По заветам Cоломона

В Москве открывается IX Международный фестиваль искусств имени Михоэлса

Фестивалей в Москве много, и большинство из них не воспринимается как единое целое — глаз выделяет один-два концерта, остальное — балласт. Но подобного не скажешь о традиционном и “трудном” Фестивале им. Михоэлса — в этом году посвященном 90-летию со дня открытия и 60-летию уничтожения Государственного еврейского театра (ГОСЕТ). События отлиты словно ханукальная менора — и каждое “загорается” строго в свою очередь: от знаменитого кантора Йозефа Маловани до фестивальной премьеры петербургского спектакля “Тойбеле и ее демон”…

Двенадцатый год мощный маховик фестиваля, который простирается от Ижевска до нью-йоркских Линкольн-центра и Карнеги-холла, раскручивают два человека. Это художественный руководитель и главный режиссер форума, заслуженный деятель искусств России Ирина Горюнова и известный композитор, народный артист России Михаил Глуз, основавший в 1989-м Международный культурный центр им. Соломона Михоэлса.  

Ирина Горюнова: — Есть три ключевые даты начала XX века, которые стали тремя трагическими нотами окончательного разгрома еврейской культуры в Советском Союзе: это убийство Михоэлса в 1948 году, закрытие ГОСЕТа в 1949-м и расстрел Еврейского антифашистского комитета в 1952-м (последний сталинский расстрел).  

Я.С.: — Собственно, после Михоэлса уже не было такой собирательной для еврейской культуры фигуры?  

Михаил Глуз: — Это правда, он олицетворяет взлет и падение еврейской культуры. Михоэлс был обласкан наградами: народный артист СССР, член Комитета по Сталинским премиям. Возглавлял Еврейский антифашистский комитет, который во многом способствовал открытию второго фронта и собрал колоссальную сумму денег в Америке, Англии, Мексике… И несмотря на это Михоэлс был безжалостно, цинично убит, как и многие его выдающиеся коллеги.  

И.Г.: — Об этом пишет в своих воспоминаниях Светлана Аллилуева. Она вошла в комнату, когда отец говорил с кем-то по телефону. Ему что-то докладывали, а он слушал. И вдруг сказал: “Автомобильная катастрофа”. “Я отлично помню эту интонацию, — пишет Аллилуева, — это был не вопрос, а утверждение. Он не спрашивал, а предлагал автомобильную катастрофу”. Окончив разговор, он поздоровался с дочерью и произнес: “В автомобильной катастрофе разбился Михоэлс”. То есть ясно, что ему доложили об исполненном убийстве, а он лишь указал на сценарий.  

Затем уже последовал расстрел антифашистского комитета. Когда читаешь эти страшные стенограммы допросов, думаешь: до какого состояния надо было довести людей, чтобы они доносили друг на друга, винили во всем Михоэлса?.. Эта страшная мясорубка 1952 года, которая домолола весь цвет еврейской культуры в СССР.  

Я.С.: — Стоит напомнить, что в 2004 году расстрелянным членам антифашистского комитета (13 человек) Центром Михоэлса был поставлен памятник на Донском кладбище (автор — скульптор Марк Шуб)… А как закрывали ГОСЕТ?

М.Г.: — Закрытие было поставлено по-сталински иезуитски, мне очевидцы рассказывали. У дверей театра открыто стояли агенты НКВД и фотографировали всех выходящих зрителей. И так несколько месяцев. Зрительские ряды все редели и редели. Закончилось тем, что люди стали просто бояться приходить, и 1 декабря 1949 года ГОСЕТ был официально закрыт “за экономической нецелесообразностью”.  

…Потом автоматически были закрыты и республиканские ГОСЕТы — в Белоруссии, Украине.  

И.Г.: — В театроведческой науке долгие годы была абсолютная брешь, связанная с именем Михоэлса. Одновременно с началом работы I Московского международного фестиваля искусств им. С.Михоэлса естественным образом начался активный научно-исследовательский процесс изучения и систематизации уникального творческого наследия Соломона Михоэлса и связанного с ним культурного пласта. Центром этого процесса становится Российская государственная библиотека по искусству, выступившая с инициативой проведения первых михоэлсовских чтений.  

Я.С.: — Насколько я знаю, ведущие деятели культуры и науки (Никулин, Джигарханян, Гинзбург, Васильев, Моисеев, Ростропович, Башмет, Евтушенко) тогда написали письмо Ельцину с просьбой о поддержке фестиваля. Зачем?  

И.Г.: — Было очень важно сделать не только приношение Михоэлсу от деятелей культуры, но и принести политическое покаяние этому Человеку.  

Я.С.: — Спектакли в ГОСЕТе игрались на идише. Действительно ли язык не был преградой для тех, кто его не знал?  

М.Г.: — Благодаря новаторскому режиссерскому почерку А.Грановского, создателя театра, а затем организаторскому и актерскому таланту С.Михоэлса над спектаклями работали выдающиеся еврейские художники — М.Шагал, А.Бенуа, М.Добужинский, А.Г.Тышлер, Н.Альтман, И.Рабинович, С.Радлов.
Король Лир, сыгранный Михоэлсом, вырвал артиста из рамок советского театра и вознес на международный уровень. Известны слова английского актера и режиссера Гордона Крэга: “Теперь я понимаю, почему на английской сцене нет настоящего Шекспира — потому что там нет такого актера, как Михоэлс”. В театре работал еще один выдающийся актер Вениамин Зускин, сыгравший роль Шута в “Короле Лире”, возглавивший театр после убийства Михоэлса и расстрелянный по делу ЕАК.  

