Искусство принадлежит огороду!

“МК” провел дачную акцию: художники выдали садоводам эксклюзивный арт-инвентарь

16.06.2009 в 22:20, просмотров: 2664

В ведре развелись акулы? К лопате прилипла бутылка? Лезвие косы стало деревянным? Это не ошибка пьяных рабочих при сборке садового инвентаря. У дачников глаза на лоб лезут, когда им предлагают купить чумовые лопаты-грабли-вилы. “Подходи, налетай, арт-объекты покупай!” или “Не боись, не жадись, покупай живопись!” — зазывают поживиться искусством садоводов.

Нет, не кризис заставил художников пойти торговать своими творениями. Это арт-акция “МК”! Во главе с главным дачником современного искусства Николаем Полисским. Художники и “МК” предложили купить необычные арт-объекты по антикризисным ценам — от 99 коп. до 99 руб. — и применить их на участке. Как фантазии художников приходились к дачному двору, “МК” узнал у посельчан Мичуринца.

Современное искусство — штука элитарная? Стоит бешеных денег на аукционах в Лондоне или Нью-Йорке? Нет, “МК” развенчал этот миф! Уже второй раз мы выходим с актуальным творчеством в народ и распродаем за копейки. Наша новогодняя арт-распродажа (“МК” от 22.12.08) стала первым социально-художественным экспериментом.

Тогда во главе со скандальным художником “человеком-собакой” Олегом Куликом продавали новогодний арт на обычном рынке в Жулебине. Народ смел современное искусство с прилавка моментально! Теперь мы пошли дальше: создать эффект неожиданности... Представьте, копаете вы грядки кверху попой, а тут — стук! Не картошку или сахар мешками предлагают, а современное искусство. Итак, едем по Минскому шоссе в поселок Мичуринец.

Территория поселка с 1920-х годов принадлежала Тимирязевской академии, которая прилежно разрастила здесь яблоневый сад. В 1938 году Тимирязевка упраздняет сад — и вместо яблок вырастают дачные домики агрономов. Здесь до сих пор водятся эти бойцы сельскохозяйственного труда и их потомки.

Ленина, Маркса и Энгельса — это основные улицы. Цветочный, Сиреневый — не эпитеты к ним, а местные переулочки. Горячая смесь марксизма-ленинизма и сельской романтики плавно перетекает в писательское Переделкино. Но этой, совсем другой истории, мы не касаемся.

“Искусство нэ надо, дэнег надо”

Улица Ленина — главная в Мичуринце. На нее и высаживается арт-десант “МК”. Николай, Сергей и Марина, обвешанные арт-инвентарем — зрелище не для слабонервных. А за нами еще и целый эскорт — машина “МК” с арт-объектами. Стучимся в первый дом.

— Да-да! Акция? Искусство? Нет, у нас все есть. Ничего нам не надо, ни лопат, ни объектов, — зычно голосит женщина, даже не выходя за калитку.

Другая калитка — вторая попытка. “Никого нет дома!” — только и отвечают из глубины маленького участка.

Подходим к мужчинам, которые моют машину.

— Нэ, мы нэ мэсный, машина моим. Как? Искусство нэ надо, дэнег надо, — глаголют гастарбайтеры.

Арт-десант “МК” почти отчаялся. Совсем народ запуганный. Если б мы под Лондоном где-нибудь были, то все с руками оторвали. В Европе знают, что каждая такая вещь — эксклюзив. А у нас боятся.

С надеждой стучимся в следующий дом. Уже пол-Ленина прошли. Ба, открывают…

— Ой, какие у вас штуки! В них можно цветы посадить. Они ж еще и разноцветные, — восхищается женщина, примеряя арт-грабли “Мечта сантехника” из канализационных труб от Марины Звягинцевой.

— А вечером за шашлычком можно свечки в них вставить, если ветра не будет. Романтика, Лен! — фантазирует ее муж Сергей в растянутых трениках. Оказывается, он начальник гаража.

Торжественно вручает 99 рэ продавцам.

Цветы—искусство—канализация... В этом что-то есть. Не все потеряно у мичуринских дачников. Если в современном искусстве не сильны, то хоть фантазия есть. И милые люди встречаются.

В капусте — дети!

Штурмуем стереотипы дальше. Навстречу два мальчика и дедуля с красным лицом.

— А что это у вас? — любопытствуют ребята. — Какой молоток!

Мальчишки жадно набрасываются на арт-объекты. Чуть-чуть только всю машину не скупили. Но строгий дедушка — он оказался рентгенологом — запрещает ребятам брать больше, чем по одной вещи.

— Искусство не конфеты, его много не бывает, — замечает Полисский.

