Мастерская офортмителя

Дом творчества “Челюскинская” хранит секреты старого искусства

02.03.2010 в 17:28, просмотров: 3486
Мастерская офортмителя
Есть в Подмосковье культовые места. Живешь — и не знаешь, что удивительное рядом. Одно из таких — легендарный Дом творчества “Челюскинская”, недавно отметивший шестидесятилетие со дня основания. Почитаемый и любимый художниками-графиками всего бывшего СССР и нынешней России, в мастерских которого создавали свои шедевры наши великие современники. На днях корреспондент “МК” заехал туда в гости. Нашими гидами стали директор Дома творчества, заслуженный художник России Андрей Лопатин, и один из самых известных российских молодых авторов Светлана Кулешова (K-lie).

Сорок минут электричкой от Москвы по Ярославской дороге — и ты оказываешься в сказке. Сосны, речка, дачные домики и пляж, причудливые декоративные садики и скамьи, чистейший воздух и такой же девственный снег, царящая в округе тишина. Идиллия. Принимающая сторона с нескрываемым удовольствием и любовью водит нас по историческим помещениям “Челюскинской”.  

“Около шестидесяти лет назад Дом творчества размещался в бревенчатом доме с мезонином, принадлежавшем когда-то академику живописи, первому президенту Академии художеств СССР, Александру Герасимову, — рассказывает Андрей Лопатин. — Этот дачный дом он построил для себя и в 1947 году передал Союзу художников специально под творческую дачу. Чуть позже на территории Дома творчества был выстроен новый каменный корпус.  

Сегодня фактически это единственное место в России для коллективной работы художников, где разместились раритетные графические мастерские. Здесь да во всесоюзном доме творчества и отдыха “Сенеж” созданы самые значительные работы в области современного графического искусства. Приезжающие сюда художники могут экспериментировать в таких уникальных техниках эстампа, как литография, линогравюра и офорт”.  

В былые времена заезды художников ограничивались двумя месяцами, в году таких заездов было до шести. Обычно летом и зимой. Группы состояли от 60 до 80 авторов. Первоначально это были друзья и коллеги самого Герасимова, которые приезжали к нему поработать на пленэре. Шумно, весело, дым коромыслом — тусовка, одним словом. Позже к этим группам в воспитательных и в общеобразовательных целях начала присоединяться и молодежь. “Отцы и дети” учились друг у друга в неформальной обстановке. Сюда любили заезжать выдающиеся писатели и поэты, зарубежные художники.  

Сейчас о подобных шумных заездах директор вспоминает с ностальгией. Да, нынче сюда тоже приезжают делегации художников — из той же Строгановки, — но размах заездов уже не тот. Похоже, подобные сложные виды искусства уходят в прошлое. Молодые осваивают более легкие техники. Однако есть и те, кто сохраняет традиции старой школы, умело применяя ее к современным реалиям. Одна из них — Светлана Кулешова (K-lie), которая не только рассказала, но и показала корреспондентам “МК” искусство создания офорта.  

Заходим с ней в творческие мастерские. Целое печатное производство. Фляги с азотной кислотой, сушилки, промывочные ванны, антикварные печатные станки. Светлана чувствует здесь себя как рыба в воде.  

Светлана показывает, как покрываются доски кислотоупорным лаком, как они растираются на камне, как режется бумага на специальных станках, рассказывает об особенностях победитовых игл, которыми наносят на металле штрихи и контуры будущего рисунка.  

Напоминает и о том, что в мире всего несколько заводов, производящих профессиональные офортные краски, тонко тертые, не оставляющие при печати на бумаге масляных разводов и жирных пятен. Наблюдаем за тем, как специальным инструментом, шабером, она обрабатывает края металлической доски с нанесенным на ней рисунком. “Доска прокатывается с бумагой в станке под огромным давлением: ее острые углы могут прорезать бумагу”, — поясняет она. Обработанную доску она кладет на горячую медную плиту и начинает использованной кредитной картой(!!!) (издержки нашего времени) наносить краски на металл. Видно, как под воздействием тепла краски затекают в мельчайшие поры и штрихи, которые получились в процессе травления металла.  

— Кто-то в свое время попытался обесценить офорт, назвав его тиражной техникой. — Светлана на наших глазах переходит к последней стадии создания офорта: прокатке доски на станке. — Категорически с этим не согласна. Офорт — это высокохудожественная техника, профессионализм в которой достигается тяжелейшим трудом. Он не делается за пять минут. В том смысле, что ты, вдохновленный, зашел с улицы и за считанные мгновения сотворил шедевр. Он требует долгих лет упорной работы, и только тогда эта техника становится твоим вторым дыханием.  

Многие мои коллеги и друзья не раз спрашивали: зачем ты возишься с офортом, есть много других замечательных и более простых техник, не требующих таких безумных усилий и количества времени для изготовления одной работы. По-видимому, это как с любовью: мне это нравится, и я делаю офорты, не считаясь ни с чем.