N’EVERGREENом по Стингу

Россия расползлась по “Евровидению”

21.04.2010 в 20:55, просмотров: 6665
N’EVERGREENом по Стингу
Российские фанаты “Евровидения” изгрызли себе ногти, мучаясь в тяжелых предчувствиях, что наша фееричная поездка в Осло с искрометным Музыкальным коллективом Петра Налича (МКПН) закончится, едва начавшись, на стадии первого полуфинала, и европесенный праздник жизни прошелестит дальше в беззаботном веселье уже без нас. Однако не надо забывать мудрых слов Лаймы Вайкуле: “Еще не вечер”! Возможно, для Петра Налича со товарищи их песня “Lost and Forgotten” (“Брошенные и забытые”) и впрямь станет пророческой, но вовсе не для российского шоу-бизнеса, который, аки многоголовая гидра, лезет буквально изо всех щелей “Евросонга”.

В отличие от остальных стран-участниц Россия уже не первый год имеет уникальную возможность голосовать за саму себя (что формально исключено правилами конкурса) благодаря бурной глобализации в постсоветском поп-пространстве. А точнее — централизации. Силами видных деятелей именно московского шоу-бизнеса в поход за евроудачей снаряжаются целые толпы поюще-пляшущих гонцов под самыми разными флагами. Но если прежде выбор ограничивался постсоветскими странами, то в этот раз мы уверенно вторглись в суверенное пространство Старого Света, подмяв под себя аж Датское королевство. В ассортименте предлагаются также русские поп-блюда с белорусской начинкой и армянской приправой. Выбор не постный. “ЗД” решила внимательно пролистать сегодня музыкальное евроменю-2010, чтобы ознакомиться с его российскими ингредиентами.

Максим Фадеев: эксперимент века

Белоруссия, группа 3+2, песня “Butterfly” 

Поначалу поп-кудесник и непревзойденный комбинатор (т.е. композитор и продюсер) Максим Фадеев, памятуя о бронзовом “Серебре” на “Евровидении-2007”, хотел пощекотать нервишки публики новым провокационным проектом Yo Yo. К несчастью, Ёё накануне отборочного тура в Москве сломала ногу. Но врагам не сдается наш гордый “Варяг”: г-н Фадеев неожиданно возник на еврогоризонте как композитор белорусской делегации.  

— Макс, почему ты так скрывал свое участие в проекте 3+2?  

— Во-первых, я не очень люблю пиариться, орать во все горло, как делают другие. Во-вторых, я оказался в этом проекте не с самого начала. У них была другая песня, не очень выигрышная, с плохими рейтингами. Они позвонили, сказали, что им нужно изменить ситуацию, спросили, не найдется ли у меня чего-нибудь. Я посмотрел ребят и взялся помочь. Для меня это получился эксперимент века! Я написал песню, аранжировку, они приехали, сочинили английский текст, придумали название, записали, свели, трек отправили в Нью-Йорк, там сделали мастеринг, сняли клип с компьютерной графикой, и все это — за шесть дней!  

— Готовить номера для “Евровидения” в авральном режиме стало доброй традицией. Билан тоже сварганил победную “Believe” с Джимом Бинзом за два дня на коленке...  

— Зато теперь у ребят, как мне кажется, неплохая песня, и в рейтингах они сразу поднялись больше чем на 20 пунктов, появился даже шанс выйти в финал.  

— Очень нехарактерная для тебя музыка. Кажется, ты решил поспорить с Эндрю Ллойдом Уэббером после его участия в прошлом “Евровидении” с певицей Джейд Ивен?  

— Пять реально хорошо поющих молодых ребят и девушек. Им совершенно не нужно делать танцевальный номер и тратить на это время. Я использовал их главное оружие — вокальное мастерство. А этот жанр очень подходит для такой задачи. Я же вообще классический музыкант, ориентируюсь в такой музыке как рыба в воде, и эта работа была в удовольствие.  

— И ты это скрывал?! Столько лет держал нас на Глюкозной диете, обвешивая Серебром Кит-айской пробы!!!  

— Я нечасто делаю такие вещи, но не потому, что не могу. Если послушать радиостанции, то возникает ощущение, что сейчас музыка вообще не нужна. Сейчас нужен звуковой дизайн, фишечки, идейки, сезонные мотыльки, которые быстро умирают.  

— В Белоруссии, как известно, даже мышь под метлой не проскользнет без ведома Лукашенко. Говорят, президент там лично утверждает участников “Евровидения”. Значит ли это, что он самолично слушал твой опус и одобрил его?  

— Мне сложно сказать, но я знаю, что у него достаточно консервативный вкус, и эта песня должна прийтись ему по вкусу.  

— Главное, чтобы она пришлась по вкусу на “Евровидении”! Удачи!

Карен Кавалерьян: “Обидно, Зин!”

Армения, Ева Ривас, песня “Apricot Stone” 

Московский поэт Карен Кавалерьян — абсолютный рекордсмен “Евровидения”. За 8 лет 7 песен автора звучали на конкурсе в исполнении представителей 5 стран. От России — группа “Премьер-Министр” с “Northern Girl” (Таллин, 2002 г., 10-е место), Дима Билан с “Never Let You Go” (Афины, 2006 г., 2-е место); от Украины — Ани Лорак с “Shady Lady” (Белград, 2008 г., 2-е место); от Белоруссии — Дмитрий Колдун с “Work Your Magic” (Хельсинки, 2007 г., 6-е место); от Грузии — Диана Гурцкая с “Peace Will Come” (Белград, 2008 г., 11-е место); от Армении — Хайко с “Anytime You Need” (Хельсинки, 2007 г., 8-е место).  

Теперь еще одна песня от Армении, которую повезет в Осло почти полностью российская команда. Помимо самого г-на Кавалерьяна певица Ева Ривас — по паспорту Валерия Решетникова из Ростова-на-Дону, московский продюсер Валерий Саарян и знаменитый хореограф, заслуженный деятель искусств России Николай Андросов, который ставит певице высокохудожественный номер на зависть всей Европе.  

— Карен, ты не устал от вечной еврогонки?  

— После Белграда, когда у меня были очень большие и несбывшиеся ожидания с песней “Shady Lady”, эмоций у меня почти не осталось. Я не хотел больше принимать участие в этом конкурсе. Но ко мне обратился продюсер Валера Саарян — поначалу лишь с просьбой проконсультировать как эксперта! Я им предложил идею песни — про абрикосовую косточку. Абрикос — символ Армении, по латыни даже называется Prunus Armeniaca (армянский фрукт) и все такое. Идея понравилась, несколько авторов пытались что-то написать, но не очень клеилось. И на меня поднасели. Говорят, хватит, давай пиши сам, а то вообще ничего не успеем. И вот, понимаешь, уговорили, на сознательность надавили.  

— Армения была в восторге?  

— Когда мы приехали на отборочный тур в Ереван, нашу певицу в Армении никто не знал, и нас встретили не без сарказма. На пресс-конференции первый вопрос ко мне был очень ехидный: мол, вы приехали со своей “Абрикосовой косточкой” учить нас родину любить? Национальный отбор мы выиграли в очень жесткой борьбе, были действительно сильные конкуренты. Был даже дуэт с танцором по имени Мигран, который работает у Мадонны. Теперь вот готовим девушку к большому конкурсу.  

— А как и зачем она превратилась в Еву Ривас?  

— Взяла и превратилась. Превратилась же Каролина в Ани Лорак или Билан из Вити в Диму. Звучное имя. По маме она — Сатурян, по папе — Решетникова. Участвовала в конкурсе “Пять звезд” два года назад, заняла там неплохое место. Работала в модельном бизнесе. Решили, что для Европы нужен звучный псевдоним, чтобы там языки не ломали.  

— Очень похоже на Сакис Рувас. А по драматургии музыки — на Елену Папаризу, где от куплета к припеву европоп сменяется этникой. Вы хотите, чтобы ее там путали с гречанкой?  

— Неплохое сравнение, если вспомнить результат Елены Папаризу, которая победила в 2005-м. Мы так и хотели — сделать микс европейской культуры и национальной. Музыку написал известный в Армении композитор Армен Мартиросян, меня она вполне устраивает. Певица сильная. Внешность модельная. Она мне очень нравится. Учим ее сейчас умению бороться с волнением. Это очень важно. Груз ответственности, конечно, серьезный. Текущие рейтинги в еврочартах тоже радуют, мы пока стабильно в первой пятерке.  

— А почему ты хотел завязать с “Евровидением” после Белграда?  

— Потому что я очень рассчитывал выиграть с “Shady Lady”. Песня была сильная, певица — блестящая. Два раза второе место сильно разочаровало. Это все-таки не десятое, когда не на что сетовать. Как пел Высоцкий: “Обидно, Зин!”. Тем более, для истории есть только победители, как в песне у АВВА “The Winner Takes It All” (“Победитель забирает все”). В 2006 году с Биланом не получилось, в 2008-м рядышком все было и тоже ушло.  

