Femen выступили со скандальным заявлением на фестивале в Венеции

Феминистки эмигрировали из Киева в Париж

04.09.2013 в 16:24, просмотров: 3354

Накануне Венеция пережила визит Скарлетт Йоханнсон, главной звезды конкурсного фильма Джонатана Глейзера «Побудь в моей шкуре». На этот раз голливудская звезда появилась на экране в образе обнаженной инопланетянки-бомбилы, подбирающей на шоссе наивных шотландцев. Но ни вычурно-эстетская экранизация романа Мишеля Фабера (Глейзер – выпускник школы дизайна и в прошлом режиссер видеоклипов), ни обнаженные плечи Йоханссон на вечерней красной дорожке не сравнятся с лихостью, с которой активистки FEMEN сдирают с себя майки. На их главное оружие – обнаженную грудь, расписанную феминистскими лозунгами, – с самого утра среды пришел полюбоватья почти полный зал «Гранде». Именно здесь состоялась мировая премьера документального фильма Китти Грин, австралийки с украинскими корнями, «Украина – это не бордель».

Femen выступили со скандальным заявлением на фестивале в Венеции
фото: РИА Новости

Китти узнала о Femen из интернета, и в какой-то момент просто приехала на свою историческую родину с видеокамерой – заснять одну из акций протеста. Постепенно видеоматериала становилось все больше, и Грин решила сделать отдельный фильм. Здесь заснята и неудавшаяся попытка акции в Минске, закончившаяся вывозом в лес местными спецслужбами.

Картина полностью построена на рассказах от первого лица. Начинается же фильм с крупного плана человека в маске кролика, который интересуется у режиссера, как сказать «кролик» на английском. Услышав заветное «rabbit», он с радостью восклицает, игнорируя английскую грамматику: «I rabbit... I fucking rabbit». Выглядит этот кролик так же нелепо, как персонажи одноименной короткометражки Дэвида Линча. Разве что куда менее загадочно и обаятельно. В конце фильма он снимет эту маску – под ней окажется Виктор Святский. Человек, называющий себя «отцом феминисткого движения», а если быть точнее – его патриархом.

- Да, я осознаю этот парадокс: что, оказавшись в роли патриарха феминисткого движения, я стал тем самым, против кого мы боремся.

Сплетая одно слово с другим, он подробно, но не сказать, чтобы логично, объяснит свою позицию. По его мнению, девушки, прежде чем встретиться с ним, отличались мягкостью характера и политической незрелостью. И что им нужен был организатор и идейный вдохновитель. Как именно проходил процесс вдохновения, Китти Грин показывает, используя практически скрытую камеру. Направив ее в пол, так чтобы был слышен только звук: отборный мат из уст Виктора в адрес активисток.

Оба озвученных Святским положения: и о пародоксальности существования мужчины во главе феминисткой организации, и о его ключевой роли в росте влияния Femen, - косвенно подтвердили сами активистки на пресс-конференции в Венеции. В зале присутствовали почти все украинские участницы Femen, но на вопросы отвечали только Александра и Инна Шевченко. На этот раз обошлось без обнаженной груди. На Инне была черно-белая футболка со старым логотипом движения, а на Саше его новая версия, где надпись Femen дополнена лозунгом Sextremism. В первую очередь две красавицы-блондинки с заплетенными лентами в волосах заявили, что неделю назад у себя на родине подверглись грубой атаке со стороны правительства и спецслужб, и были вынуждены покинуть Украину. Теперь временно штаб-квартира движения находится в Париже, куда год назад первой эмигрировала Инна. Всего же по миру открыто уже десять отделений, в том числе одно в Канаде. На вопрос о Викторе Святском, девушки ответили, что он больше не имеет отношения к феминисткому движению.

- Это всегда было движение, организованное женщинами, - говорила Инна Шевченко на прекрасном английском. – До какого-то момента мы работали сообща, придумывали акции и стратегии, но потом Виктор почувствовал, что хочет больше власти, больше влияния. Он не отец феминисткого движения, но его детонатор. Думаю, его поведение, то грубое давление, которое он на нас оказывал, помогло нам скорее сплотиться, сформулировать свои принципы.

Девушки искусно использовали пресс-конференцию фильма для декламации своих целей. Отдельно высказались против клерикализации общества: «Мы против всех религий. Почему? Потому то мы феминистки». Отвергли упреки в расизме: «Мы не против мусульман, мы против ислама». На вопрос украинского журналиста об избранной форме борьбы за права женщин – топлесс – Александра Шевченко выдала жаркую речь, закончившуюся массовыми аплодисментами:

- Это мое тело, а не ваше. Не для вашего вожделения. Не для секс-услуг. На для рекламы дорогих автомобилей. Нам с детства внушали, что именно мы должны носить и как выглядеть, чтобы привлекать мужчин. Потому что у нас на родине это было единственным способом выжить. И мы пытаемся вернуть женщинам право распоряжаться собственным телом. Это не в наших действиях нет логики, а в ваших глазах что-то неправильно, раз вас это смущает.