Русский след Каннского фестиваля

«МК» узнал, как на Лазурном берегу принимают наше кино

22.05.2009 в 17:11, просмотров: 3759

В воскресенье, 24 мая завершается 62-й Каннский кинофестиваль, бросивший “Особый взгляд” на российское кино. В том смысле, что фильм Павла Лунгина “Царь”, показанный в программе с таким названием, вызвал заметный ажиотаж — зал был переполнен. “МК” заинтересовался, всегда ли наше кино привечали в Каннах. И оказалось...

Два самолета с икрой и водкой

…Что первая советская делегация побывала в Каннах в 1946 году. Гран-при тогда получил фильм Михаила Ромма «Человек № 217», а посетили Лазурный берег актрисы Марина Ладынина и Галина Водяницкая и режиссер Александр Птушко.

— Фестиваль открывался «парадом цветов», — вспоминал он. — Все страны использовали его для рекламы своих кинокартин. Когда среди тысячи колесниц парада появилась сотканная из цветов Кремлевская башня, увенчанная красной звездой, и из нее вылетели белоснежные голуби мира, гром оваций огласил улицу.

“Битва цветов” — ничто по сравнению с шествием русских по Круазетт в 1991 году, когда продюсер и «гвоздичный король» Исмаил Таги-Заде привез в Канны гигантскую делегацию.

— Сначала следовали всадники на ахалтекинцах, — вспоминает телеведущий Сергей Шолохов. — За ними Надежда Бабкина и другие представительницы русского фольклора. А затем, не поверите, но это правда, делегация из 600 отечественных кинопрокатчиков, доставленных на мероприятие двумя самолетами, набитыми икрой и водкой для русского банкета на две тысячи человек. Русскую вечеринку старожилы вспоминают до сих пор.

Русские Золушки одевались на «Мосфильме»

Советские актрисы, собираясь в Канны, лихорадочно решали проблему «а что надеть?!» Клара Лучко, делегированная на фестиваль в 1955 году, позаимствовала у звезды Людмилы Целиковской роскошное вечернее платье, которое на Кларе едва застегнулось. Зато журналистов так изумил румянец юной советской звезды, что они проверяли его на «натуральность», вытирая щечку Лучко носовыми платками. Ажиотаж, вызванный русской красавицей, был так велик, что восторженная толпа протаранила ею витрину ресторана.

— Меня и толпу сняли крупным планом... сюжет показали по телевидению, — вспоминала Клара Лучко. — Владелец ресторана сказал: «Мадемуазель, спасибо. Вы сделали мне отличную рекламу!”

Через пару лет фурор вызвала Изольда Извицкая, представлявшая картину «Сорок первый». Правда, сначала пресса писала о прибытии «советской звезды с ногами степного кавалериста». Но после триумфального показа фильма Канны отметили его специальным призом, фото русской звезды появились на обложках журналов, а в Париже появилось кафе «Изольда».

Маргарите Володиной, отправлявшейся на Лазурный берег с фильмом «Оптимистическая трагедия», в пошивочном цехе «Мосфильма» оперативно сшили два вечерних платья. Актриса Татьяна Конюхова дала ей свои нарядные туфельки.

— Как Золушка, комплексуя и нервничая, я отправилась на бал, — рассказывала Володина. — Когда фильм закончился, грянули аплодисменты. Мы выходили из зала при мерцании блицев и восторженных приветствиях.

КГБ запретил Самойловой сходить на пляж

Своим единственным каннским золотом мы отчасти обязаны… Клоду Лелушу, который похлопотал за “гениальную советскую картину” перед дирекцией фестиваля. С фильмом “Летят журавли” в Канны поехали оператор Сергей Урусевский и актриса Татьяна Самойлова. У нее не было проблем с туалетами — родители одевали ее дорого и со вкусом: были и меха, и нарядные платья. Элегантную обувь Татьяна купила по дефицитным талонам на бельгийской выставке в Москве. Сильно волновался Урусевский, забывший прихватить свой «счастливый» галстук-бабочку. После просмотра фильма публика устроила русским долгую овацию, даже папарацци, позабыв про свои камеры, аплодировали Самойловой. Правда, сопровождавший делегацию сотрудник КГБ не позволил Татьяне выйти на пляж в купальнике. Так что искупаться в море ей не удалось. На родине каннских триумфаторов отметили — значками «Ударник кинематографии» и премиями.

«Сталкер» попал в Канны в чужой коробке

Андрей Кончаловский, побывавший в Каннах в 1979 году с «Сибириадой», написал в своей книге «Возвышающий обман»: «Франсуаза Саган, в тот год президент жюри, заявила, что уйдет из жюри…, если «Сибириада» останется без «Золотой пальмовой ветви». Чтобы как-то успокоить ее, а возможно, и кого-то еще, спешно придумали «Гран-при спесиаль». Такого до «Сибириады» не было».

Он ошибся: Гран-при был учрежден в 1964 году. За семь лет до «Сибириады» его получал «Солярис» Тарковского. А его «Сталкер» прибыл в Канны тайно, в коробке из-под французской картины «Я приду плюнуть на ваши могилы», и уехал с наградой экуменического жюри. Тарковский еще дважды получал каннский Гран-при. На пару с режиссером Робером Брессоном его отметили «за вклад в киноискусство». Причем, Брессон демонстративно бросил свою награду на землю. За Гран-при «Жертвоприношению» смертельно больной режиссер приехать не смог — приз получил его сын Андрей.

В 1994 году тот же приз получил Никита Михалков за «Утомленных солнцем». Он обиделся — почему не “Пальма”? Зато отсутствие каннского золота открыло ему путь к “Оскару”.

Тайная мечта Марата Башарова

Не раз наши режиссеры становились любимцами Канн. Григорий Чухрай трижды попадал в конкурс. Потом Канны воспылали любовью к Павлу Лунгину — в 1990-м за «Такси-блюз», десять лет спустя — за «Свадьбу». Его успех разъярил легендарного французского режиссера Жана-Люка Годара, который сказал: «Стоит две секунды посмотреть, как Павел Лунгин ест свой йогурт, чтобы понять, что перед нами прохвост». А молодой актер Марат Башаров, тоже приехавший в Канны представлять «Свадьбу», исполнил свою давнюю мечту: по слухам, он, встретив в гостинице Клаудию Шиффер, ущипнул ее за мягкое место.

Бывало наши кинематографистам получали каннские награды заочно.

— О том, что получил премию, я услышал в передаче Киселева «Итоги», — рассказал «МК» сценарист Юрий Арабов.— Программа шла с прямым включением, и Киселев довольно иронично спросил корреспондента: «Фильм Сокурова, конечно, опять ничего не получил?» Тот ответил: «Как раз получил». (Приз Юрию Арабову и Марине Кореневой за лучший сценарий – Авт.) Это было так смешно, что я расхохотался.

Последним крупным достижением русских на Лазурном берегу стала «Пальмовая ветвь» актера Константина Лавроненко за роль в фильме «Изгнание».

О том, что его коронуют пальмовой ветвью, Константин узнал, моясь в душе…