И.Г.: — Известные современные актеры разных национальностей, принимавшие участие в моих фестивальных постановках, такие как Наталья Гундарева, Михаил Ульянов, Армен Джигарханян, Богдан Ступка, нередко удивлялись тому, “как в театр, говоривший на языке, который никто не понимал, невозможно было попасть”. А ведь это подтверждают воспоминания Галины Улановой, Юрия Завадского, Ивана Козловского, Сергея Эйзенштейна и многих других выдающихся современников Михоэлса.  

Я.С.: — Очень тонкий вопрос: нужен ли сегодня в России (в Москве) особый еврейский театр (“Шалом” Левенбука, естественно, существует) — дело тут не в банальной организации, а в сути явления. По меткому замечанию театральных экспертов, лучшие спектакли на еврейские темы за последние годы были поставлены где угодно, но только не в еврейском театре.  

М.Г.: — В подтверждение можно вспомнить знаменитую ленкомовскую “Поминальную молитву” с Евгением Леоновым — Тевье. Это один из лучших спектаклей Марка Захарова, к которому мне посчастливилось написать музыку. Он шел по всему миру. Уже 20 лет роль Тевье в театре Франко в Киеве исполняет гениальный артист Богдан Ступка (на украинском языке). Более 300 спектаклей прошло — попасть невозможно, постоянные аншлаги!  

Что же касается театра… Я был в числе создателей Камерного еврейского музыкального театра, который в 70—80-х гг. также был крупным явлением. Но там основным языком была музыка.  

Я.С.: — Можно ли назвать деятельность Центра им. С.Михоэлса собирательной? Выставки, спектакли, имена… При поддержке Центра Михоэлса издано много книг. Центр старается держать фестивальный уровень на той планке, которая была изначально взята и соответствует имени Михоэлса.  

И.Г.: — Наша деятельность не только собирательная. Может быть, в большей степени создающая. За время своего существования центр организовал и провел более 500 всероссийских и международных культурных программ и проектов. Кроме фестивалей им. Михоэлса, это международные и всероссийские общественно-культурные марафоны. Среди них: антитеррористический — “Да будет мир!”, с участием выдающихся мастеров культуры, который прошел в Москве, Санкт-Петербурге, Нью-Йорке, Тель-Авиве и Иерусалиме. Среди моих режиссерских работ, сделанных в рамках фестиваля, мне особенно дороги музыкально-театрализованное действо “Последний расстрел”, спектакль-концерт “Свечи на снегу”, закрытие III фестиваля “Молитва”. В этих и других работах, сделанных на сценах Большого театра, ГЦКЗ “Россия”, Михайловского театра Санкт-Петербурга, Карнеги-холла и других крупнейших сценических площадках, я постаралась донести до зрителя весь сохранившийся документальный материал, связанный с Михоэлсом, ГОСЕТом, Еврейским антифашистским комитетом. 

Я.С.: — За вашим форумом закреплена марка “Фестиваля премьер”. Чем конкретно будете удивлять на этот раз?  

И.Г.: — Каждый фестиваль имеет свои акценты. По понятным причинам нынешний фестиваль не столь масштабен. Однако мы не могли пройти мимо таких важных, с нашей точки зрения, исторических дат, как создание и уничтожение ГОСЕТа. По уже сложившейся традиции программа фестиваля включает премьерные показы спектаклей, в том числе премьеру Санкт-Петербургского Большого театра кукол “Тойбеле и ее демон” по мотивам произведения Исаака Башевиса-Зингера. В музыкальной программе фестиваля — всемирно известные исполнители: кантор Йозеф Маловани (США), Клаус Кугель (Германия), Петрас Вишняускас (Литва), Алексей Козлов (Россия), известный клезмерский ансамбль “Симха” (Татарстан), отмечающий в эти дни свое 20-летие, и др.  

В рамках фестиваля Российская государственная библиотека по искусству проводит Международную научную конференцию “VI михоэлсовские чтения”. В ней примут участие научные и театральные деятели России, Белоруссии, Латвии, Молдовы, Израиля, Польши, Финляндии, Японии и других государств. Здесь же будет представлена выставка “Расстрелянная литература. Еврейские писатели в графике Лазаря Рана”.  

Я.С.: — Как вы несете такой фестивальный груз, кто вас поддерживает?  

М.Г.: — Мы практически не имеем государственного финансирования, и потому для работы фестиваля крайне важна поддержка нашего попечительского совета. Все годы работы фестиваля председателем его попечительского совета является Андрей Хазин, ныне член Совета Федерации. В этом году Центр им. Михоэлса получил благодарность от Дмитрия Медведева и поздравление с 20-летием деятельности от премьер-министра Владимира Путина, от президента Франции Николя Саркози, президента Израиля Шимона Переса и многих других политических и общественных деятелей.  

И.Г.: — Нам, безусловно, дорого это внимание. Но путеводными для нас остаются слова другого великого артиста — И.С.Козловского: “Жизнь Михоэлса в искусстве является примером для грядущих поколений… Трагичным он был в искусстве, трагедию всколыхнул и своей смертью. Но духовное его значение и величие живут”.

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру