Резкие поступки Ирины Аллегровой

Императрица эстрады рассчиталась до “Цента”

31.03.2010 в 20:13, просмотров: 12574
Резкие поступки Ирины Аллегровой
Весна в Москву пришла в начале марта с большой премьерой в “Олимпийском” праздничного шоу Ирины Аллегровой, о секретах и тайных пружинах которого певица увлекательно рассказала месяц назад в обширном интервью “МК”. Перед концертом страшно волновалась — не разойдутся ли липучки на высокотехнологичных костюмах-трансформерах и не увидят ли все ее пышную царь-попу (последнее слово произносилось с нервным смешком в несколько более резкой форме, где “ж” вместо “п”, разумеется). Самоирония в самый, казалось бы, неподходящий и ответственный момент — черта эстрадной Императрицы Ирины Аллегровой, что остается в ее жизни и творчестве волшебной палочкой, взмах которой часто превращает самую отчаянную мечту в счастливую реальность.

“Книга жизни”, которую г-жа Аллегрова так увлекательно перелистывала и пела, оказалась настолько насыщенной, что теперь возникла большая трудность — что выбрать из показанного и представленного для заключительного весеннего аккорда на грядущей церемонии “Звуковой дорожки” 15 апреля в Лужниках? Одних песенных премьер у поп-звезды, уже давно не претендующей на суету в хит-парадах, набралось с добрую дюжину — на полноценный номерной альбом. Эти премьеры смотрелись и слушались как неожиданные откровения, словно народная артистка не спела главных песен своей жизни, а только подступается к новым победам и свершениям. Парадоксальное ощущение новизны стало, пожалуй, главным лейтмотивом гранд-премьеры в “Олимпийском” и обеспечило феноменальный успех у зрителей и позитивную оценку критики.  

Публика, конечно, ждала от своей любимицы проверенных лакомств — легендарных хитов, давным-давно сделавших Аллегрову Аллегровой. Она понимала это. И могла, конечно, как “Отче наш”, затянуть весь золотой репертуар от А до Я, чем уже довела бы поклонников до восторженного исступления. Так, собственно, в последнее время и поступает большинство грандов эстрады, выстраивая по беспроигрышной формуле “юбилейно-творческие вечера”. Аллегрова, конечно, не могла совсем лишить “сладкого” преданную паству, но казалось, что хочет быстрее разделаться с обязательным пунктом программы, чтобы перейти к тому, что волнует ее сегодня и сейчас. Вопреки всем драматургическим канонам жанра певица зажигательно отколбасила попурри из самых знатных хитов — от “Угонщицы” до “Младшего лейтенанта” с “Императрицей” в самом начале двухчасового представления. Зрители, с одной стороны, сразу завелись и были счастливы. С другой — недоумевали. А что дальше?  

А дальше певица как раз и начала листать ту самую “Книгу жизни” с массой неожиданных страниц, о которых прежде мы либо не знали, либо не очень внимательно в них вчитывались, хотя считали, что знаем эстрадную приму как облупленную. Эффект от “прочтения” вышел неожиданным — словно один концерт распался на несколько самодостаточных спектаклей, но это был совсем не минус, а большой плюс представления, как шампунь с кондиционером, где в одном сразу два, и этим все довольны.  

Самая трогательная и пронзительная глава, посвященная родителям, знаменитым артистам оперетты, напомнила, а многим и объясняла, отчего каждая песня поп-звезды всегда была не только волнующей историей жизни, но и немножко театром, лицедейством. В этой главе г-жа Аллегрова оказалась настолько же органичной в образе Сильвы из оперетты Кальмана, как и в знаменитых хитах композиторов Николаева, Крутого или Чайки. Многолетний тандем с композитором Виктором Чайкой тем временем произвел на свет одну из новых песен — “Центы”. “Наш разговор — центы, но не они ценны”, — выводила художественным хрипом певица, и, если бы не ее собственные статус и реноме, можно было бы обрадоваться тому, что у Земфиры наконец появилась на нашей рок-сцене достойная продолжательница лучших традиций женского рока. В этом неожиданном откровении крылась бодрящая новизна, ибо прежде если кто-то с кем-то и сопоставлял г-жу Аллегрову, то по традиции лишь с Аллой свет Борисовной. С ней, впрочем, сравнивают всех, всегда и вся. Дело, однако, не в сравнениях, а в еще одном откровении “Книги жизни”. В самой эмоциональной и наполненной необычайной музыкальной энергетикой главе “Рок” бенефициантка Аллегрова оказалась чуть ли не более органичной, чем в бесконечной череде самых признанных своих поп-хитов и эстрадных шлягеров. Пронзительные баллады “Когда любовь умирает”, “Не обернусь”, знаменитый уже дуэт с Григорием Лепсом “Я тебе не верю” лучше любых роскошных декораций и нарядов убеждали в серьезности намерений г-жи Аллегровой не останавливаться на достигнутом, продолжать эксперименты, наплевав на возраст и “годы в искусстве” длиною в целую жизнь.  

За эту стойкость артистки режиссеру шоу можно было даже простить легкие шалости с постановочными заимствованиями у признанных поп-модниц Мадонны и Леди Гага и даже компьютерных аватаров. “Ведь аватары, — как объяснила сама Ирина, — стали сейчас самыми актуальными символами любви, а любовь — это ткань, из которой сотканы все мои песни”.  

Прикоснуться к этой нежной шелковистой ткани нам посчастливится еще раз совсем скоро — на церемонии “Звуковой дорожки” в “Лужниках”.