— Маркс обещал, что количество рано или поздно переходит в качество…  

— Хотелось бы в это верить. Тогда можно будет окончательно поставить заслуженную точку.  

— Удачи!

Поп-олигарх из Переделкина

Дания, N’Evergreen & Chanee, песня “In A Moment Like This” 

Главное секретное поп-оружие РФ, которое может выстрелить на радость нашей воинствующей ментальности оглушительным поп-залпом. И в чартах, и у букмекеров эта песенка сейчас значится в списке фаворитов “Евровидения”. На церемонии ZD Awards 15 апреля в Лужниках публика с энтузиазмом приветствовала “штурмовиков” евроолимпа.  

Томас Кристенсен, 41 год, подданный Ее Датского Величества, но Дания всегда была холодна к своему сыну в его потугах снискать любовь и признание, несмотря даже на актуально-экологичный псевдоним N’Evergeen. Зато в 2002-м песня “Every Time”, а следом и “Since You’ve Been Gone” взорвали ротации российского теле- и радиоэфира, оглушительно победив, как социалистическая революция, в отдельно взятой стране на долгие годы и времена.  

— Я сначала не поверил, но потом мы стали получать электронные письма, приглашения приехать в Россию, сыграть здесь. Так я тут и оказался... До сих пор просыпаюсь ночью и щиплю себя, чтобы понять, что это не сон. Хотя, может, я действительно до сих пор сплю, — не перестает радоваться фортуне а-ля рюс херр Томас.  

В 2003 г. он фактически перебрался в Россию и нашел здесь не только творческое признание. Три года был мужем Полины Гриффис, экс-солистки “А-Студио”, после чего со страшными скандалами и драками голубки разлетелись в разные стороны. Но Томас Россию не бросил и нашел себе другую Катю, фотомодельку.  

Географию необъятной Руси за годы бесконечных гастролей изучил лучше, чем все 409 островов Датского архипелага. Певец настолько обрусел в здешнем шоу-бизнесе, что помимо “Металлики” и Робби Уильямса очень любит теперь и Пугачеву с Орбакайте, и “А-Студио” с Агутиным, и “ВИА Гру” с Успенской. Пытался даже прорваться на “Евровидение” в прошлом году под флагом России с песней “One More Try”, но понаехавшая тут Приходько многим тогда спутала карты.  

Зато мудрые шведы, пристально следящие за всем вокруг, смекнули, что всеэсэнгэшная известность Томаса может неплохо отыграться на “Евровидении”, тем более что в Скандинавии слухи о его популярности в России приобрели поистине демонический характер. Томаса там считают русским олигархом с дворцом в Барвихе, хотя на самом деле он живет не во дворце, а в более скромном строении, но все-таки не в Мытищах, а в Переделкине.  

— Меня спросили, не хочу ли я спеть на датском отборе песню, написанную какими-то шведами, и когда я услышал припев, то понял, что она очень подходит для меня, — рассказывает Томас. — Эта песня способна занять высшие места и в хит-парадах, и в Осло. Я с удовольствием согласился. Песня была дуэтной, и мы начали искать вокалистку. Прослушали более 50 кандидаток и остановили свой выбор на Кристине Шани — она очень хорошая певица и красивая девушка. Отец у нее датчанин, мама — тайка.  

“Какими-то шведами” оказался композитор Томас Густафссон, который тоже знает толк в евротрендах. Его песни уже трижды звучали на “Евросонге” — от Швеции, Норвегии и Испании. Томас откровенничает:  

— Наша песня написана в стиле поп-рок, это быстротемповая баллада, которая напоминает песни The Police, Тины Тернер и АВВА. Это сделано специально. У нас лучшая песня, что я слышал в контексте “Евровидения” за многие годы, даже если вести речь о финалах, и надеюсь, что моя популярность в Восточной Европе добавит нам голосов.  

В перечисленных “намеренных заимствованиях” многие наблюдатели особо упирали на “что-то похожее в запеве на Стинга” и спросили в связи с этим, не боятся ли артисты судебных разбирательств. На что Томас отшутился: “Нет, мы же не композиторы, поэтому не боимся”.  

Впрочем, кто кого только не напоминает на “Евровидении”! Об этом “ЗД” подробно порассуждает в следующих выпусках.