«Дура» – это отнюдь не дура…

«Если бы меня спросили, что такое жизнь, я бы ответила, что это, прежде всего, боль». «Эти летние дожди»

31.10.2013 в 11:53, просмотров: 5013

Некоторые мысли по поводу прозы Татьяны Шереметевой и ее новой книги «Посвящается дурам».

«Дура» – это отнюдь не дура…
Татьяна Шереметова

Ее проза затягивает с первой страницы. И уже нет ни сил, ни желания оторваться. О себе она написала: «Мне больше всего интересно писать о женщинах и для женщин. По-моему, наш женский мир – это, вообще, отдельная Вселенная. Заповедная зона».

Казалось бы, что может быть обычнее, чем трудная женская доля? «Мужское предательство и женская боль» – вот, собственно и весь тематический диапазон «женской прозы». Но в текстах Татьяны Шереметевой за внешним, часто блистательным психологизмом просматривается что-то большее, словно какое-то важное послание прорывается сквозь эмпирическую мишуру обыденной жизни. Оно не уловимо, естественно не формулируемо, это некий глубинный смысл наших будней, вне и без которого жизнь просто невыносима. И есть надежда, которая делает писательский и читательский труд не напрасным.

Вообще, женская тема, конечно, серьезна сама по себе. Есть социология, психология и метафизика «женского вопроса». А есть просто писательский взгляд, иногда достигающий большего, чем все иные способы рассмотрения.

С какой-то отчаянной иронией звучит восклицание: «Господи, какие же они все дуры…». «Дура» – это отнюдь не дура в привычном смысле, но существо трагическое, которому свойственны самые глубокие переживания и размышления. Автор без высокомерной снисходительности и часто с уважительным состраданием говорит о внутреннем состоянии своих героинь.

Одна из особенностей прозы Татьяны Шереметевой в том, что это некая отстраненная мягкая ирония, временами переходящая в самоиронию. На каком-то этапе ясно понимаешь, что это не только обо всех, но, прежде всего, о тебе. И начинаешь доверять автору, которому удается войти в твое собственное личное пространство.

Женские и мужские тайные миры столь хаотичны и неуловимы, что пытаться их постичь - значит гоняться за собственной тенью. Но тем более интересен автор, у кого это получается: «Глаза – ну что, это «зеркало души», и только! Она ими на всех смотрит. И каждому врет этими глазами про свою душу так, как хочет. Губы - самое говорящее место. На глаза очки темные надел, - и порядок. А губы не спрячешь. Я всегда на них смотрю», – вот такие пронзительные откровения, простые и в тоже время очень точные, схватывающие какую-то темную человеческую сущность.

Юмор, когда по-настоящему смешно, и горечь, когда перехватывает дыхание, - из этого, как из паззлов, складывается узор удивительного художественного пространства автора. Хотя иногда кажется, что нет, не сложится. Настолько все разорвано и искалечено в современном мире. Но вот еще несколько строк – и мы видим уже «картинку», вернее, достоверную картину нашей жизни. Эта финальная целостность всегда присутствует, и мы ее чувствуем. Радуемся этому или же не принимаем. Но обязательно узнаем.

Часто ли нам дается возможность послушать, о чем говорит или плачет человеческая душа? Часто ли мы замечаем скрытые от посторонних глаз нюансы человеческих отношений? В ее рассказах есть и тихая печаль, и безысходность, и «невыносимая легкость бытия». Но ведь с другой стороны, это и есть сама жизнь: ужасная и прекрасная. И при этом по-кафкиански иррациональная. Именно этой таинственной печалью наполнена миниатюра «Маленькая Луна»:

«И что будет дальше? Господи, как же все сложно. Пока была маленькой, думала: ну, если сейчас не понимаю, - вырасту и пойму... Но годы, как теннисные мячики, пущенные неумелой рукой, один за другим вылетают за контрольную линию – прямо в вечность, и мне по-прежнему ничегошеньки не ясно. Вопросов становится все больше, и они, в основном, такие противные, а ответов на них чаще всего просто нет».

Емкий образ делает ощутимой какую-то пугающую пропасть жизни. И этого достаточно в прозе Шереметевой для того, чтобы остановить свой торопливый взгляд, скользящий по жизненной поверхности и ... задуматься.

Сколько было сломано копий по поводу того, что такое женская проза и в чем ее особенности. Между тем есть тот уровень литературы, когда уходят все ее эмпирические «меты», как то: возраст, пол, культурная принадлежность и прочее, и остается лишь одно – литература как таковая, когда читать интересно всем. И в данном случае мы видим, что автору удалось преодолеть этот барьер «женскости», «русскости» и прочее, хотя в ее произведениях так много и женского, и русского.

Буквально на днях в международном издательстве “Za-Za Verlag” вышла ее новая книга «Посвящается дурам» - как в печатном формате, так и в сети.

В ней Татьяна Шереметева, хорошо знакомая читателям «МК-Сетература» своими многочисленными публикациями, продолжает свой рассказ о женщинах, которые с переменным успехом проходят через различные “обстоятельства места, времени и образа действия”.  Кому-то это удается, кому-то не очень.  И у каждой - «все непросто». Как и у всех нас.

Удивительная книга о наших современниках на изломе их личной истории, на изломе жизни страны.

Владимир Варава

Доктор философских наук, профессор