Авторитетный пока без «имени» Ростроповича

Нам подарили новый музыкальный конкурс. Всероссийский

Нам подарили новый музыкальный конкурс. Всероссийский

Два часа назад нас, журналистов собрали в Минкульте, где объявили об учреждении ни много, ни мало, а целого Государственного Всероссийского конкурса музыкантов-исполнителей. Скажи человеку непосвященному – он спросит: ну и что? А разве каждый второй у нас не государственный всероссийский? Да и я, признаться, в упор анонса сей благой затеи не увидел бы, если не приписка – «конкурс им. Мстислава Ростроповича», председатель – Галина Вишневская, сопредседатели – Ольга Ростропович и министр культуры Александр Авдеев.

Однако в ходе стихийной пресс-конференции, венчавшей пока лишь первое орг-собрание в Гнездниковском, выяснилось, что с названием все не так просто. Министр Авдеев, едва появившись, сказал:

– Надо нам о названии подумать. А то «государственный всероссийский» звучит слишком скучно.

– Мы уж так обрадовались, что «Ростроповича», – с сожалением вздохнула представительница одного из региональных министерств культуры, – это было бы правильно, но сняли…

– А почему сняли? – спрашиваю у Авдеева (ведь позвали нас именно на конкурс им. Ростроповича, потому, пардон, и пришли).

– Мы не сняли, – ответил Александр Алексеевич, – это наши внутренние дела. Мы и не называли. Вы журналист? У нас пока было только первое заседание, и мы решили, что будем проводить всероссийский конкурс, а давать ему какое-то имя или не давать – будет видно.

(Позже, общаясь с прессой, Алексей Алексеевич Шалашов, директор Департамента современного искусства Минкульта сказал так: «Галине Павловне предложили. Она пока думает». Сама Галина Павловна этого вопроса в момент пресс-конференции никак не касалась).

Понятно, что многие к приставкам «имени» относятся крайне скептически, но что делать, живем мы в эпоху брендов, запоминать проще. Скажи «Чайковский» – и никому объяснять не надо, что это главный конкурс страны.

Так теперь Минкульт хочет, чтобы «Чайковский» был главным международным, а вот этот новый, который пока без «имени» – главным внутрироссийским, как бы подготавливающим творческую базу «Чайковскому». И чтобы народ честной да и пресса не потеряла его среди сотен прочих, нужны большие деньги и громкое название.

Назови «Мусоргским» – придется играть Мусоргского, и опять же – почему именно Мусоргский? Да и сокращения, увы, у нас любят, они сами по себе – отдельная суб-бренд-культура, так и будут лауреаты хвастать друг перед другом: «хоть ты на «чайнике» второй, а я на «мусоре» первый!».

Ростропович – название хорошее. Мало какой наш музыкант-современник играл под Берлинской стеной и входил в Белый дом. Да чего мелочиться – никакой. Ни к кому больше на юбилей в Кремль не приедут принцы да королевы. Ростропович породнился с историей. Так получилось. А с другими, вот фокус, так не получается. Но если по каким-то своим интимным соображениям Галина Павловна не захочет разбрасываться именем мужа, – её право священно, и ее позицию все примут с пониманием.

Теперь по сути.

«Это дело новое, имея в виду такой масштаб, – комментирует госпожа Вишневская, которая, повторяю, в релизе значится как председатель, – такой конкурс не проводился никогда в России. Как получится – мы знать заранее не можем. Но мы будем стараться. Регионы должны поддержать. А Россия, в то же время, должна поддержать регионы. Будем деньги просить, все как всегда».

– Какова «цена вопроса», сколько стоит конкурс? – спрашиваю у г-на Шалашова.

– Цифру мы обязательно озвучим, тайны здесь не будет, но позже. Нужно все взвесить, пока ясно, что придется добавлять…

– Не бойтесь, – шутит Вишневская, – лишку не дадут!

Конкурс призван выявлять таланты во всех восьми федеральных округах России. На местах пройдут первые два тура, третий же приедет в Москву (база – РАМ им. Гнесиных). Причем он будет состоять как бы из двух частей – сначала участники сыграют программу второго тура, а потом уж примерно шестеро из них выйдет на игру с оркестром. Вершит все дело – красивый гала-концерт.

Конкурс будет проводиться ежегодно (среди студентов музыкальных вузов); он имеет четырехлетний цикл: скажем, осенью 2010-го мы увидим финал общероссийского соревнования пианистов, скрипачей, виолончелистов и певцов. В 2011-м будут представлены иные специальности – симфоническое дирижирование, дирижирование хором a’cappella, камерные ансамбли, струнные квартеты, арфа. Еще через год – медные духовые, деревянные духовые, орган, ударные. В последний год цикла – народные инструменты. И потом все повторится снова.

На мой вопрос «почему не представлен альт? Или достаточно проходящего сейчас конкурса Юрия Башмета?» – г-н Шалашов ответил: «Нет, не достаточно. И в нашем конкурсе, возможно, произойдут изменения в пользу каких-то специальностей, как на Олимпийских играх время от времени появляются новые виды спорта».

И г-н Стадлер (ныне – постскандальный ректор Питерской консерватории), и г-н Рахаев (ректор Северокавказского государственного института искусств) весьма верно говорили о том, что конкурс поможет подняться исполнительской культуре на местах, что «для финансово-депрессивных регионов – это импульс к возрождению культуры». Однако Сергей Стадлер в продолжение темы обронил проблему, о которой нельзя умолчать. Он сказал: «Мы знаем, что все равно лучшие талантливые люди, которых всегда бывало немного, стараются уезжать в Москву и дальше – в Европу. Но, кроме них, существует большой процент людей, которым нужна помощь в период их становления. В период, когда у них нет финансовых возможностей уехать из регионов. И вот этот конкурс будет им помогать…». Помогать уехать? Что ж, предельная централизация России – ее крест, и ничего не изменится, если только Россию не населят китайцы с совершенно иной ментальностью. Пока же таланты, едва оперившись, все равно из региона уедут.

Далее. Очень больной оргвопрос с жюри. У каждой специальности будет свое постоянное жюри, и в момент прослушивания первых туров, эти люди в течение 40 дней должны будут ездить по стране… как они сами говорят – «можно повеситься».

И, наконец, последнее: стимулы. По словам министра Авдеева, на будущих совещаниях будет продумана система поощрения лауреатов, при которой они будут иметь возможность в последующем выступать с лучшими коллективами на лучших площадках страны. И это должно войти в практику. Первая же премия составит 240 000 рублей.