Платонов — вид недуга

На Чеховском фестивале испанцы поставили России точный диагноз

01.07.2010 в 19:36, просмотров: 1831
“В Москву, в Москву!” — под таким лозунгом в столицу приехал Мадридский центр драматического искусства и привез раннюю пьесу Чехова “Безотцовщина” под названием “Платонов”. 17-летний Антон Чехов в своем первом драматургическом произведении поставил страшный диагноз, которым до сих пор страдает Россия.
Платонов — вид недуга
фото: Михаил Гутерман

“Платонова” поставил Херардо Вера, сценограф по образованию. Приоритеты видны сразу — оформление стильное, хотя и минималистическое: по заднику и полотнам, спустившимся по краям на сцену, дрожит лес — страшный и черный. Тонет не то в воде, не то в тумане. Не хватает разве что болотных испарений. Пугающую тишину разрывает стук колес на скорости мчащегося поезда.


Тут же выходят мужчины и женщины и энергично, темпераментно на протяжении двух с половиной часов без антракта играют мелодраматические страсти. В их центре учитель Платонов (плотный, чуть рыхловатый), мающийся неизвестно от какой болезни. Ясно, что от душевной. Налево и направо раздает гадости, сам при этом идеалом не является. Женщины, как это часто у Чехова, бьются за него, одновременно пытаясь спасти его же от падения или самого себя. Мужчины женщин (отцы, братья, любовники) также вовлечены в эту безнадежно-спасательную кампанию.


Горячий темперамент испанских артистов, как ни странно, весьма подошел к Чехову.


— А ведь это мелодрама, — говорит крупнейший чеховед Алевтина Кузичева. — Не надо забывать, что Чехов написал “Безотцовщину”, когда ему было всего семнадцать и он находился под влиянием русской мелодрамы. Понятно, что вся последующая его драматургия вышла из “Безотцовщины”. Она для Чехова была как озарение.


Текст испанские артисты сохранили почти полностью, так же как и героев, собранных в усадьбе генеральши в большом количестве. Мизансцены достаточно просты — энергично разведены на диалоги, мучительная страсть которых к финалу доводит до исступления и героев, и зрителей, их наблюдавших. Какие же неприятные мужчины выведены Чеховым в ранней, да и в последующих пьесах. Почему?


— Когда я смотрела “Платонова”, я размышляла, — продолжает Алевтина Кузичева. — У Чехова все мужчины действительно очень слабые. Они не мужчины. И какой житейский опыт подвел 17-летнего юношу к написанию такого образа? С одной стороны, это могла быть мелодрама, которую юный Чехов смотрел в таганрогском театре, а с другой — житейский опыт. В это время он был совершенно один в Таганроге, а весь в долгах отец бежал в Москву, бросив на Антона все имущество и хозяйство. Дядя его был человек хороший, но слабый. Братья один слабее другого. Даже помещик Киселев, в поместье к которому Антон Чехов приехал первым, оказался абсолютный размазня, вылитый Гаев из “Вишневого сада”.


И вот слабый Платонов в сильном и интересном исполнении звезды испанского театра Пере Аркильюе. Он играет не цепь событий своей несчастной жизни, а энергию саморазрушения. На вопрос: “Что болит?” — отвечает: “Платонов болит”. И замечательные женские образы, выведенные испанцами на русской сцене. Особенно Кармен Мачи, исполняющая роль несчастной жены Платонова.