Среди альтистов обнаружен Шумахер

Александр Акимов: «Я так мечтал получить именно первую премию!»

…Случилось невозможное. 27-летний Александр Акимов, который на прошлом конкурсе альтистов Юрия Башмета взял 2-е место, в этом году решил участвовать снова. «Смелый шаг, молодой человек явно хочет повысить статус. Что ж, посмотрим-посмотрим», – улыбался Юрий Абрамович накануне соревнования. И вот 6-й конкурс позади: первую премию делят китаянка Пейджун Ксю и… наш Акимов, ученик Романа Балашова! Самообгон виртуозно состоялся.

Пока Александр насквозь больной (результат нервного перенапряжения) готовится к гала-концерту лауреатов (вечером играет Бартока), «МК» пристает к нему с глупыми вопросами…

– Знаете, в победе до конца уверенности не было. Конечно, всегда мечтал получить первую премию, но я ж не один – ребята сильные со всего мира приехали, волей-неволей занервничаешь. Но делал всё, от меня зависящее… Может, элемент везения сказался (в 3-м туре участвовали 13 человек, – Я.С.).

– Уверенности в конкурсе – положим. Но вы уверены, что одним собою сможете в будущем держать Большой зал консерватории?

– Конечно. Иначе бы я не участвовал. Мечтаю и верю в это. Хотя нынче являюсь помощником концертмейстера группы альтов в Российском национальном оркестре Михаила Плетнева. Мне там комфортно, насколько вообще может быть комфортно в оркестре, но иногда сложно ощущать себя частью от ста…

– Мечтаете о сольной карьере, а не, скажем, об игре в составе квартета?

– Это все очень разные профессии. Квартету ты отдаешься полностью, тотальное погружение, ни с чем совместить игру в квартете не удастся. Но мне, повторяю, хотелось бы в идеале выступать одному. Хотя прекрасно отдаю себе отчет, что процесс становления музыканта как солиста, как личности – очень сложный, без поддержки будет трудно…

– Конкурс Башмета вас уже поддержал. Кстати, как общий уровень?

– Полагаю, он высокий, мне понравилась китаянка Пейджун Ксю (на финале здорово играла концерт Шнитке) – очень музыкальна, у нее замечательный инструмент. Вообще мне было важно не пропустить это событие, ведь здесь – прозрачное и честное судейство, а на иных международных смотрах политика иная, бывает трудно на что-то рассчитывать. Да, кроме того, и сам Башмет – личность потрясающая, выдающийся музыкант с магическим воздействием на людей. Мудрый во всех вопросах.

– Кстати, какой альт у вас?

– Это «француз» начала XX века, мастер Франсуа Виаль. Купил его два года назад. А то во время обучения в московской консерватории мне как-то мало везло с инструментами… Но и этот – не предел. Буду искать дальше…

* * *

Кисину и Ашкенази предложили забрать «Грэмми» в любой момент

…Пока мы поздравляли Сашу Акимова, из Лос-Анджелеса пришла громкая весть: в номинации «классика» престижную 52-ю премию «Грэмми» присудили дирижеру Владимиру Ашкенази и пианисту Евгению Кисину (вместе) за лучшее инструментальное исполнение с оркестром (ранее, в 2008-м «Грэмми» за «исполнение Стравинского и Прокофьева в составе малого ансамбля» получил Юрий Башмет со своими «Солистами Москвы»).

Удивительно, что здесь, в России Кисина и Ашкенази продолжают считать русскими, хотя «русскость» не всегда была сладка и для того, и для другого, оба покидали страну давно и не при самых лучезарных обстоятельствах, да и ныне, после всех перестроек заглядывают сюда только «по большим праздникам». Ашкенази уехал из Союза в Лондон в 1963-м (был запрещен к упоминанию, естественно, не вернулся), Кисин – в 1990-м отбыл в Нью-Йорк… Разумеется, мы от души радуемся за больших музыкантов, да-да наших – они сами в интервью не открещиваются, но крайне некорректно было бы сказать, что это «честь для страны». Для какой страны-то? Хотя именно Владимир Ашкенази возглавил Фонд соотечественников для сбора средств на реставрацию Большого зала консерватории и ее исторического французского органа.


Кстати, запись Кисина и Ашкенази обошла в гонке за «Грэмми» Мариинский театр (лэйбл «Мариинский»), выставленный аж в пяти номинациях категории «Классическая музыка». Оба маэстро на 52-ю церемонию прибыть не смогли, но в любой момент могут прислать своих агентов, чтобы забрать статуэтки. Думаю, что для Кисина, что для Ашкенази, являющихся одними из самых востребованных музыкантов на планете, эта премия вряд ознает что-то большее, чем просто «приятно», – славы им не занимать, всё уж они в свое время взяли, с ведущими оркестрами весь репертуар переиграли, лучшие залы мира ждут их с распростертыми объятиями…

Мы же дозвонили в Штаты замечательному пианисту Александру Гиндину, который плотно сотрудничает с Владимиром Ашкенази и даже записал вместе с ним концерты Рахманинова:

– Господи, 5 утра, дайте собраться с мыслями, – смеется в трубку Александр Шефтельевич, – главное что надо сказать: Ашкенази – выдающийся дирижер. О нем, как о пианисте сказано, пожалуй, всё: здесь одно лишь слово – эпоха. И, учитывая, что он прекратил выступать с фортепианными концертами, эпоха ушедшая. А жаль. Очень жаль. Володя как пианист еще много чего интересного мог бы показать. Но совсем иное дело – его дирижерские таланты. Ашкенази – это редчайший пример того, как инструменталист стал действительно настоящим во всех смыслах дирижером. Техника, чувство музыки – слабые слова. Его талант – натуральный, он одним своим присутствием побуждает играть лучше, уж не знаю, как это объяснить. Ну как ковер-самолет – несет и несет! Быть вместе с ним – огромное творческое счастье, так и хочется прыгнуть выше головы!