— Нет, возьмем вот таблички “Внимание! В капусте — дети!” И про ультраправые кабачки, и про злую морковку. И будет. Их куда, на грядку надо? Нам такие по всему участку расставить бы, — заключает рентгенолог и отдает 3 рубля.

Да, молодежь на искусство падка. Художественное поколение подрастает. Хотя им сейчас что игрушки, что искусство — все одно.

“У нас нечем поживиться”

— У нас поживиться нечем, мы сами воруем, — неожиданно встречает арт-продавцов “МК” другой дачник, занимая все пространство калитки своими парусиновыми шортами.

— Искусство для дачи прикупить не хотите? Вот, например, огромный деревянный молоток от артели Николая Полисского. 59 рублей всего!

— Да, — вставляет сам Полисский. — У нас еще топор из куска цельного дерева…

— Давайте лучше я вам “Волгу” свою старую за 59 рэ продам.

— А может — обмен? Вы нам машину, мы вам — искусство!

— Нет уж, у нас все есть, — заключил недоверчивый дачник.

— Давайте торговаться — “Волгу” за 58 рэ и арт-объект в придачу!

Почесав затылок, дачник отказался.

— А вы что, с охраной приехали продавать? — напоследок бросает дачник, в недоумении оглядывая машину “МК” с арт-инвентарем.

Поющей собаке — грабли с бутылкой

Из красной “шестерки” вылезают три солидные дамы. Видать, из магазина.

— Вам подойдут к машине красные грабли! Смотри, как гармонируют, — говорит корр. “МК” и показывает арт-объект художницы Ольги Иордан.

— Ой, ну мы и так закупились по самые уши, — ворчит пожилая женщина. — Если нашей Зосе понравится, то возьмем.

Зося оказалась… собакой с огромными глазами и шикарной гривой. По происхождению она — сибирская хаски! Обнюхав арт-грабли, лизнув приклеенную к ним бутылку, Зося одобрительно запевает. Зычно, громко, настоящая “Волга-Волга”.

— Она не умеет лаять. Только поет, почти разговаривает. Иногда кажется, что можно слова разобрать. Значит, одобряет. Берем, — говорит приземистая дачница в зеленом платье, отдает 99 руб.

Ну вот. Дело пошло в гору. Собаки тоже понимают в искусстве.

Садовый молоток для гарной жинки

От ленинизма двигаемся к марксизму через малонаселенный Садовый переулок. Стучимся в калитку, за которой возвышается несколько крупных домов. Лай, скрип, вываливаются двое.

— Ой, какая кувалда большая! — радуется женщина в розовом платке, примеряя деревянный молоток Полисского на муже.

— Зачем тебе эта штука? Не надо, Лен! — жалобится загорелый мужчина.

— Смотри, какая хорошенькая. Ой, а вилы какие прикольные! Из канализационных труб, — смакует Лена и передает арт-объект мужу. Тот деловито осматривает творение Марины Звягинцевой.

— А тут уже дырки саморезами сделаны? Тогда разбирать нет смысла.

Надеемся, молоток не окажется яблоком… простите, молотком раздора. Муж поддался уговорам, и семейство купило молоток от артели Полисского за 59 рублей. Страшно представить, как будет Лена применять арт-объект. Супруги живут в Мичуринце круглый год. Теперь явно веселее будет.

Деревянный мастер-класс

“Улица Маркса”, — читаем на зеленом заборе. Здесь нас встречает целое семейство во главе с дачниками-старожилами. Юрий Маркович — агроном в отставке — и его супруга Галина Михайловна, в прошлом журналист. С ними их взрослые дети и юные внуки. Николай Полисский не просто предлагает прикупить дачный арт, но дает посельчанам настоящий мастер-класс.

— Пяточку косы ставим поближе к земле, крепко сжимаем лучок и начинаем косить, — вещает Полисский.

Все бы хорошо, только лезвие нашей арт-косы деревянное! В том-то и фишка “Николо-Ленивецкого промысла” — все из природных материалов.

А малышам, которые отдыхали у дедушки с бабушкой, по душе пришлась гигантская рогатка. Автор “Крупнокалиберной рогатки” — художник Сережа Чернов. Только стрелять из нее они могут исключительно сообща: один держит, другой натягивает резиновый жгут. Детям после десяти минут тренировок удается-таки попасть в стоящую рядом яблоню. “С помощью рогатки можно отпугивать, скажем, воробьев или ворон”, — комментирует художник.

А зять Юрия Марковича нашел свой арт-объект. Пока дети резвятся с рогаткой, папаша улегся в окружении “Ростков” художника Владимира Цепилова. Искусственный газончик, на нем — обрезанные бутылки. Всю композицию дополняет его круглая лысина. Только вот выпить из половинчатых сосудов не удалось. На этой даче арт-продавцы оставили целую кипу арт-объектов. Чучело из канализационных труб, деревянного кабанчика, рогатку, вилы… Заработали 500 рублей — целый куш.

Окуджава обзавелся акулами

От улицы Маркса рукой подать до Музея Булата Окуджавы. Стучимся. Усатый охранник сурово интересуется.

— Музей закрыт. Вам чего?

— Современное искусство для дачников продаем. Акция! Все по дешевке. Для музея не желаете приобрести?

— Подождите! — отрезает мужик и уходит. Ждем 10 минут, 15... Нам открывают две пожилые женщины. По всему видно — интеллигенция. Вот кому искусство должно прийтись по вкусу.

— Почти все раскупили. Но есть еще арт-объекты, которые для сада пригодятся. Как вам этот “Отпугиватель кротов”, — показываем ведро. Из него торчит акулий плавник. Не пугайтесь — деревянный. Вокруг синего ведра “плавает” еще одна акула: к круглой и дырявой, как сиденье унитаза, деревяшке приделан еще один плавник.

— Или вот грабли из канализационных труб остались, — подхватывает Марина Звягинцева, рекламируя свой арт-объект.

— А для музея подойдет “Лопата сталкера”, — не отстает Сергей Чернов. — Все по Тарковскому: гайки, чтобы определять радиацию. Вещь концептуальная.

Изумленные женщины долго мялись. “Радиации у нас нет. Огорода как такового — тоже. Есть сад!”. В итоге берут акулье ведро за 59 рублей и даже приглашают зайти в музей. Ведро торжественно размещаем рядом с цветочной клумбой. Теперь ни один крот к пионам не подкопается!

Эпилог

Искусство для дачников, конечно, не новогодняя распродажа: народ раскупал арт-объекты не так резво. И все же основную часть наш передвижной садово-огородный базар реализовал. Что тут скажешь, люди еще не привыкли к современному искусству, пусть и живут близ дачи Зураба Константиновича.

Все вырученные деньги мы отдали в детский дом в подмосковной Малаховке.

Прейскурант арт-акции №1

У знатного мастера ленд-арта Николая ПОЛИССКОГО и его артели “Николо-Ленивецкий промысел” все из дерева: вилы, грабли, лопата, коса — по 99 р.; четыре молота, топор из цельного куска дерева — по 59 р.; и кабанчик на закуску — 99 р. 99 коп.

Творения Марины ЗВЯГИНЦЕВОЙ сплошь из канализационных труб. Пугало “Трубочист” — в милом разукрашенном халатике — покрыто монотипией, 99 р. 99 коп. Вилы “Кровосток”. 99 р. Название кровожадное (долы-кровостоки на холодном оружии делались в прошлом веке, чтобы кровь убитой дичи быстрее вытекала), но правдоподобное, вилы Звягинцевой тоже полые. Грабли “Мечта сантехника” — 99 р.

Сергей ЧЕРНОВ: лопата “Посох сталкера” (из инструкции: “мечта садовода-любителя, обитающего в зоне Чернобыля или Семипалатинска”) — 99 р. “Крупнокалиберная рогатка” (аж 75 см в высоту), оружие, не требующее спецразрешения, — 19 р.

Леха ГАРИКОВИЧ — мастер создавать искусство с юмором. Три таблички для грядок с надписями “Внимание! В капусте дети!”, “Осторожно! Злая морковь!” и “Территория ультраправых кабачков!”. Каждая по 99 коп.

Итого: 25 арт-объектов для дачи.

Продавцы художественного толка — художники Николай Полисский, Марина Звягинцева, Сергей Чернов и корр. “МК” Маша Москвичева.

Прейскурант арт-акции №2

Арт-группа “Экскурс” проявила себя патриотически-алкоголически. Ольга ИОРДАН: “Наш инвентарь” — белая лопата, красные грабли и синие вилы в цветах российского флага. К каждому предмету скотчем примотана бутылка. А как еще?

Покопал, выпил, полил... По 89 р.

Роман ПОЛЯКОВ. Аквариум “Моя земля” выглядит как срез земной коры. Наверху дачники на грядках, а внизу-то кости динозавров, тектонические плиты, лава. 19 р.

Владимир ЦЕПИЛОВ: “Ростки”. На деле не ростки, а обрезанные бутылки на искусственном газоне. 29 р.

От группы “Арт-кухня” — прибор ночного видения для дачника. Шапка цвета хаки с рогами, словно у оленя, и круглыми окулярами. Если не увидишь ночью, так воров точно распугаешь. 9 р. 99 коп.

Сергей ПОНОМАРЕВ: “Отпугиватель кротов” — ведро, в котором плавает акула. Плавник уж точно торчит. 49 р.