Глава департамента культуры Фурсин признал, что Театр Моссовета находится в горячей зоне

Артисты во всем обвинили Домогарова и попросили защитить их от нападок в соцсетях

В пятницу глава департамента культуры Алексей Фурсин посетил Театр имени Моссовета. По этому поводу накануне артисты получили в чат сообщение о необходимости явиться. Но поскольку коллектив только 2 июля закончил первую часть своего отпуска (в Театре Моссовета его проводят в два приема), не все смогли на собрании присутствовать. Во всяком случае, Талызина, Гусева, Куценко, Деревянко, Бондаренко по разным причинам отсутствовали. О чем же шла речь на этом экстренном собрании? В распоряжении «МК» оказалась запись собрания, проливающая свет на процессы, происходящие в театре.

Артисты во всем обвинили Домогарова и попросили  защитить их от нападок в соцсетях

Надо сказать, что данную встречу с моссоветовцами инициировал сам Алексей Фурсин, который после ряда назначений в подведомственных ему театрах завел хороший обычай встречаться с коллективами, чтобы понять, что за игроки на театральном поле, чтобы вникнуть в проблемы и постараться по возможности что-то изменить в лучшую сторону. «Театр Моссовета находится в горячей зоне обсуждения, и для нас это является определенным показателем того, что театр требует пристального внимания, что, возможно, надо что-то менять, – начал глава  культурного ведомства. – Мы смотрим на то, какие произошли изменения, как загружена труппа, и чтобы театр не стал второстепенной площадкой»

А именно такой последние годы в соцсетях называют академический театр, расположенный в саду «Аквариум». Фурсин признался, что департамент, конечно,  обращает внимание на то, что пишут о театре в Телеграм-каналах и других пабликах, на нападки на его руководителей, но решения культурное ведомство принимает исходя из конкретных фактов. А именно: как растет выручка, за счет каких проектов, чьей режиссуры или игры конкретных артистов. И объявил внимавшему залу, что с  1 июля  принято решение продлить контракты на год с Евгением Марчелли (худруком) и Алексеем Черепневым (директором).

«Но хотелось бы, чтобы, несмотря на весь негатив в сторону руководства, Театр имени Моссовета звучал с положительной точки зрения в  жизни города. И это в первую очередь зависит от вас, Евгений, от вас, Алексей, – твердо повторил свою мысль Алексей Фурсин. – И с помощью вас, Андрей Сергеевич, это нам удастся». 

Последние слова относились исключительно к Андрею Кончаловскому, также присутствовавшему на собрании. И это его заступничество обеспечило Марчелли перезаключение контракта еще на год – иначе его бы «ушли» из Моссовета еще в прошлом году, если бы не «ресурс» – в данном случае Кончаловского. Мастер ставит в Моссовете, здесь играют его супруга Юлия Высоцкая и его гитисовский курс. 

Собрание в Театре Моссовета продолжалось около часа. Выступали артисты А.Голобородько,  О.Остроумова, М.Кнушевицкая – от старшего поколения, Климова – от среднего, ну и пара-тройка молодых. Из их выступлений разной степени эмоциональности и темперамента следовало, что: в Театре Моссовета все очень хорошо, все теперь загружены работой – не то что при прежнем руководстве. Что Театр им. Моссовета – «самый интеллигентный театр в Москве и даже в стране», но его, такой дружный, интеллигентный (безусловно, лягнуть ушедшего худрука  П.О. Хомского, который уже никогда не ответит, – особенно интеллигентно), постоянно травят и создают ему плохую репутацию. А Ольга Остроумова назвала главного виновника в организации травли: «А то, что про нас пишут, – это все домогаровские дела. Никак не отстанет». 

И хотя Домогаров уже не работает в Театре им. Моссовета, судя по эмоциональным выступлениям, тень его не дает покоя администрации и коллегам. Кто б знал, что старина Домогаров окажется таким крутым мафиози!

Надо сказать, что глава Департамента культуры, не погруженный в специфику театрального дела и не знакомый с тонкостями и особенностями  актерских проявлений, тем не менее  был тверд в своей позиции. Так, на слова Голобородько о том, что плохое о театре – заказуха, что «пишут профессиональные люди,  имеющие  другие интересы», Фурсин заметил, что плохо, когда нет альтернативной точки зрения: «О разных театрах говорят и хорошо, и плохо. Но когда только плохо,  это плохо». 

К просьбе защитить театр от клеветы артисты присоединили еще три: помочь получить звания талантливым артистам (заслуженных и народных), коих в театре много, помочь с новым пространством в саду «Аквариум», который сейчас в реконструкции. Но главное – перезаключать контракт с худруком не на год, а на три, так как год – это не срок для таланта. Относительно званий, замечу, обращение было явно не по адресу: ведь кандидатов рассматривает Минкульт России, а выдвигает их как раз руководство театра, на что и указал Фурсин. 

Что же до трехлетнего контракта Евгения Марчелли, то вообще то его срок на посту худрука Театра им. Моссовета – четыре года без двух месяцев. И за это время он имел все шансы без лишних формальностей по-настоящему поднять театр, а не думать про репутационные потери из-за Домогарова и прочих материально заинтересованных лиц.

Но театр – такой организм, что в нем по своей природе не может быть единодушия, и все всем довольны. Моссовет тут – не исключение. Поэтому, несмотря на видимость дружной семьи, дружней которой нет, есть в труппе и в службах и другое мнение. 

– Это здесь, на собрании перед начальством, все такая семья-семья и просят для Марчелли трехлетний контракт, – рассказали мне несколько артистов. – Но буквально месяц назад, когда не было известно, продлит ли Департамент культуры с Евгением Жозефовичем контракт, все, кто сегодня пел ему дифирамбы, стали просто его сливать. Вроде бы ничего для этого не делали, но такое отношение витало в воздухе. Кто-то не мог простить, что он хотел на постановку пригласить Полину Гагарину, у кого-то к нему были свои претензии. Но теперь у него контракт, и все кланяются. 

 Но возможно, что артисты вполне искренне так считают.

– На собрании были в основном молодые, и большинство из них как раз молчали. Все же видят, что происходит, что интеллигентность – миф, но боятся говорить. Кто-то привел в театр работать своих детей и внуков – значит, лучше молчать. И потом, Марчелли и Черепнев расправились с Домогаровым, звездой, который делал театру кассу, – что думать другим артистам, без имени? Просто не продлят контракт, если рот откроешь.   

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №29312 от 8 июля 2024

Заголовок в газете: Что не так в театре Моссовета?

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру