Чехов нашего племени. ВИДЕО

Режиссер Петер Штайн: “Все наше сборище сам Антон Павлович подверг бы иронии или острой шутке…”

Режиссер Петер Штайн: “Все наше сборище сам Антон Павлович подверг бы иронии или острой шутке…”
Конференцию открыли Валерий Шадрин и мэр Москвы Юрий Лужков.
Театральный цвет со всего мира на один день слетелся в Москву, в Дом Пашкова, чтоб буквально на 2—3 минутки сказать свое “Слово о Чехове” — так называлась грандиозная международная конференция, которую открыли замечательный продюсер Чехов-феста маэстро Шадрин и мэр Москвы Юрий Лужков.

Народу — тьма, знакомые все лица. Из наших — Швыдкой, Табаков, Захаров, Женовач, Женя Миронов, Богдан Ступка, Роберт Стуруа. Из грандиозных западных — режиссеры Петер Штайн и Франк Касторф, англичанин Деклан Доннеллан, француз Жак Лассаль, швейцарец Даниэле Финци Паска. Почти каждый извиняется: “Увы, мои речи несколько нелогичны… но таков сам Чехов. Это аномалия…”. Однако почему-то самые искренние и лучшие слова сказали иностранцы. Не мы. Вот загадка.  

— Вот слушаю выступающих и понимаю, — улыбается Штайн, — что сам Антон Павлович подверг бы все наше собрание иронии или острой шутке, тем более исходя из русской манеры говорить. Кто есть Чехов? Вот как греки изобрели театр, как Шекспир дал этому театру новый импульс в эпоху Возрождения, так и Чехов дал возможность просуществовать жанру до начала XXI века… а что будет дальше?  

— Не напиши Чехов пьес, — начинает Марк Захаров, — он остался бы в ряду беллетристов, таких как, скажем, Бунин… А пьесы, пьесы делают его близким к космосу. Вы никогда не ответите на вопрос — зачем он написал “Вишневый сад”. Это вне логики, прагматики, это аномалия, путь в космос.  

— Чехов родился в Таганроге, но он — москвич! — восклицает Юрий Лужков. — В своих произведениях он признавался в любви к столице и здесь сформировался как великий писатель. Слава Чехову!  

Деклан Доннеллан впервые столкнулся с Чеховым, когда ему было 13 лет и он ходил в местечке Иллинг (это пригород Лондона) в самодеятельный театр, где играли “Дядю Ваню”.  

— Причем днем артисты были обычными людьми — медсестрами, торговцами в лавках, врачами, превращаясь же вечером в вечных чеховских героев… Тогда я впервые прочувствовал этот страстный роман между Чеховым и англичанами. Знаете, Антон Павлович смотрит на людей с любовью, но без сентиментальности — и это захватывает дух, шокирует. Воистину у Чехова есть, чему нас научить. И первое — быть добрее друг к другу.  

— Хочу всех обрадовать: чеховские дни есть пролог большого фестиваля, что пройдет с 25 мая по 30 июля, — сказал гендиректор Чехов-феста Валерий Шадрин, — в программе — чеховские спектакли в постановке мастеров мирового театра.

МЕЖДУ ТЕМ

“Материализация духа” Чехова вчера проходила и в Доме-музее писателя на Садово-Кудринской, где он жил с 1886 по 1890 гг. Именно материализацией назвал руководитель Роспечати Михаил Сеславинский дарение этому филиалу Литмузея уникальных артефактов. Так, музейную коллекцию афиш спектаклей по Чехову пополнит еще одна афиша. Она анонсирует постановку театра заключенных московской Таганской тюрьмы, где в июне 1920 года состоялся чеховский вечер. Зэки 20-х годов ставили третий акт “Иванова”, рассказы “Хамелеон”, “Хирургия” и др. Другим даром музею стал подлинник письма Чехова археологу, специалисту по иконописи Никодиму Кондакову. “В советские годы оно хранилось в санкт-петербургском филиале архива Академии наук. У письма была сложная судьба, но оно теперь будет принадлежать Дому-музею Чехова”, — сказал Михаил Сеславинский.