Купчиха и генералиссимус

Музей Сталина так и не стал ему домом

04.05.2010 в 18:16, просмотров: 3974
Купчиха и генералиссимус
Серпуховский историко-художественный музей в списке лучших российских собратьев. Посетить его стремятся и российские, и иностранные туристы. Здешние художественные полотна в рамках уникальной акции, затеянной год назад Третьяковской галереей, демонстрировались в одном из ее залов. Практически одновременно с выставкой работ модного сегодня французского живописца Тулуз-Лотрека. И хотя подобные сравнения некорректны, но возле живописных полотен, доставленных из старинного Серпухова, народу было не в пример больше.  

Совсем недавно провинциальный музей отметил свое девяностолетие. Но заставил о себе вспомнить совсем по другой причине. На сайтах и в прессе появилась информация, что для него выделены деньги из федерального бюджета на ремонтные работы. И не просто так. А потому, что здесь какое-то время в 1919 году жил Сталин.  

Действительно жил с октября по декабрь. В этот период в Серпухове находился штаб Южного фронта. Табличка, извещающая об этом, висит на стене хирургического стационара им. Семашко.  

— Мы диву даемся, откуда пошла непроверенная информация, кому понадобилось связывать финансирование реставрационных работ в музее с именем Сталина, — возмущается директор СИХМ Людмила Гафурова. — Да еще называют музей Домом Сталина. С какой, спрашивается, стати? Да, здесь когда-то экспонировалась одна из комнат, отданная в далеком революционном году под его кабинет. Но когда это было?  

Кстати, история уже позабытой экспозиции весьма любопытна. Ее создали на волне репрессий, грянувших во второй половине тридцатых годов. В 1936-м музейную картинную галерею решили значительно сократить. Взамен появились экспозиции, посвященные истории революционного движения и Гражданской войны, социалистическому строительству, и уже упомянутый кабинет Сталина. Все вернулось на круги своя через 22 года. Тогда, в 58-м, музею придали вновь историко-художественный профиль. “Сталинские комнаты” освободили от его вещей. На стены вновь развесили художественные полотна, давно пылившиеся в запасниках.  

Каким ветром вообще занесло Сталина в старый городской особняк? Понятное дело, что его абы куда поселить никто не решился бы. Даже на короткое время. Сталин из Москвы не на курорт выехал — руководить боевыми действиями на фронтах. Нет, не по телефону, который одно время составлял часть экспозиции в музее Серпуховского узла связи. Выезжал, как свидетельствуют документы, непосредственно к местам боев.  

Тем не менее в уездном городке выбор был невелик. Выбор пал на дом Анны Мараевой. На него нельзя было не обратить внимание. Выстроенный по проекту замечательного русского архитектора Романа Клейна, он и внешне, и внутри выглядел весьма солидно. Но вот ведь кривая ухмылка судьбы, этот-то дом, можно сказать, по сей день сталкивает два имени — Сталин и Мараева.  

Наверное, Серпухову повезло, что именно здесь многие годы жила эта необычная женщина — Анна Васильевна Мараева, родившаяся 21 января 1845 года.  Вы только представьте, что известная фабрикантша, купчиха первой гильдии была родом из деревни, в которой большинство людей занимались чисто крестьянскими заботами, а иные, как и семья Анны Васильевны, пряли домотканые холсты, от продажи которых и жили.  

Однако судьба в какой-то момент сделала крутой поворот. Анна Васильевна вышла замуж за купеческого сына Мефодия Мараева. Доходы семьи росли. Значительную их часть купчиха тратила на поддержку серпуховской старообрядческой общины, покупку старинных рукописей, старопечатных книг, редких икон “дониконовского письма” XV—XVII веков. У нее долгие годы находился и знаменитый “Пустозерский сборник”, в конце которого Мараева сделала запись: “Сия книга писана собъственою рукою протопопа Аввакума и инока Епифания, отца его духовнаго”.  

Большей частью нынешней уникальной коллекции живописи, предметов прикладного искусства, хранящихся в Серпуховском историко-художественном музее, мы также обязаны Анне Васильевне. В свое время она приобрела собрание Ю.Мерлина, разместив в своем усадебном доме. Собственно, этот дом и стал уже в советское время музеем.  

И вот он, тот самый черный виток судьбы, который свел двух людей. В 1919 году в бывшем кабинете Анны Васильевны поселяется член Реввоенсовета Иосиф Сталин. В какой-то момент у семьи Мараевых появилась надежда, что их не станут выселять из родных стен. Их и не трогали до конца года. Однако в 1920-м Анне Васильевне с домочадцами предложили выехать из особняка, позволив семье забрать лишь немного личных вещей. И тогда же заместителем народного комиссара по просвещению была подписана охранная грамота на “редкую коллекцию картин, бронзы, мрамора, старинной мебели и другие предметы высокого художественно-исторического значения”.  

Музей реставрировать начали в 2005-м. Укрепили фундамент, обновили фасад. Но кто сталкивался с реставрационно-ремонтными работами, знает, как сложно спрогнозировать их точный объем. Начали делать зал, вскрыли потолок, а там балки сгнившие. Их в смете нет. Крышу поменяли, взамен резко встал вопрос водоснабжения на случай аварийных ситуаций. К юбилею дом Мараевой тем не менее выглядел помолодевшим и похорошевшим. Но не он один входит в музейный комплекс. Здесь еще Покровский храм, который не так давно начал принимать посетителей, Троицкий собор, Андреевский фотографический центр.  

— Музей входит в программу поддержки культурно-исторических объектов, разработанную Минкультуры России. И мы получали и получаем федеральные деньги на реставрацию и ремонт. Поддерживает нас и Московская область. Без этого было бы весьма сложно. В минувшем году освоены шесть миллионов рублей. В нынешнем нам обещаны еще четыре миллиона. Уверена, что те, кто давно к нам не заглядывал, музей не узнают, — радуется Гафурова. И приглашает всех прийти, приехать на встречу с вечным, с прекрасным. И, вспоминая начало нашего разговора, напоминает, что политика и политики к этим понятиям не относятся.