее Соломона Гуггенхайма и нью-йорском МоМА. Некоторые экспонаты на нынешнюю выставку приехали из Греции и Парижа, так что за пределами родины Кудряшова знают. Теперь и в России о его космическом искусстве заговорят.

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру