Откроет ли Гергиев Чудо?

Нам обещают, что конкурс им. Чайковского, наконец, сбросит оковы местечковости

…Да-да-да, местечковости, свояченничества, непрозрачности etc., — и обещают это, увы, не в первый раз. Но последние лет N-ть «Чайковский» уверенно скатывался всё ниже, иностранцы думать забыли о приезде в Москву, зная, что «всё схвачено» и если ты не ученик какого-нибудь члена жюри, ловить здесь ровным счетом нечего… Мало того, пошла дурацкая традиция — как только ты чуть яркий, «любимец публики», тебя непременно убирают еще в первом туре. Словами Гергиева (нового председателя Оргкомитета конкурса—2011) — форум перестал, как раньше, открывать миру Чудо. То есть имя (пианиста ли, скрипача), которое потом гремело бы на весь мир. Это цель.

Интриг с КЧ—2011 полным полно. Основная: всем ясно, что «Чайковский» и БЗК — одно нераздельное целое, но главный зал страны в мае закрывают на ремонт-реставрацию. За год обещают уложиться (причем Алексей Шалашов, директор департамента современного искусства Минкульта отрицает саму мысль о том, что придется искать зал-дублер в случае срыва по срокам). Но этот год у многих вызывает скепсис (Большой театр перед глазами). Ведь до конца так и не озвучены масштабы работ — что точно делать будут, а что нет: разбирать балконы, сцену, сдирать полы, потолок, что?

Представители Оргкомитета конкурса им. Чайковского: руководитель рабочей группы Ричард Родзинский, председатель оргкомитета Валерий Гергиев, глава департамента современного искусства Минкульта Алексей Шалашов и пианист Денис Мацуев

Одно прозвучало — на момент ремонта (и это разумно) демонтируют драгоценный орган Кавайе-Коля. А потом соберут заново? Тут тоже заковыка. Самое больное место, по которому еще не раз ударят критики — уникальная акустика БЗК, которую любой ремонт может нарушить. Предвижу, что может стать модным «ругать испорченную акустику», если какой пианист на КЧ, например, не пройдет во второй тур. Непонятно с органом: на его весьма трудоемкую и весьма затратную (несколько миллионов евро) реставрацию средств пока нет и не предвидется. Но он — важная составляющая акустики БЗК. Собирать его после ремонта зала целиком — двойная работа, все равно потом разбирать для реставрации. А ставить один только проспект (видимая часть) — изменится акустика.

Но, допустим, с залом успели, акустику не нарушили. Как вернуть конкурсу реноме — ого-го 1958 года (на что замахнулись организаторы)? Валерий Гергиев так и сказал: «В жюри первого конкурса 58 года были собраны лучшие на тот момент музыкальные силы. И наша задача сегодня, опираясь на все связи и авторитет русской школы, собрать такой же представительный состав». Проще говоря, сидел в жюри Рихтер, Ойстрах, — вот и нужно глянуть — а кто сегодня в мире Рихтер и Ойстрах, — того и будут звать на КЧ—2011 (состав огласят не раньше февраля-марта 2010-го).

«Главное, — продолжает Гергиев, — обеспечить справедливые и прозрачные условия работы жюри, чтобы и наблюдателям всё было понятно, и чтобы мы знали, что ни о каком давлении, ни о каких неясных решениях не может быть и речи!». На непрозрачность прошлых конкурсов намекалось, однако Гергиев пообещал московскую профессуру не третировать, не мстить и красные карточки ей не раздавать. Валерий Абисалович идет на всё, обещая и приезд Вэна Клайбёрна, который «перебросит зримый мост из 1958-го в 2011-й», и даже участие в конкурсной программе оркестра Мариинского театра — «если это будет нужно для усиления престижа КЧ».

Для того, чтоб о форуме—2011 узнали во всех уголках мира, руководителем рабочей группы Оргкомитета назначили американца Ричарда Родзинского (президент Фонда Клайбёрна); он целый доклад зачитал, как поставить КЧ на принципиально новые информационные рельсы — тут тебе и прямые трансляции по интернету, и выкладывание в Ю-туб, и залезание в социальные сети, — Гергиев вообще сравнил Ричарда с Гусом Хиддинком… дай бог. Только можно ли классический конкурс распиарить до масштабов, скажем, Евровидения? И нужно ли? Пока, однако, ставится вопрос простой осведомленности: задача заманить иностранцев, дать именно им «зеленый свет». Так уж напрямую об этом не говорилось, но между строк читалось.

Дальше спорили о регламенте и программе. По словам Шалашова «одним из важных нововведений КЧ явится то, что второй тур будет разделен как бы на два — конкурсанты будут сначала выступать с камерным оркестром», и только потом либо пройдут, либо нет на третий тур — где выступят с оркестром симфоническим. То есть мы будем иметь «малый» и «большой» финалы. Программа же станет более свободной, удобной для музыканта. Еще одна «приманка» — возросшие суммы призов (первая премия — $30 000, вторая — 20, третья — 15, и так до шести). Всё это, разумеется, потребует и увеличения бюджета КЧ — сумму нам не озвучили, сказав, однако, что возрастет она (точнее будут просить увеличения) в три раза по сравнению с предыдущим, 13-м (около $6 млн.).

В общем, пока — одни интриги, конкретики немного. Ясно, что конкурс 2001 года может спасти — во всех смыслах — только чудо. 

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру