Киношедевр на «цифре» может исчезнуть

Сергей Сельянов: «Максимально на оцифровку одного фильма требуется 2 миллиона рублей, минимально — 400–600 тысяч

15.04.2014 в 18:35, просмотров: 18728

Сегодня многие киноматериалы в России нуждаются в реставрации и оцифровке. Иначе над ними нависает опасность выпасть из мирового культурного оборота. Победит ли «цифра» пленочную технологию? Об этом мы узнали у тех, кто стоит на страже киноархивов.

Киношедевр на «цифре» может исчезнуть
фото: Александр Корнющенко
Сергей Сельянов

На недавнем заседании Совета по поддержке кинематографа во главе с Дмитрием Медведевым проблема оцифровки кинонаследия тоже обсуждалась. Сегодня без нее невозможно показывать фильмы на телевидении и в Интернете. Кроме того, это и вопрос сохранности киноматериалов. Фильмы, которые снимались когда-то на 30 киностудиях СССР, а теперь в России, в обязательном порядке сдаются на хранение в Госфильмофонд РФ. Исходники, рабочие материалы — все хранится там. В кинотеатрах показывают копии.

В течение семи лет Госфильмофонд вплотную занимается этим вопросом. Там приобрели технологическое оборудование и могут перевести в цифру любой фильм. «Оборудование можно заказать любое, — рассказывает директор Госфильмофонда Николай Бородачев. — Но важны и специалисты. Все, кто обладает цифровыми носителями, посажены на иглу. В течение пяти лет мы переводили исходные материалы на цифровые носители, а потом выяснилось, что для телевидения годится только формат DСP. И так будет постоянно, потому как технический прогресс не стоит на месте. Специалисты Госфильмофонда изобрели свою технологию оцифровки звука и работают по ней».

— А сколько нужно средств, чтобы перевести весь кинофонд на цифру? С чего начнете работу?

— Госфильмофонд обладает огромной коллекцией. И по числу единиц хранения попал даже в Книгу рекордов Гиннесса. Одних только мультфильмов у нас 5 тысяч. Требуется 800 миллионов рублей в год, чтобы в течение 5 лет оцифровать «золотой фонд» нашей коллекции. Попытаюсь объяснить, как все происходит. Каждый фильм проходит технический контроль, в ходе которого определяется, в каком он состоянии, какая работа требуется по его восстановлению. Это может быть покадровая, химическая, физическая или компьютерная реставрация. Когда главный вопрос решен, можно приступать к процессу оцифровки. Пленка дает усадку, и необходимо понять, можно ли с ней работать на том или ином аппарате. Если фильм только снят на пленку, то нет никаких проблем с его переводом на цифру. На это потребуется 400–600 тысяч рублей. Каждый фильм требует индивидуального подхода.

«Мосфильм» в отличие от других студий сумел сохранить права на свои фильмы. Его коллекция насчитывает порядка 2,5 тысячи наименований. Пленка, как известно, подвержена воздействию времени. И сейчас «Мосфильм» совместно с Госфильмофондом разрабатывает программу восстановления и реставрации киноколлекции. Это трудоемкий процесс.

Недавно назначенный директор «Союзмультфильма» Андрей Добрунов рассказывает, что в коллекции «Союзмультфильма» около 1300 фильмов, и только 400 из них в более или менее хорошем состоянии. Другие — требуют работы. Есть и фильмы-загадки. 40 коробок пленки ждут специального расследования. Предстоит выяснить, какие богатства в них хранятся. По словам Андрея Добрунова, мультфильмы требуют особого отношения, особенно те, что созданы в 50–60-е годы. Они имеют особую цветовую гамму, которую необходимо сохранить. Изображение не должно быть слишком ярким. Юрий Норштейн, к примеру, сам занимается обновлением своих картин.

Руководитель кинокомпании СТВ, продюсер Сергей Сельянов, рассказывает, что государство выделяет на архивирование киноматериалов от 600 тысяч до 1,5 миллиона рублей в год. Эти средства идут главным образом на работу с пленкой. «Но это скорее инвестиции в прошлое, а их надо направить в будущее, — считает он. — Предстоит большая работа. Нужны субтитры на разных языках, которые тоже должны храниться в цифровом формате. Все это требует дополнительных средств. Сейчас совместно с Госфильмофондом мы занимаемся переводом на «цифру» творческого наследия Алексея Балабанова. Его фильмы требуют реставрации не только изображения, но и звука. Необходимо при этом максимально сохранять авторское своеобразие. Звук нужно сделать максимально современным, чтобы перевести фильм в разряд современного культурного наследия. Тут требуется индивидуальный подход. Мы работаем не только с картинами Балабанова. Сначала нужно оцифровать наиболее востребованные на телевидении и за рубежом картины. Больше внимания уделять шедеврам. Максимально на оцифровку одного фильма требуется 2 миллиона рублей, минимально, без реставрации, — 400–600 тысяч. К процессу реставрации мы привлекаем создателей фильмов — режиссеров, операторов, звукорежиссеров. Это их кино, и тут все непросто. Цифровые возможности колоссальны. И то, что невозможно было когда-то, теперь достижимо. Можно поправить уголок неба, добиться любого нюанса. И творцы говорят: «Тогда я не мог этого добиться, а теперь могу». Идет авторская работа над ошибками, и конца ей может не быть. Так что работа может вылиться в 4–5 миллионов рублей».

Но при всех плюсах «цифры» есть и минусы. Николай Бородачев уверен, что хранить фильмы надо только на кинопленке: «Бывает так, что на цифровых носителях изображение пропадает. Никто не дает гарантии его сохранности. То есть на сам носитель гарантия дается, а на изображение нет. И вы не можете быть уверены в том, что спустя сто лет такой фильм сохранится».